Путь миротворцев

Казахстан вывел своих солдат из Ирака, но одновременно заявил о стремлении расширить миротворческие операции – таким образом Астана демонстрирует многовекторность своей политики, сохраняя хорошие отношения и с Москвой, и с Вашингтоном

Путь миротворцев

20 октября на американской базе «Дельта» в иракской провинции Васит состоялась официальная церемония завершения миссии казахстанских военных. Через день наши миротворцы прилетели в Алматы.

Военнослужащие из РК участвовали в операции в Ираке с 19 августа 2003 года. За это время девять раз происходила смена личного состава нашего подразделения, всего через Ирак прошло 290 солдат и офицеров. Они занимались разминированием территории, оборудованием пунктов полевого водоснабжения, очисткой воды и оказанием медицинской помощи населению Ирака. За пять лет они уничтожили более четырех миллионов взрывоопасных предметов, очистили 6718 кубометров воды. Наши инструкторы обучили саперному делу 572 курсантов военной академии Ирака, а военные врачи участвовали в работе медицинской группы на американской базе «Дельта».

В официальном пресс-релизе Минобороны было сказано, что «по просьбе правительства Ирака и в связи со значительной стабилизацией обстановки казахстанские военнослужащие возвращаются домой», полностью выполнив поставленные перед ними задачи. В то, что от трех десятков казахстанских саперов зависела стабильность в стране, где одних только американских солдат около 200 тысяч, никто, разумеется, не поверил. Наше участие в коалиции имело исключительно символическую нагрузку, и в этом смысле наше пребывание в Ираке для Вашингтона было по-прежнему более чем желательным, поскольку солдат у дяди Сэма пока хватает, а вот союзников становится все меньше. Многонациональные силы в Ираке становятся с каждым годом все более мононациональными.

Что касается поставленных задач, то они были выполнены еще в апреле 2004 года. Во всяком случае, именно тогда министр обороны Мухтар Алтынбаев, сегодня занимающий пост председателя комитета начальников штабов, в первый раз заявил, что казахстанские военные свою миссию в Ираке выполнили и должны вернуться на родину. Но они остались еще на четыре с половиной года, причем по просьбе не иракского, а американского правительства.

9 января 2005 года при разгрузке предназначенных для уничтожения авиабомб произошел взрыв, в результате которого погиб капитан Кайрат Кудабаев, четверо военнослужащих получили ранения. В мае того же года Мухтар Алтынбаев сказал, что «настало время серьезно поставить вопрос о выводе наших солдат из горячей точки и больше не посылать их туда. “Казбат” получил в Ираке достаточно большой опыт, поэтому надо подумать о прекращении работы наших подразделений в Ираке». Видимо, вопрос был поставлен настолько серьезно, что простоял еще три с половиной года. Или, как было сказано в Министерстве обороны, «мы доказали, что выполняем свои международные обязательства сполна, несмотря на различные обстоятельства».

Рука Москвы

Слова пресс-службы Минобороны о том, что вывод был осуществлен по просьбе иракского правительства, не следует, видимо, понимать в том смысле, что Багдад потребовал вывода именно казахстанских частей. Нет, иракское правительство летом 2008 года впервые официально требовало этого от США, причем не немедленного вывода даже, а просто более-менее точного плана и графика вывода оккупационных войск. А Казахстан вывод своих «войск» осуществил с одобрения Багдада, но не Вашингтона, и этот шаг многие американские эксперты расценивают как следствие давления Москвы.

Возможно, это было простым совпадением, но в тот день, когда наши солдаты прощались с Ираком, в том же месте в тот же час состоялась еще одна прощальная церемония – из Ирака были выведены две тысячи грузинских миротворцев. Грузия вернула своих солдат на родину вследствие войны в Южной Осетии, тогда же Азербайджан перенаправил свою нефть в сторону России и даже – подумать страшно – Ирана (по своп-схеме). А все эти действия в Вашингтоне расцениваются как антиамериканские. В эту схему вполне укладывается и вывод казахстанских саперов, хотя он и был оформлен как плановое мероприятие. Ему не предшествовали ни заявления президента, ни даже парламентские слушания. В Ираке побывала делегация Минобороны во главе с замминистра Болатом Сембиновым, который встретился с представителями американского командования и правительства Ирака.

А некоторые формулировки официального сообщения министерства очень похожи на попытки оправдаться: «Наша страна участвовала в операции “Свобода Ираку” с 19 августа 2003 года и, несмотря на все трудности и кризисные ситуации, возникавшие в течение этих пяти лет, осталась верной своему союзническому долгу».

К новым задачам

За пять дней до прощальной церемонии министр обороны Даниал Ахметов побывал с визитом в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, обсудив с руководством альянса перспективы достижения полной оперативной совместимости казахстанского миротворческого батальона с натовскими частями. В индивидуальном плане действий партнерства Казахстана с НАТО главное место по-прежнему занимает военное сотрудничество. В сентябре этого года под Алматы проводились ежегодные учения «Степной орел-2008» с участием американских и английских частей, на которых оценивалась как раз способность к взаимодействию. Планируется, что в 2010 году мы достигнем полной оперативной совместимости с НАТО, и это позволит нам участвовать в военных операциях, проводимых альянсом. В ходе учений Даниал Ахметов сообщил, что «за формированием первого батальона в ближайшее время последует второй, поскольку миротворческая деятельность становится одним из серьезных элементов боевой подготовки и серьезной обязанностью наших вооруженных сил». Становится, но пока не стала, если вспомнить, что она была свернута в течение месяца после этого заявления министра.

Зато в принятой в марте прошлого года военной доктрине Казахстана миротворческой деятельности уделено большое внимание. В частности, в ней определены те задачи, которые «выделенный контингент» может выполнять в ходе миротворческой операции: блокирование района конфликта; разъединение вооруженных группировок, их разоружение; обеспечение режима прекращения огня; разминирование местности, ликвидация фортификационных сооружений и последствий применения оружия массового уничтожения; контроль перевозок, пресечение ввоза и вывоза боевой техники и оружия; противодействие беспорядкам; охрана и сопровождение грузов гуманитарной помощи; обеспечение безопасности официальных встреч.

Нетрудно заметить, что миротворческие операции в доктрине описываются в том виде, в каком они существовали в конце ХХ века, и совсем не похожи на те, которые сегодня проводятся в Ираке и Афганистане. Режим прекращения огня, разъединение вооруженных группировок конфликтующих сторон – ничего этого не было уже после вторжения войск НАТО в Косово. Если называть вещи своими именами, то в Ираке мы помогали оккупационному режиму.

С другой стороны, военная доктрина предусматривает выполнение нашими миротворцами всего спектра задач, с которыми сегодня сталкиваются участники натовской коалиции в Афганистане, включая патрулирование территории и сопровождение грузов – самые опасные задания, исполнители которых подвергаются нападению афганских партизан чаще всего.

Следующая миссия – Афганистан

Еще в январе 2002 года, когда американцы свергли власть талибов и принялись искать Бен Ладена, казахстанский министр обороны Мухтар Алтынбаев заявил, что наш «Казбат» направится в Афганистан, «если будет принято соответствующее политическое решение». Причем говорил об отправке «Казбата» настолько подробно, уточняя, чем именно наши бойцы будут заниматься, а чем – никогда, что создалось впечатление, будто нас в Афганистане с нетерпением ждут. Впечатление это было ложным. Европейцы, отвечающие за операцию ISAF (МССБ – Международные силы содействия безопасности), как и американцы, выполняющие операцию «Несокрушимая свобода», были тогда полны оптимизма и полагали, что обойдутся собственными силами, без участия оперативно несовместимых, пусть и дружественных частей. Тем более что главная на тот момент задача по созданию военных баз в странах Центральной Азии была успешно решена.

Наше участие в коалиции имело исключительно символическую нагрузку

По мере того как контроль над страной со стороны правительства Хамида Карзая и его западных союзников становился все более формальным, а перспектива полного разгрома талибов – все более призрачной, Запад стал все более настойчиво говорить о том, что нормализация ситуации в Афганистане – это прямая обязанность его соседей по региону. О направлении туда наших миротворцев вслух не говорят, но очевидно, что сегодня их натовское командование с радостью бы приняло, даже если уровень оперативной совместимости пока не идеален.

Комментируя итоги своей встречи в Брюсселе с Генеральным секретарем НАТО, Даниал Ахметов сказал: «В настоящее время Казахстаном изучаются условия для организации железнодорожного транзита грузов МССБ в Афганистан. Ценным вкладом в процесс стабилизации Афганистана может стать вклад казахстанских офицеров в работу госпиталей и штаб-квартиры МССБ. Этот вопрос детально изучается, и стоит отметить, что НАТО приветствует шаги Казахстана, делающиеся в этом направлении».

Впрочем, вне зависимости от того, будет ли «Казбриг» (сформированный на базе «Казбата») направлен в Афганистан или какую-то из опекаемых миротворцами ООН многочисленных горячих точек, он уже зарекомендовал себя действенным инструментом реализации многовекторной внешней политики. Сама возможность отправки наших воинских частей в Афганистан станет украшением повестки переговоров с американцами на любом уровне.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом