Ростовщик в законе

В условиях финансового кризиса спрос на услуги микрокредитных организаций растет. Но одновременно ухудшаются условия фондирования, растут риски, и в перспективе ряду игроков придется уйти с и так ненасыщенного рынка

Ростовщик в законе

В последние годы в секторе микрокредитных организаций (МКО) наблюдается активный рост. Если в 2004 году в Казахстане было 85 МКО, то на начало 2008-го их было уже 1086. «Ежегодно количество зарегистрированных МКО увеличивается примерно в два раза, что говорит о повышении роли МКО, о понимании больших возможностей микрокредитов как для субъектов предпринимательства, так и для широкого круга населения, в том числе для малообеспеченных его слоев», – считает заместитель директора департамента корпоративного развития АО «Фонд развития предпринимательства “ДАМУ”» Габит Лесбеков.

Но, несмотря на столь бурное развитие, на мировом фоне казахстанский сектор МКО выглядит достаточно бледным. «Объемы небанковского сектора за рубежом достаточно впечатляющи. Так, доля кредитных портфелей небанковского сектора в общем кредитном портфеле Швеции составляет 40%, США – 25%, Японии – 7%. Что касается Казахстана, то по разным оценкам это всего около 1% от общего кредитного портфеля страны», – рассказывают в МКО «KazMicroFinance». Многие из зарегистрированных МКО либо не занимаются активной деятельностью, либо вообще существуют лишь на бумаге. По данным Агентства по статистике РК, по состоянию на 1 января 2008 года из всех зарегистрированных МКО действующих 948 (87,3%), но активных (работающих постоянно) из них меньше половины. По данным отчетов компаний, 36% МКО являются убыточными. Объемы выдачи кредитов падают. По данным Агентства по статистике, в 2007 году было выдано микрокредитов на сумму 467,5 млн долларов (рост составил 305%), в первом квартале 2008-го 70 млн долларов. Прогноз фонда «ДАМУ» с учетом прошлогоднего тренда на 2008 год – 360 млн долларов (-22%).

По мнению экспертов, проблемы МКО объясняются рядом причин. Это и сложности с фондированием (дефицит и дороговизна займов и недостаточность собственных средств), усугубляемые мировым финансовым кризисом, и внутренние недостатки: слабость методологии, низкая квалификация кадров, низкий уровень риск-менеджмента.

Кредит для каждого. Дорого

Сектор микрокредитования относится сегодня к категории активно развивающихся видов финансовых услуг. В Казахстане система микрокредитования появилась относительно недавно – в середине 1990-х годов. «Первыми микрофинансовыми организациями были некоммерческие структуры, созданные в рамках международных проектов и преобразованные в общественные фонды», – отмечает г-н Лесбеков. Эти организации пытались бороться с бедностью и обеспечить работой население.

Параллельно развивался «черный» рынок кредитов для населения – подобные услуги предлагали (и предлагают) нелегальные ростовщики. В марте 2003 года был принят закон «О микрокредитных организациях». «Закон, принятый в 2003 году, ставил своей целью легализацию ростовщиков, определив основные условия создания и деятельности МКО, права и обязанности, виды дополнительной деятельности МКО, порядок предоставления микрокредитов и максимальную сумму микрокредита на одного заемщика», – рассказывают в МКО «KazMicroFinance». Изменение правил игры должно было способствовать развитию малого бизнеса и предпринимательства. Ведь если предприниматель торгует на базаре, он будет испытывать трудности с подтверждением доходов, не сможет получить большой кредит в банке.

Действительно, именно владельцы небольших компаний, фермеры, индивидуальные предприниматели – словом, те, кто не имеет свободного и постоянного доступа к кредитным ресурсам банков, и стали основными клиентами МКО. Главным образом, они берут короткие (от одного месяца до полугода) кредиты на пополнение оборотных средств. Кроме того, пользуются спросом кредиты на увеличение поголовья домашнего скота, расширение подсобного хозяйства, раскрутку своего бизнеса и так далее. Также кредиты в МКО берут, например, для осуществления выплат в банках, если по какой-то причине у банковского заемщика не оказалось в нужный момент денег. МКО опережает банки в оперативности выдачи кредитов, и часто именно из-за срочности клиент обращается в эти кредитные организации. Но в целом банки и МКО имеют разную клиентуру и почти не конкурируют друг с другом.

В секторе кредитования имеется большая ниша, которая не освоена участниками финансового рынка

В среднем МКО выдают 20–80 млн тенге в месяц в зависимости от размера компании. В казахстанских МКО средняя сумма займа на одного заемщика составляет примерно 1400 долларов под 3–5% в месяц (эквивалентно 40–60% годовых). Это в два-три раза выше, чем у банков. Высокими ставками микрокредитные организации компенсируют риски работы с клиентами, с которыми банки не захотели иметь дела.

Несмотря на то что МКО выдают небольшие займы, сектор приносит доходность за счет того, что деньги выдаются на очень короткий срок (в основном до полугода). По данным Агентства по статистике РК, объем займов МКО за 2007 год составил более 23 млрд тенге. При этом сумма выданных ими кредитов по итогам прошлого года в три раза больше – это свидетельствует о высокой оборачиваемости средств.

Однако далеко не все микрокредитные организации могут похвастаться высокими оборотами. Активность многих МКО резко падает после открытия. «Сейчас в Шымкенте 150–160 МКО. Но действующих из них около 50. Такая ситуация сложилась потому, что новые МКО часто раздают те средства, которые имели в момент открытия, и затем просто ждут погашения, не имея других источников финансирования», – говорит Ботагоз Ахтаева, главный бухгалтер МКО «САЯ» (Шымкент).

Подобная ситуация наблюдается по всему Казахстану. Количество активных МКО – 497 (45,8%). Большая часть МКО – это работающие компании, но не поддерживающие активного оборота средств, что и приводит к низкой эффективности сектора.

Смотря где предлагать

Спрос на услуги МКО в крупнейших городах страны и регионах разный. «В Алматы людям нужны деньги не столько на развитие и поддержание бизнеса, сколько на различные временные цели. Мы работаем в Кегене, Иссыке, Узунагаче, Каскелене, Капшагае, Кентау. Не во всех этих городах есть банки, а там, где они есть, часто у предпринимателей нет доступа к их средствам», – рассказывает заместитель директора МКО «Балсу-кредит» Максад Субалов.

За пределами крупнейших городов другой уровень предпринимателей. Здесь больше потенциальных заемщиков, которые не подходят под высокие банковские критерии, но вместе с тем нуждаются в средствах на пополнение оборотных средств.

По-разному спрос меняется и во время кредитного кризиса, который начался в середине прошлого года. При этом ситуация в Алматы и Астане и в регионах в основном прямо противоположная. В центральных городах страны в различных МКО наблюдается либо неизменность объемов кредитования под влиянием кризиса, либо падение до 20–30%, и аналогичное сокращение кредитного портфеля в текущем году. «По данным нашей компании, за восемь месяцев этого года произошло снижение кредитного портфеля на 20 процентов, притом что количество клиентов практически не изменилось, – рассказывает менеджер отдела развития кредитных продуктов МКО «KazMicroFinance» Салтанат Молдакынова. – Проблема не в том, что у нас нет денег. Предприниматель, как и раньше, может получить кредит. Но того спроса, что был в прошлом году, уже нет, уменьшилась средняя сумма кредита, поскольку предприниматели работают уже не в тех объемах, которые были до осени прошлого года».

В регионах, где банковская система развита несколько хуже, чем в Алматы и Астане, МКО отмечают, напротив, рост спроса на кредиты, в частности из-за ужесточения требований в банках на фоне финансового кризиса. Как рассказала г-жа Ахтаева: «В прошлом году мы раздавали 10–15 миллионов тенге в месяц, сейчас выдаем 20–25 миллионов. Но при наличии достаточных источников финансирования можем раздавать до 40 млн тенге в месяц, поскольку спрос на эти кредиты есть». Она опасается, что когда кризис закончится, количество клиентов МКО уменьшится.

Директор ТОО МКО «Cолтустік-финанс» (Петропавловск) Мурат Нысанбаев отмечает: «Наблюдается повышение спроса со стороны малых предприятий, то есть со стороны индивидуальных предпринимателей и крестьянских хозяйств. Для них кредит становится подчас единственной возможностью пополнить свои средства. На сегодняшний день объем кредитования увеличился почти в три раза по сравнению с прошлым годом». В регионах сейчас нет необходимости в активной рекламе, даже без особого привлечения клиенты ищут МКО и приходят за кредитом.

Сейчас стало расти число групповых кредитов, когда несколько малых предпринимателей объединяются и берут беззалоговый кредит. В этом случае они несут солидарную ответственность друг за друга. Это небольшие кредиты, выдаваемые на короткие сроки (в среднем четыре месяца). Краткосрочные кредиты проще держать на контроле, что сокращает риски. Кроме того, групповые кредиты – это хороший способ обойти законодательное ограничение и взять кредит более 8000 МРП (по законодательству МКО могут выдавать кредиты объемом не более 8 000 МРП – 1 МРП = 1168 тенге – каждому заемщику).

Кредит надо давать правильно

Кредит мало выдать – нужно еще и получить его обратно. «Основная проблема МКО на сегодняшний день невозвратность кредитных средств, потому что главной спецификой рынка микрокредитования можно назвать особый контингент его заемщиков», – говорит г-н Нысанбаев. Чтобы обеспечить быструю возвратность средств, нужно проводить правильный анализ заемщика, нужна продуманная кредитная политика и т.п. Но этого как раз большинству МКО не хватает. Как признаются руководители компаний, привлечь в МКО хороших сотрудников достаточно сложно, поскольку специалисты предпочитают уходить в банки, где зарплаты выше. В большинстве МКО наблюдается отсутствие качественных стандартов работы. Как следствие, убыточность и высокий процент невозврата кредитов. Ситуацию усугубляет финансовый кризис: он первым делом ударил по малым предпринимателям, с которыми работают МКО. В результате многие из них столкнулись с проблемой просроченных кредитов.

В портфелях более слабых МКО в прошлом году было примерно 15–20% проблемных кредитов, а сейчас их объем доходит до 50% портфеля. В МКО с более жесткими стандартами (как правило, это крупнейшие МКО) процент невозвратных кредитов с 1% вырос до 5%.

Часто кредитору не помогает и обращение в суд. Как отмечают в МКО, у судебных инстанций не так много рычагов, чтобы вернуть деньги, оставшиеся у недобросовестного заемщика.

Может показаться, что всему виной модель бизнеса МКО, предполагающая рисковых заемщиков, и, безусловно, отчасти это верно. Но как показала практика, при разработке более профессиональной методологии работы и оценки можно существенно снизить рискованность портфеля и создать стабильную компанию. Понимая это, некоторые МКО стали больше работать над своими внутренними стандартами. Как рассказал Максад Субалов: «Полтора года назад у нас было больше просрочек, чем сейчас, поскольку мы поменяли в целом политику компании. Например, если раньше выдавали кредиты под залог автотранспорта с правом вождения и без подтверждения доходов, то сейчас обязываем подтверждать доход, а машину ставим на стоянку». По его словам, в прошлом году у «Балсу-кредита» было 100 просроченных кредитов, в этом – семь (всего с начала года компанией было выдано 600 кредитов).

Изменения в работе различных МКО коснулись анализа платежеспособности клиента: усилена работа по возвратности, а также по обучению кредитных экспертов, пересмотрены лимиты кредитования, введены внутренние ограничения по структуре залогового обеспечения и прочее.

Как рассказали в одном из МКО, их кредитная организация входит в группу компаний, которая также осуществляет ломбардные операции, ведет строительство, сдает в аренду помещения и др. Диверсифицированный бизнес позволяет МКО не испытывать проблем с финансированием и работать над развитием стандартов кредитования.

Повод для пассивности

От темпов погашения кредитов во многом зависит стабильность работы финансовой организации. Ведь в отличие от банков МКО не могут привлекать депозиты. Более того, МКО сами активно кредитуются у банков. Банкиры выдают им кредиты в среднем под 20% годовых (как и другим предприятиям малого и среднего бизнеса). Помимо казахстанских банков МКО кредитуют иностранные инвесторы, такие как CitiBank, Morgan Stanley EM Fund, Triodos и другие.

Работая на кредитах, МКО вынуждены выставлять большие процентные ставки и постоянно испытывают дефицит средств, что и приводит к прекращению выдачи новых кредитов и неактивности МКО.

«После ипотечного кризиса в США и последующего кризиса ликвидности в мире и банковской системе Казахстана основные источники фондирования МКО, такие как Международные финансовые организации и БВУ Казахстана, практически отошли от этой роли. Соответственно, объемы предоставляемых микрокредитов сократились. В этих условиях назрела необходимость усиления роли государственной поддержки микрофинансового сектора», – считает Габит Лесбеков.

Государство уже помогает. На осуществление программы развития МКО в 2008–2012 годах из собственных средств Фонда развития предпринимательства «ДАМУ» и республиканского бюджета будет выделено 26,1 млрд тенге, из них 5,1 млрд запланирован на 2008 год. Предполагается, что в течение этого периода фондом будет удовлетворяться ежегодно более 10% потребностей МКО в финансовых ресурсах. Кредиты выдаются МКО по ставке рефинансирования Национального банка РК – 10,5%.

Реализация данной программы началась в мае текущего года. По состоянию на 4 сентября 2008 года фонд «ДАМУ» одобрил 18 заявок МКО на сумму 948,6 млн тенге.

Хотя некоторым МКО не нравится, что «Даму» принуждает их снижать процентные ставки по выдаваемым кредитам, большинство МКО приветствует деятельность фонда. Впрочем, деваться им некуда – в перспективе ряду МКО, возможно, придется уйти с рынка.

Слабые погибнут

«Несмотря на то что микрокредитные организации представляют третий уровень кредитования и развитию данного сектора уделяется все большее внимание, на сегодняшний день отношение к статусу МКО и со стороны населения, и со стороны многих финансовых организаций оставляет желать лучшего», – говорит менеджер юридического отдела МКО «KazMicroFinance» Айман Бейсенова.

В первую очередь это связано с тем, что только небольшая часть из значительного количества МКО имеет хорошую репутацию и обладает эффективной организационной структурой, квалифицированным штатом, применяет налаженный бухгалтерский учет. Если говорить в целом о микрокредитном секторе, то основную его часть составляют МКО, непривлекательные для инвесторов, они вызывают недоверие со стороны общественности.

Для МКО нет форм отчетности, раскрывающих качество портфеля (количество просроченных кредитов, риски и прочее). Они не регулируются Нацбанком и АФН.

Партнеров настораживает отсутствие публичной информации о деятельности микрокредитных организаций и финансовая непрозрачность этих организаций. Потенциальные источники финансирования МКО – международные финансовые компании и многие казахстанские банки – также настороженно относятся к нерегулируемым субъектам финансового рынка, так как данный факт вызывает у них сомнения в стабильности и надежности.

Несмотря на широкую представленность МКО в регионах, их количество остается слишком низким. Большинство МКО сосредоточено в южных регионах страны. По-прежнему сохраняется низкий охват населения микрофинансовыми услугами, особенно в сельской местности. По данным ПРООН, неудовлетворенная потребность в микрофинансировании в Казахстане составила порядка 800 млн долларов в 2007 году. Все это является следствием некачественного развития сектора МКО, но в то же время обозначает его широкий потенциал. «Спрос на услуги микрокредитования еще намного превышает имеющееся предложение, исходя из этого говорить о сильной конкуренции еще рано. Тем более учитывая неоднородность распределения субъектов микрокредитного рынка по территории республики», – говорит директор Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана Салтанат Игенбекова.

Развитие сектора МКО напоминает развитие других секторов финансового рынка, например банковского или страхового. Сначала создается как можно большее число организаций без особого внимания к их финансовой устойчивости и конкурентоспособности. Затем законодательство и конкуренция стимулируют финансовые институты к развитию, при этом отмирают наиболее слабые компании. В конце концов появляется стабильно функционирующий финансовый сектор. И кризис в данном случае стал дополнительным стимулом к развитию МКО.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?