Определить дно и двигаться дальше

За счет денег Национального фонда правительство должно решить несколько важнейших на сегодняшний день задач – поддержать платежеспособный спрос населения, помочь рынку быстро найти ценовое дно для недвижимости, рекапитализировать банки и дать им доступ к среднесрочным кредитам, считает известный экономист, директор Центра экономического анализа «Ракурс» Ораз Жандосов.

Определить дно и двигаться дальше

– Ораз Алиевич, в начале года стабилизационный портфель Нацфонда составлял 3,5 миллиарда долларов. А на сегодня, по информации председателя Национального банка Анвара Сайденова, его объем достиг как раз тех самых 10 миллиардов, которые и планируется выделить. Как стабфонд мог так быстро вырасти?

– Стабфонд мог увеличиться на любую сумму, потому что нет четких правил, конкретизирующих размер каждой из частей Нацфонда. В действующем законе о бюджете даются общие определения стабилизационной и сберегательной частей, но нет ни слова о том, в каком объеме они формируются. Есть только нацбанковские правила осуществления инвестиционных операций Нацфонда, но это несколько иное. Поэтому трудно сказать, растет стабфонд нормальными темпами, превышает их или, наоборот, увеличивается слишком медленно. Я уже два года критикую это положение как один из основных недостатков действующей концепции НФ.

К сожалению, и в проекте нового Бюджетного кодекса этот момент не отражен.

Исходя из экономической логики, размер стабилизационной части должен быть привязан к определенным макроэкономическим характеристикам, потому что стабфонд специально предназначен для субсидий в случае непредвиденных внешних шоков. А сберегательная часть должна пополняться теми средствами, которые превышают этот необходимый объем. И нужно видеть разницу между частями Нацфонда и спокойно относиться к использованию средств стабфонда: это нормальный механизм, защищающий нашу сырьевую экономику от колебаний.

– Почему, на ваш взгляд, названа сумма в 10 миллиардов долларов? Она имеет экономическое обоснование или родилась из любви к круглым цифрам?

– Это примерно тот самый объем, который на сегодня нужен. Сейчас ключевой вопрос – как эти средства будут использованы. На какие направления и с какой скоростью? Я на сегодняшний день здесь ясности не вижу.

– Насколько своевременно решение о выделении этих денег?

– На мой взгляд, эта помощь несколько запоздала, нужно было сделать это еще в начале года. Объясню почему. Уже в январе стало ясно, что, поскольку банки вынуждены погашать иностранные кредиты при отсутствии новых источников средств (не считая целевых денег из бюджета на поддержку застройщиков и малого бизнеса), кредитование резко сократится, что реально и произошло. В это время нужно было задействовать новые ресурсы для стимулирования экономики. Предприятия и население уже привыкли к постоянному росту объемов кредитования, и когда этот поток остановился, многие испытали большие трудности. Государство должно было подхватить упавший спрос. Стабилизационная часть Нацфонда для этого как раз и предназначена. Но, к сожалению, этого не сделали, и вообще мало что сделали для поддержания платежеспособного спроса. Только в мае пересмотрели бюджет и впрыснули немного денег: перевели дополнительно из Нацфонда один миллиард долларов, чуть-чуть увеличили пенсии. Это примерно одна восьмая из того, что требовалось сделать. По сути, с зимы ситуация у нас не улучшалась, а ухудшалась вплоть до второй сентябрьской волны мирового финансового кризиса. А она показала, что финансовые рынки откроются еще очень нескоро. К тому же стало ясно, что в развитых странах будет экономический спад, в целом в мире существенное замедление роста, и это приведет к падению цен на сырье, что мы уже и наблюдаем.

– Как эффективно использовать эти средства?

– Я вижу несколько важных задач. Одна из них состоит в поддержании конечного спроса, о чем я уже говорил. Реальные доходы населения упали. Нужно дать толчок конечному платежеспособному спросу, особенно нашего небогатого населения. С 1 января запланировано повышение пенсий и зарплаты бюджетников на 25%. Нужно размер этой надбавки увеличить. Для этого следует перераспределить средства с неприоритетных направлений в проекте бюджета.

Плюс до конца года из 10 миллиардов долларов разово выплатить сумму, которая компенсировала бы потери реальных доходов этих категорий населения.

– Что еще?

– Второй момент: государство должно вмешаться в рынок недвижимости и зафиксировать дно, то есть показать определенными механизмами, что цены больше не упадут. Эти меры помогут возродить спрос на рынке недвижимости. Он потенциально существует, но ждет: если цены остановятся, он начнет проявляться и расти.

Кроме того, это позволит банкам правильно отразить у себя в отчетности реальную стоимость активов (кредитного портфеля). Пока все только падает, они не рискуют показывать ее в своей отчетности.

Третье – если у каких-то банков в результате правильного отражения убытков в отчетности возникнет недостаток капитала, то их нужно рекапитализировать. При недостатке желающих влить новый капитал в банки, это может сделать государство, но не заходя в управление, а купив привилегированные акции.

И, наконец, четвертое, нужно будет дать банкам среднесрочные кредитные ресурсы, по крайней мере в размере, замещающем их внешние погашения. При этом понятно, что если у банка нет достаточности капитала, то ему давать эти деньги нельзя.

– Не могут ли деньги, выделенные из Нацфонда, быть использованы на покупку долей в «Казахмысе», ENRC и других промышленных гигантов?

– Я слышал, что пять миллиардов, которые идут на увеличение капитала нового мегахолдинга, планируется влить в «КазМунайГаз»: во-первых, на покупку доли в «Мангистаумунайгазе», во-вторых, для инвестиций в разработку Кашагана в соответствии с увеличившейся долей КМГ в этом проекте. На мой взгляд, это неправильно, поскольку не имеет никакого отношения к антикризисным, то есть краткосрочным мерам, это задачи другого временного горизонта. Это будет означать, что реально на стабилизацию экономики выделено не 10 миллиардов, а в два раза меньше. Этой величины будет недостаточно.

– Станет ли кризис для нас шансом реально развивать несырьевые отрасли?

– Определенные уроки из кризиса, конечно, будут извлечены. Впредь правительство будет сдерживать общий рост кредитования в разумных пределах, плюс отслеживать отдельные отрасли, чтобы там не возникало пузырей, как это было в жилищном строительстве. Но направить финансовые потоки в несырьевые производственные сектора вряд ли удастся. Для этого нужны более серьезные, в том числе политические, реформы. У властей, конечно, есть пожелание, чтобы развивались обрабатывающие сектора, но они требуют более серьезных реформ, чем имеющееся желание их проводить.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики