Проще простого

Одна партия, доминирующая на политическом поле страны, дополнилась одним госхолдингом, доминирующем в экономике

Проще простого

В Казахстане кадровые перестановки – нечто большее, чем перемещение чиновников из одного кресла в другое. Они заменяют собой политический процесс. Это в Украине можно увидеть борьбу разных партий или президента и правительства. У нас такого уже давно нет, поэтому борьбу за власть общественное мнение вынуждено приписывать не политическим институтам, а чиновникам и даже бизнесменам. А рутинный процесс ротации кадров, даже таких, которые мало что способны решить, отражается в зеркале СМИ как битва титанов.

Не стали исключением и последние кадровые назначения, произошедшие в середине октября. Как и прежде, они были строго горизонтальными. Карьерных взлетов не наблюдалось, как, впрочем, и падений. Из президентской обоймы никто не выпал.

Будь проще

Столица продолжает встречать гостей из регионов. Совсем недавно это были сотрудники акиматов, перешедшие на работу в сенат парламента. Сегодня в администрацию президента (АП) пришли областные акимы. Аслан Мусин, получивший опыт работы в качестве вице-премьера, а затем председателя мажилиса, был назначен ее руководителем. Его замом стал Кайрат Нурпеисов, до того возглавлявший Павлодарскую область, а еще раньше работавший в правительстве.

Начатые пару лет назад реформы, направленные на повышение эффективности управления государством, затронули практически все политические и экономические институты. Их итогом стало радикальное упрощение всех инструментов государственного контроля: в политике это суперпартия «Нур Отан», в экономике – суперхолдинг «СамрукКазына». Все ветви власти действуют слаженно, не конкурируя, а поддерживая друг друга. А система сдержек и противовесов по-прежнему выстраивается на персональном уровне.

Администрация президента еще под руководством Адильбека Джаксыбекова перестала восприниматься как некая самостоятельная политическая структура, а при Кайрате Келимбетове про ее существование вообще стали забывать.

В итоге выравнивание политического веса президентской партии, парламента и администрации произошло исключительно за счет резкого снижения уровня влияния последней. И то, что вернувшийся из Москвы политический тяжеловес Нуртай Абыкаев, чье ожидавшееся многими перемещение в кресло главы АП моментально превратило бы ее в противовес правительству, был направлен в Министерство иностранных дел, говорит о том, что политическое усиление собственной администрации в планы президента не входит. Видимо, она будет использоваться как своего рода полигон для управленческой элиты страны.

Назначение 36-летнего Дархана Калетаева, работавшего заместителем главы администрации президента, первым заместителем председателя «Нур Отана», можно, безусловно, интерпретировать как знак особого доверия со стороны президента. Но чтобы эта должность стала пусть не трамплином к заоблачным высотам университетского ректората, а хотя бы ступенькой на пути к скромному министерскому креслу, ему будет нужно сделать партию действенным инструментом президентской политики. То есть правящей партией. Для этого следует задействовать те возможности, которые есть у партийного руководителя, но удержаться от заведомо обреченных на провал попыток поставить партию над правительством.

А вот возвращение Кайрата Келимбетова из скучных стен кабинета руководителя президентской администрации на просторы устойчивого развития стало не просто фактом биографии заматеревшего «младотюрка». Потому что объединение госхолдинга «Самрук» и фонда «Казына» поставило на повестку дня вопрос о власти, причем не политической, то есть умозрительной, а экономической, то есть вполне реальной. Председателем правления фонда национального благосостояния «СамрукКазына» и был назначен Кайрат Келимбетов. А для того чтобы национальное благосостояние не оказалось взваленным на плечи одного, пусть и грамотного экономиста, он был прикрыт сверху – премьер-министром Каримом Масимовым, ставшим председателем совета директоров, а снизу – молодыми, но с опытом работы в «Самруке» и «Казыне» заместителями – Тимуром Кулибаевым и Арманом Дунаевым. Получилось что-то вроде управленческого сэндвича, который вскоре начал усложняться. 20 октября на первом же заседании совета директоров фонда Кайрат Келимбетов был назначен председателем совета директоров национальных компаний «КазМунайГаз» и «Казахстан темир жолы». Совет директоров «Казатомпрома» возглавил Тимур Кулибаев.

Пока остается без ответа вопрос: а почему госхолдинг «КазАгро» остался за рамками нового фонда? Если в пылу битвы с кризисом про него забыли, как про батарею капитана Тушина, то это говорит о его низкой привлекательности – что-то вроде партии «Руханият» на поле госактивов. Или же он, как и его партийно-политический двойник – Аграрная партия, присоединится чуть позднее?

В любом случае нельзя не заметить, что экономические проблемы государство решает по той же схеме, по которой пару лет назад решались проблемы политические. Правящая партия «Нур Отан» дополнилась правящей госкомпанией «СамрукКазына».

Правительство президентского доверия

Хотя и не принято вспоминать о внедрении в госструктуры принципов корпоративного управления, фактически сегодня торжествует именно такой подход. Однопартийный парламент может казаться ущербным или даже дефектным лишь в том случае, если рассматривать его как орган представительной власти. Но в контексте корпоративных принципов управления он именно таким и должен быть – какая же корпорация станет поощрять дискуссии и плюрализм мнений внутри своего юридического департамента?

Алгоритм работы такого государства-корпорации прост и эффективен. Правительство готовит законопроект – о поправках в бюджет 2008 года, которые предусматривают, в частности, капитализацию недавно созданного фонда стрессовых активов и трансферт из нацфонда (пять миллиардов долларов) для только что созданного фонда национального благосостояния. Юридически это не просто перевод денег с одного счета на другой, а принятие нового закона, а потому требует участия парламента. Нетрудно догадаться, во что превратилась бы процедура обсуждения этих поправок и на сколько бы она затянулась, если бы все депутаты не были спаяны с министрами членством в одной и той же партии. Мы бы услышали и призывы отправить в отставку премьера со всем его правительством, и стоны о тяжелой жизни простого народа, и требования представить план спасения отечественной экономики. Причем каждый из депутатов счел бы нужным выступить, благо право такое у них есть. Поправки в закон о бюджете все равно были бы приняты, но время и силы, потраченные на обсуждение – это тот популистский налог, который взимает демократия. Таковы правила игры.

У нас же все переговоры между исполнительной и законодательной ветвями власти сведены к минимуму. Премьер-министр в ходе правительственного совещания обращается к сидящему тут же зампреду «Нур Отана» Сергею Громову со словами: «Пользуясь случаем, я хотел бы обратиться к руководству партии «Нур Отан», к фракции этой партии в мажилисе, к депутатам сената, чтобы они поддержали правительство в соответствии с теми поручениями, которые дал глава государства, чтобы мы могли оперативно провести данный законопроект в парламенте». И тут же добавил, что вот в России и США подобные законопроекты проходили через парламент буквально за несколько дней. Зампред правящей партии выслушал эту просьбу и от лица партийного руководства, и от лица фракции, и от лица сената. Нет никаких сомнений в том, что уж по скорости принятия законов мы без труда догоним и перегоним Америку. И на момент выхода в свет этого номера журнала поправки в бюджет будут приняты парламентом.

Что касается ОБСЕ и полумифических обязательств Казахстана, то, возможно, сегодня самое время спросить у Вены, что там у нас имеется в третьей корзине, которая экономическая. Какие проекты экономического сотрудничества там лежат? Например, в сфере трудовой миграции – традиционной для ОБСЕ темы? Почему-то эта авторитетная международная организация трансатлантического формата, с зоной ответственности от Ванкувера до Владивостока, не спешит созывать специальную конференцию и разрабатывать программу совместных действий всех стран-участниц – от Канады до Таджикистана – по преодолению кризиса. Не потому ли, что для равноправных партнеров Брюсселя и Вены, расположенных восточнее границ Евросоюза, никакого экономического сотрудничества не предусмотрено, для них – одни обязательства?

У нас все переговоры между исполнительной и законодательной ветвями власти сведены к минимуму

Еще в марте этого года «Эксперт Казахстан» писал, что наше правительство – это правительство президентского доверия и общегосударственной поддержки (см. «Развитие вместо роста», «ЭК» № 9 от 8 марта 2008 года). И сегодня Нурсултан Назарбаев свое доверие подтвердил, дав правительству карт-бланш и широкие полномочия для принятия нестандартных решений. Тогда же мы отмечали, что есть у правительства еще одна немаловажная особенность. Практически никто не рассматривает новых назначенцев как ставленников той или иной группы специальных интересов. А ведь прежде вся кадровая политика рассматривалась как борьба между Александром Антоновичем, Рахатом Мухтаровичем и Тимуром Аскаровичем. И назначение какого-то министра оценивалось не с точки зрения его профессионального уровня и управленческих способностей, а как победа той или иной олигархической группы.

Недавние перемещения чиновников дали повод для оживленной оценки их способностей к дворцовым интригам, созданию коалиций, разработке экономических стратегий и даже их интеллектуальных способностей. Но столкновения интересов различных групп влияния, которые еще лет пять-шесть назад были главными действующими лицами закулисной, то есть реальной политики, по-прежнему не видно. Политическая жизнь становится предельно простой.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики