Передай энергию по кругу

Решение энергетических проблем Центральной Азии невозможно без создания объединенного энергорынка, тесно связанного с соседними по континенту энергосистемами

Передай энергию по кругу

В конце сентября в Астане представители энергетических компаний Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана обсудили создание региональной модели передачи электроэнергии, разработанной специалистами Агентства США по международному развитию (USAID). По мнению разработчиков, предложенная ими модель организации региональной энергосети позволит эффективнее планировать производство электроэнергии, оптимизировать передачи и в конечном итоге сократить частоту отключений – то есть будет способствовать решению проблемы энергодефицита в Средне-Азиатском регионе. Однако без осуществления масштабных инвестиций в развитие генерации и укрепление связей с соседними странами – крупными игроками на рынке электроэнергии, прежде всего Россией и КНР, решить проблемы Средне-Азиатского региона вряд ли удастся.

Электрическая история

В советскую эпоху энергосистемы стран Центральной Азии (ЦА) были тесно связаны между собой и входили в колоссальную Единую энергосистему Союза. При этом сети Казахстана были иерархически разделены – была энергосистема Северного Казахстана, а южные сети входили в объединенную энергосистему (ОЭС) Средней Азии. ОЭС Северного Казахстана имела крепкие связи с системами Сибири, Урала, Средней Волги. Северный Казахстан гнал свою и сибирскую электроэнергию в центр, юг страны питался от среднеазиатской энергосистемы. Связь между северными и южными областями Казахстана обеспечивало сечение Север–Юг, состоявшее из трех линий – 500, 220, 110 кВ – общей пропускной способностью около 15 млрд кВт.ч. Диспетчером южной энергосистемы Средней Азии являлся (и до сих пор является) координационный диспетчерский центр «Энергия», расположенный в Ташкенте. Он занимается управлением режимами работы системы, ее надежностью и качеством электроэнергии – соответствием стандартам по частоте, напряжению и ряду других параметров.

Координация перетоков в среднеазиатской ОЭС крайне важна – различные регионы отдельных стран являются поставщиками энергии для соседей. Так, разделена энергосистема Таджикистана – южная часть избыточна, северная энергодефитная, и почти всю электроэнергию она (4,5 млрд кВт.ч) получает из Узбекистана. Юг же примерно столько же туда передает. Идет, по сути, обмен – без оплаты. Такая же ситуация и в Киргизии – юг обеспечивает Ферганскую долину Узбекистана, север питается узбекской электроэнергией через казахстанские сети, где дефицит около 300 МВт. Таким образом, ОЭС сейчас завязана в основном на энергетике Узбекистана. Такой порядок существует до сих пор. Даже после развала Союза, даже после того, как в 1998 году было объявлено о параллельной (в данном случае интегрированной) работе севера и юга Казахстана, перетоки из Средней Азии сохранились. Так, до 2008 года ежегодные поставки электроэнергии из Киргизии составляли около 2,5 млрд кВт.ч (7% производимой в Киргизии).

Соседские раздоры

С советских времен в электроэнергетическом хозяйстве стран Центральной Азии накопилось множество проблем. Изношенность генерирующих мощностей и сетей достигает 70%. Если они не будут обновляться, то в течение 15–20 лет региону придется сократить величину вырабатываемой мощности на треть – до 10 тыс. МВт. Это притом что среднеазиатским потребителям и так постоянно приходится сталкиваться с нехваткой электроэнергии. Прежде всего – из-за неурегулированных вопросов использования водных ресурсов. Для Таджикистана и Киргизии вода с гор – источник электроэнергии, она особенно нужна зимой, в пики нагрузки, которые достигают 5000 МВт. Узбекистану и Казахстану вода жизненно необходима весной и летом – для полива полей. Но для того чтобы накопить воду для сельскохозяйственного сезона, нужно ограничивать сток зимой – в этом случае страдают потребители электроэнергии. Дискуссии о воде постоянно приводят к конфликтам между странами.

Не удается достичь твердых договоренностей по поставкам электроэнергии между странами региона. Перманентно возникающие дефициты в Киргизии (см. «Жажда света», «Эксперт Казахстан», -№ 40 от 13.10.2008) приходится покрывать соседним странам в авральных режимах. После того как Узбекистан провел линию в Фергану и перенаправил часть энергопотоков туда, киргизские энергетики, ранее закупавшие элекроэнергию у узбеков, были вынуждены переключиться на закупки в Казахстане – до 200 млн кВт.ч ежегодно. Несмотря на кажущуюся крепкой связь, энергосистема порой не способна справиться с техническими сложностями. Например, в мае 2007 года из-за отключения линии 500 кВ, соединяющей Таджикистан и Узбекистан, автоматика отключила потребителей Узбекистана, Казахстана, Киргизии общей мощностью 650 МВт.

Иными словами, отсутствует общий электроэнергетический рынок (ОЭР). Сегодня предлагается несколько путей решения этой проблемы.

Жить, как в Швеции

Разработка USAID была создана в рамках Программы по содействию региональным рынкам электроэнергии (REMAP). «Сейчас мы изучаем опыт в организации рынка электроэнергии стран Скандинавии (энергетическая биржа Nordpool), США, Южной Африки. Пока больше склоняемся к скандинавскому сценарию. Там похожая ситуация – независимые государства объединили свои энергосистемы и весьма успешно пользуются преимуществами, которые дает общий рынок», – говорит координатор энергетических проектов USAID Сергей Елькин. По его словам, Скандинавия на сегодняшний день обладает наиболее грамотно организованным общим энергорынком. Несмотря на то что работа через Nordpool не обязательна, доля договоров через нее неуклонно растет. При этом трансграничные перетоки возможны только через эту биржу.

Что касается ЦА, то для стран региона предлагается создание новой совместной компьютерной модели энергосистемы. Данная модель, по замыслу разработчиков, позволит упростить получение информации о мощностях передачи электроэнергии в каждом секторе ОЭС и более эффективно планировать производство и перетоки четырем сегментам ОЭС – Киргизии, Узбекистану, Таджикистану и югу Казахстана. Для начала USAID предоставил энергетикам этих регионов необходимое программное обеспечение. На его основе были созданы модели национальных систем электропередачи. В организации говорят, что работа координировалась центром «Энергия», а также энергетиками Афганистана и Туркменистана – предполагается, что эти страны присоединятся к проекту.

По словам г-на Елькина, финансирование проекта за последние два года составило 3,3 млн долларов, в последующие три года планируется вложить еще 16–16,5 млн: «Эти деньги направляются на обучение специалистов, покупку необходимого программного обеспечения, техническое перевооружение диспетчерских центров».

По данным «Эксперта Казахстан», сейчас USAID вместе с казахстанскими энергетиками работает над созданием центральноазиатской биржи электрической мощности. Пока точные сроки ее создания и технико-экономические подробности неизвестны. Судя по всему, это может произойти в течение года-двух, и тогда диспетчеризация этой системы будет вестись из Казахстана.

Без генерации – никак

REMAP не предусматривает разрешения водных споров, и, судя по сумме инвестиций (около 20 млн долларов), очевидно, что и обновления основных фондов генерации и передачи он в своих рамках не планирует – для решения этих задач требуются вложения на порядок выше.

По мнению некоторых экспертов, у модели, предлагаемой USAID, есть и другие недостатки. В частности, из нее фактически исключаются такие крупные игроки, как Россия и Китай. Между тем, по мнению начальника отдела экономического анализа Евразийского банка развития Евгения Винокурова, гидроэнергетический потенциал стран ЦА достаточен не только в пределах региона, но и при необходимых инвестициях будет востребован далеко за его пределами, вплоть до огромных рынков этих двух соседних с нами стран (см. «Регион способен на большее»).

Реализация каких-либо проектов улучшения работы ОЭС Центральной Азии в полной мере возможна лишь при решении водно-энергетических проблем и обновлении существующих изношенных основных фондов – станций и линий связи – и строительстве новых. Если же такие шаги не будут предприняты, результатом станет лишь восстановление существовавших в советское время связей, позволявших эффективно управлять перетоками. Но этого мало – необходимо развивать генерирующие мощности, чтобы обеспечить требуемые объемы электроэнергии. Пока реальные шаги в этом направлении сделаны лишь Россией, при содействии которой введены в строй два блока Сангтудинской ГЭС (Таджикистан). Но российская сторона уже объявила о сокращении планов по вводу мощностей у себя – с 40 ГВт до 20 к 2020 году. Маловероятно, что планы по мощностям в Центральной Азии не скорректируются в сторону уменьшения.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?