Всем сестрам по рискам

Фонд стрессовых активов (ФСА) должен минимизировать риски для государства и банков, взяв часть из них на себя

Всем сестрам по рискам

Правительство Казахстана утвердило ряд мер, направленных на повышение капитализации банковского сектора, улучшение качества кредитных портфелей. Помимо вхождения в капитал крупнейших банков (БТА Банка, Казкоммерцбанка, Народного банка, Альянс Банка) и нового пакета мер по изменению пруденциального регулирования (о которых «Эксперт Казахстан» писал в прошлом номере) речь идет о создании Фонда стрессовых активов. О том, какие задачи будут стоять перед ним, и о принципах, положенных в основу деятельности фонда, «Эксперту Казахстан» рассказал министр финансов Болат Жамишев.

Это – бизнес

– Болат Бидахметович, в чем основная цель создания Фонда стрессовых активов?

– Если обратиться к международной практике – а ФСА создавался с учетом мирового опыта, то можно отметить, что подобные фонды ранее создавались во времена кризисов больших, но региональных. Такого всеобъемлющего мирового финансового кризиса пока еще не было. Подобные фонды – это структуры, которые добиваются улучшения качества активов банковской системы, разделяя риски между государством в лице самого фонда, банками и рынком.

Минимизация риска потери денег для государства – это задача номер один для нашего ФСА. Задача номер два – это, безусловно, улучшение качества портфелей банков.

Правительство склонно говорить не о рыночной стоимости, а о схеме, при которой было бы более справедливое распределение рисков

На сегодня правительство имеет четкое представление, как будет развиваться ситуация, какие ограничения при этом существуют и как необходимо их обходить.

– Каковы будут капитализация фонда и основные источники капитализации?

– Капитализация предполагается за счет бюджета в объеме до одного миллиарда долларов. 52 миллиарда тенге на этот год в бюджете уже заложено. Если останется какой-то резерв правительства, он тоже может быть направлен на эти цели. И в следующем году еще 50 миллиардов тенге заложено в бюджет.

– Какие принципы лягут в основу работы фонда?

– ФСА будет работать на основе рыночных принципов. Он не будет социальным институтом. Я думаю, модель, при которой государство просто потеряет миллиард долларов, неприемлема. Поэтому никакие социальные схемы в рамках ФСА реализовываться не могут. Ведь сейчас много предложений, которые в конечном итоге сводятся к одному: возьмите на себя наши убытки и помогите решить вопросы с жильем. Я понимаю, что для многих граждан все это жизненно важно, но все же этот институт социальным, увы, быть не может.

На самом деле Фонд стрессовых активов – это рыночная структура, которая делает свой бизнес, выкупая активы, а потом продавая их. Помогает банкам и в то же время не теряет деньги, которые ей выделяются из бюджета.

Банки готовы двигаться по пересмотру условий кредитования для добросовестных заемщиков, для которых купленное жилье является единственным. Эта позиция банкиров изложена в письме Ассоциации финансистов Казахстана, в письмах банков на имя президента и премьер-министра. Как я понимаю, сейчас очень активна другая часть заемщиков – недобросовестных, понятно, что во многом поневоле. Тем не менее помощь заемщикам может быть оказана лишь для облегчения уплаты кредитов, а не освобождения от нее совсем. И это направление к Фонду стрессовых активов отношения не имеет.

– Как будет управляться фонд?

–Первоначально планировалось, чтобы Фонд стрессовых активов был создан Фондом национального благосостояния (ФНБ) «СамрукКазына». Сейчас принято решение, что учредителем выступит правительство, дабы не консолидировать на балансе ФНБ риски. Однако управлять фондом на условиях доверительного управления будет все же «СамрукКазына».

Покупка стрессов

– Какие именно активы предполагает выкупать фонд, как эти активы будут отбираться?

– ФСА будет выкупать активы, находящиеся под стрессом. Прежде всего, ипотечные займы. Причем в широком понимании этого термина, как в Гражданском кодексе, – то, что кредитуется под залог недвижимости и земли. А не только, как это часто сейчас понимают, жилищно-ипотечные займы. Поскольку на сегодня фактически нет рынка недвижимости, нет рынка земли, непонятна стоимость жилья, земли, то такие активы находятся под стрессом. Банки в свое время, выдавая займы, ориентировались на показатель LTV – отношение займа к стоимости залога. Даже если банки были очень консервативны, этот показатель у кого-то составлял 80%, у кого-то 50%. Сейчас сложилась такая ситуация, что в числителе у банков понятная величина, а что в знаменателе – непонятно. Из математики известно, что число, в знаменателе которого 0, считается несуществующим. Вот такие активы и есть стрессовые. Никто при этом не говорит, что они безнадежные. Но какова их рыночная стоимость и реальность погашения – это большой вопрос, который определяется многими факторами. В зависимости от структуры ссудного портфеля банков, такие активы в целом имеют значительный удельный вес. Средние цифры нельзя назвать – в разных банках они разные. Но ясно, что в средних банках их меньше, чем, допустим, в крупных. Чтобы было понятнее, скажу, что только жилищно-ипотечных займов в стране накопилось на сумму порядка пяти миллиардов долларов.

– Но все же ФСА будет выкупать в том числе жилье по жилищным ипотечным займам?

– Сейчас мы на жилье меньше всего ориентируемся. Понимаете, какая ситуация – если выкупать эти активы по балансовой стоимости, то риски лягут на правительство, если по рыночной – то это риски и для банка, и для правительства. То есть они распределяются. Поэтому ряд консультантов предлагал ориентироваться все же на рыночную стоимость. Ее в принципе можно определить.

– И какова, на ваш взгляд, будет при выкупе величина дисконта? Выступая в парламенте, глава АФН Елена Бахмутова сказала про дисконт в 10%...

– Когда фонд начнет работу и определится с объемом и качеством активов, которые можно будет забрать в фонд, тогда и будет определена приемлемая схема работы фонда и величина дисконта. Можно быть очень консервативными и предложить банкам дисконт в 50%. Но существующие на сегодня провизии по сомнительным кредитам пятой категории – тоже 50%. Зачем банку продавать, если сразу фиксировать такой убыток? Если быть оптимистичнее, то повышаются риски, которые берет на себя ФСА. Поэтому правительство склонно говорить не о рыночной стоимости, а о схеме, при которой было бы более справедливое распределение рисков. Это может быть дисконт, участие в капитале фонда, через покрытие убытков фонда. Это уже техника. Не начав работать, ответить однозначно на этот вопрос нельзя.

На пять лет вперед

– Каким образом ФСА будет привлекать деньги с рынка?

– Сначала отрабатывается вариант привлечения денег с рынка с помощью облигаций ФСА. Их можно было бы разместить на различных рынках и, таким образом, увеличить плечо. В качестве обеспечения выступали бы проблемные активы. Но деньги с помощью облигаций можно привлечь, лишь соответствующим образом структурировав эти бумаги. Поделить на транши. Старший транш обслуживался бы потоками от младших, а по младшим нужно решить, в какой пропорции банки и ФСА берут на себя риски. Тогда такие бумаги в принципе могут быть интересны рынку. Но и в этой ситуации все равно еще остается масса неизвестных. Понятно, если это будут обычные облигации, то на рынке спроса на них не будет. Это могут быть только специально структурированные облигации с повышенными гарантиями по возврату. Их должны признать рейтинговые агентства и присвоить этим бумагам инвестиционный рейтинг. Для выпуска таких бумаг есть возможность. Теоретически она существует, а практически можно будет определиться только позже в процессе работы.

[inc pk='1821' service='media']

– А если облигации не заинтересуют рынок?

– Мы учитываем большой скепсис к ипотечным займам и их производным. Если станет ясно, что эффективно разместиться нельзя, тогда надо будет пойти по другому пути. Если не удастся обеспечить создание плеча путем привлечения денег с рынка, то есть произвести разделение рисков между фондом, банком и рынком, нужно будет двигаться по схеме разделения рисков между банком и фондом. Но уже при меньших деньгах, более точечно. Одним из вариантов тут может быть выкуп земли. Не займов, обеспечением которых выступает земля, а просто земли, которая служит залогом по каким-либо проектам, но является не частью проекта, а его обеспечением. Реализовываться земля будет заемщиком, но по согласованию с залогодержателем – банком. И земля пойдет полностью на погашение займа. В этом случае у банков вместо обеспечения с непонятной стоимостью просто будет кэш.

Правда, здесь тоже есть ограничение – мы опять упираемся в стоимость актива. Сегодня нет рыночной стоимости земли. Балансовая же стоимость очень разная – в зависимости от того, как этот актив достался. Через серию продаж – дороже. От исполнительных органов – дешевле. Со сносом – опять дороже. То есть балансовая стоимость сейчас практически не имеет значения.

Чтобы прийти к пониманию стоимости участка, ФСА может взять на вооружение аукционный метод. Например, очертив квартал от такой-то улицы до такой-то, объявить о покупке нескольких участков в нем. Скажем, 30 из продающихся в этом квартале 50. И назвать нижнюю цену, начиная от кадастровой. А после двигаться до тех пор, пока 30 участков не будут куплены. Принципиально важной должна быть конкурсность предложений.

Таким образом, у фонда появляется актив в виде земли. Понятно, что приобретать его надо там, где ликвидность не будет подвергаться сомнению. Когда ситуация изменится и рынок начнет двигаться, вероятно, можно точечно начать работу по банкам и по отдельным проектам, где в качестве обеспечения нет земли или недвижимости. Но таких проектов, честно говоря, мизерное количество. В любом проекте, как правило, недвижимость присутствует.

– Как и на каких принципах, учитывая все-таки ограниченные средства фонда, будет происходить отбор банков-участников?

– Никакого специального отбора банков не будет. Будут требования к активам. Если это земля, то предлагать ее может любой. Но мы понимаем, что большую часть предложат крупные банки с учетом того, что капитал фонда все-таки ограничен. Тем более что фонд должен иметь ограниченный срок жизни. Может быть, лет пять, пока не закончится кризисный период.

– То есть и облигации будут выпущены на пятилетний срок?

– Вполне возможно. Вернее, так: участие правительства в фонде будет, скорее всего, ограничено пятью годами. Если за эти пять лет Фонд стрессовых активов продемонстрирует, что у него сложился вполне работоспособный портфель, тогда его можно продать – приватизировать. Опять же, если это хороший портфель, его можно ликвидировать, продавая не акции фонда, а активы. В любом случае правительство не собирается более чем пять лет быть акционером этого фонда.

Фото: Иван Терехин

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики