Янка дудль

Янка дудль

Молодая певица из Бостона Алина Симон записала в Штатах диск на русском языке с песнями Янки Дягилевой, попытавшись выдержать его в традициях русского рока – а выдержала в традициях американского фолка.

Запись русского альбома – не столько жест доброй воли, сколько зов крови. Когда девочке было четыре года, вместе с родителями она переехала из Харькова в Массачусетс. Алина выросла на окраинах Бостона, позднее перебралась в Остин, где впервые начала выступать на публике. Вряд ли можно сказать, что там она пользовалась сумасшедшим успехом – ее импровизированные концерты проходили в заброшенном баре, а слушателями были бродяги и студенты. Впрочем, в нужный час свидетелями выступлений оказались так необходимые девушке продюсеры.

Дебютный альбом Алины Симон «Placelessness» вышел в прошлом году – это была драматическая, мрачная запись в скупом обрамлении акустических инструментов. Непростое взросление наложило на творчество Алины неизгладимый отпечаток: в ее песнях нет места жизнерадостности и легкомысленной лирике. Как говорит сама певица, ее музыка о людях, которые существуют на грани радости и отчаяния, о неком озарении, которое порой может снизойти на человека в самых обыденных местах, о фатальных случайностях. Героями ее песен становились пустующие магазины, супермаркеты, дороги, заправки – словом, места, где годами может ничего не происходить, а может случиться что-то из ряда вон выходящее. Депрессивный фолк и сильный, но глуховатый голос отчетливо напоминали музыку Cat Power и PJ Harvey.

Сразу после выхода «Placele-ss-ness» Алина заявила о том, что готовится записать диск кавер-версий на песни советской рок-певицы Янки Дягилевой – и взялась за работу. Однако никакого томительного сидения в студии не было: прежде всего Алина отправилась на родину сибирячки, чтобы лучше вникнуть в ее трагическую судьбу.

Почему именно Янка Дягилева? До сих пор это имя остается иконой для поклонников русского рока – ведь Янка, пожалуй, была единственной женщиной, осмелившейся на публичный протест против системы. Спутница Егора Летова и подруга Александра Башлачева, замкнутая и угрюмая поэтесса, прожившая жизнь без счастья и нашедшая покой в 24 года на дне сибирской речки – это ли не предмет для культа? По сути, Дягилева была советской Дженис Джоплин – та же поломанная судьба, та же надежда в песнях, тот же страшный конец. «Я всегда любила музыку Янки, – подчеркивает Алина Симон. – Каждый раз, когда я ставила ее своим американским друзьям, они тоже влюблялись в эту музыку, даже не понимая слов. Они были очарованы мелодиями песен и их интенсивностью».

Когда зашла речь о записи альбома «Everyone Is Crying Out To Me, Beware!» (перевод строчки янкиной песни «Мне все кричат: берегись!»), сама собой появилась лингвистическая проблема. «Я почти не сомневалась, что стану петь на русском, невзирая на акцент, – утверждает Симон. – Во многом потому, что не понимала, как перевести тексты – по-моему, при переводе красота и загадочность стихов просто исчезает. В отличие от песен группы “Кино”, тексты Янки, с ее отсылками к русским народным сказкам, революционным песням, советским лозунгам и перестроечным настроениям, не имеют прямого эквивалента в английском. Многочисленные рифмы в переводе попросту исчезнут, песни утратят ритм, а слова станут непроницаемыми или, что хуже, совершенно банальными».

Девять песен Янки были записаны в Бруклине – получились глухие баллады на плохом русском в аскетичных, строгих аранжировках. Яростную янкину гитару сменили суховатые ударные, виолончель, немного электронных сэмплов. «У Янки никогда не было возможности пойти в хорошую студию. Часто она записывалась на обыкновенный портативный магнитофон. Я хотела сделать то, чего она не могла, – взять основные темы и расширить их, добавить оркестровки. Но при этом мне совсем не хотелось разрушать магию и силу изначальных песен, избавляясь от спонтанности в янкиной музыке», – рассказывает Алина. Кстати, в фанатичном старании не переиначивать исходный материал Симон зашла довольно далеко. Она даже использовала дешевую старую гитару, чтобы воссоздать жужжащий звук гитары Дягилевой, которую никогда не удавалось настроить как следует. Примечательно, что вокал и гитара были записаны вместе с первого дубля – как это делалось при жизни Янки.

Альбом «Everyone Is Crying Out To Me, Beware!» – не столько сборник кавер-версий, сколько некая дань уважения легендарной личности. Невмешательство здесь дошло до крайней степени – голос Алины звучит блекло, тихо, он наполовину скрыт от слушателей музыкой. Кроме надрыва и безысходности, здесь нет ничего общего с Янкой – в песнях не отражается ни ее агрессия, ни редкие проблески надежды, ни даже боль. Алина как будто играет в Янку, но заигрываться не хочет. Емкие, многогранные песни в ее исполнении звучат довольно плоско. Создается впечатление, что девушка сама не понимает, о чем поет, хотя в буклете альбома среди всего прочего есть и переводы текстов на английский. С другой стороны, работа Алины Симон вполне вписывается в контекст современного американского фолка – камерного, отрешенного, созерцательного. Парадокс: желая максимально приблизиться к русскому оригиналу, бостонская певица переложила исходный материал на откровенно западный манер – что оказалось не столько роковой ошибкой, сколько флегматичным следованием традициям.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности