Регион способен на большее

Существующие на данный момент трудности электроэнергетики региона можно решить, только рассматривая его в масштабах всей Евразии. Так считает начальник отдела экономического анализа Евразийского банка развития Евгений Винокуров.

Регион способен на большее

– Евгений, какие задачи сейчас стоят перед электроэнергетиками стран региона?

– В настоящее время взаимная торговля и инвестиции стран находятся на низком уровне. Статистика указывает на стагнацию энергоперетоков между странами СНГ. Объем экспорта-импорта между ними составляет 5–6% от внутреннего потребления электроэнергии. В целом СНГ является нетто-экспортером электроэнергии, но абсолютные объемы как экспорта, так и импорта невелики. Они не соответствуют имеющемуся потенциалу: обладая крупнейшими запасами угля и газа, огромным гидроэнергетическим потенциалом, а также конкурентными преимуществами в энергетическом машиностроении, страны СНГ способны увеличить объемы поставок. Поэтому, на мой взгляд, задачи таковы: преодоление дефицита на фоне растущих экономик, обновление изношенных фондов, создание эффективного механизма регулирования водно-энергетического комплекса, формирование общего электроэнергетического рынка СНГ.

– Как вы оцениваете инициативу USAID по созданию единого рынка электроэнергии Центральной Азии?

– Дело в том, что единая энергосистема уже существует, объединяя все страны Центральной Азии с Россией и другими странами постсоветского пространства. Можно только приветствовать шаги USAID в техническом плане, но в то же время необходимо заметить, что нельзя рассматривать энергосистемы региона в отрыве от соседних, в частности от энергосистемы России.

– В процессе разработки проекта REMAP много говорилось о его политической подоплеке: акцентах на восстановлении Афганистана, обособлении от энергосистемы России, Китая. Насколько, на ваш взгляд, здесь замешана политика?

– Да, в проекте USAID прослеживается тенденция замыкания энергосистем Центральной Азии с постепенным подключением к ним и системы Афганистана. Здесь, конечно, есть немалая составляющая большой политики. Если говорить о подключении Южной Азии, то в этом есть рациональное зерно. Гидроэнергетический потенциал горных республик Средней Азии огромен. По нашим подсчетам, в течение 10 лет здесь можно ввести в строй около 10 ГВт мощности. На это потребуется порядка 15 миллиардов долларов. Это в ценах 2005 года, так что надо принять во внимание и инфляцию. Причем следует учитывать и расходы на строительство линий электропередачи большой пропускной способности, на возведение объектов сети для связи систем различного напряжения. Так что сейчас эта сумма составляет уже 20–25 миллиардов. Такую сумму страны региона попросту не вытянут, поэтому потребуются иностранные инвесторы, заинтересованные в развитии центральноазиатской электроэнергетики стран, прежде всего из России и Китая.

– Судя по вашим словам, у региона есть все шансы стать одним из крупнейших поставщиков электроэнергии.

– Сама логика общего электроэнергетического рынка подталкивает нас к выходу за узкие пределы постсоветского пространства. Практически все страны СНГ могут получить реальные преимущества в качестве экспортеров и транзитеров электроэнергии в случае запуска реальных механизмов общего рынка электроэнергии с такими странами, как Китай, Иран, Индия, Турция и страны ЕС. Электроэнергетическое сотрудничество не должно ограничиваться масштабами региона. К примеру, пики потребления в разрезе регионов таковы: если на севере (Россия, Казахстан) пик приходится на зиму, то южные страны такой пик испытывают летом. Совместив системы, тем самым можно добиться сбалансированности работы энергосистем.

ОЭР евразийского суперконтинента предполагает постепенное развитие, основанное на ряде двух- и многосторонних соглашений. В этом плане Центральная Азия с таким энергопотенциалом действительно может стать крупным игроком на рынках Евразии.

– Что необходимо предпринимать Казахстану в сложившихся условиях?

– Структурные дисбалансы производства и потребления электроэнергии в Казахстане подталкивают страну к интенсификации международной торговли. Конечно, запланированное строительство Балхашской ТЭС с четырьмя блоками по 660 МВт, а также строительство внутренних ЛЭП на направлениях Север–Юг решат часть проблем, но не менее целесообразно и международное сотрудничество по следующим направлениям: во-первых, оптимизация энергопотоков с Россией (импорт из РФ в западный регион и экспорт из cеверного региона в РФ); во-вторых, участие в развитии водно-энергетического комплекса ЦАР с перспективой покрытия дефицита южного региона за счет гидроэнергии Таджикистана и Кыргызстана; и, в-третьих, наращивание транзитного потенциала из этих стран в РФ по территории Казахстана и Узбекистана. Экономическая целесообразность этих направлений делает их перспективными в долгосрочном плане.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом