Бизнес в ожидании ангелов

Снижение банковского кредитования может стать стимулом для развития альтернативных источников финансирования малого и среднего бизнеса (МСБ). Но сами предприниматели ждут в основном помощи от государства

Бизнес в ожидании ангелов

Два года назад знакомый предприниматель вынужден был свернуть планы по расширению своего бизнеса – не мог арендовать помещение. Из тех, что предлагали, одни не подходили по расположению, другие – по цене. Сейчас слова «сдам в аренду» призывно глядят с витрин пустующих магазинов, помещений бывших парикмахерских, складов, но количество желающих их снять сильно поубавилось. Нет денег. Не только у самих предпринимателей, но и у их потенциальных клиентов.

Удовлетворение внутреннего спроса на товары и услуги – традиционная ниша малого и среднего бизнеса. Но когда спрос падает, доходы и предприятий, и индивидуальных предпринимателей снижаются. Если раньше банки охотно кредитовали оборотный капитал, то сегодня проблематично взять банковский кредит или рефинансировать старые долги из-за проблем с ликвидностью у банков (см. график 1). Кредиты так подорожали, что порой сами предприниматели отказываются занимать у банков. Но больше всего сегодня проблем с залогами: банки не хотят принимать в качестве обеспечения недвижимость или занижают ее стоимость при оценке.

Из выделенных 26 млрд тенге государственных средств банки освоили всего пять миллиардов

Предприниматели попали в заколдованный круг: банки сократили объемы кредитования, что негативно сказалось на возможностях развития МСБ, а снижение рентабельности в связи с падением платежеспособного спроса делает проблематичным кредитование на приемлемых условиях. Это заставляет искать альтернативные источники финансирования бизнеса.

В октябре в Алматы прошла международная конференция «Перспективы развития МСБ в Казахстане», в ходе которой специалисты попытались подсказать предпринимателям, где, кроме банка, можно получить финансирование.

Государева забота

По словам исполнительного директора Института экономических стратегий Центральной Азии (ИНЭС) Айтолкын Курмановой, субъекты МСБ очень чутко реагируют на негативные изменения в динамике совокупного спроса, особенно наложенные на сокращение финансирования. «В таких условиях, – добавляет она, – традиционная роль государства должна быть дополнена оперативными и комплексными мерами». В частности, отметила г–жа Курманова, в развитых странах на поддержку МСБ направляется до 50% всех средств, выделяемых в рамках госпрограмм. Помощь этому сектору обоснована его важной ролью в экономике: в некоторых странах вклад МСБ в ВВП достигает 60%. В Казахстане доля этого сегмента в ВВП, по информации министра индустрии и торговли Владимира Школьника, составляет 31%, МСБ формирует около 28% государственных доходов.

С осени прошлого года, как только стало понятно, что кредитный кризис помимо строительной отрасли ударит еще и по сектору малого и среднего предпринимательства, правительство Казахстана стало искать средства на его поддержку. Часть из четырех миллиардов долларов, которые государство обещало направить на стабилизацию экономики, была предназначена как раз для МСБ.

На депозитах банков второго уровня (БВУ) по соглашению с фондом развития предпринимательства (ФРП) «Даму», заключенному 6 декабря 2007 года, двумя траншами были размещены 48 млрд тенге для кредитования субъектов малого предпринимательства. Средняя стоимость кредита для заемщика составила 17,7%, эффективная годовая ставка – 20,2%, что даже выше существующих ставок (см. график 1), размер среднего кредита – 24 млн тенге.

Программа финансирования через банки вызвала множество нареканий как предпринимателей, жалующихся на медленное освоение средств, так и самого ФРП.

Главная претензия фонда к банкам – перекос в распределении государственных средств. Львиная доля денег, по словам заместителя председателя правления «Даму» Мурата Иманкулова, пошла предпринимателям Алматы – 10,6 млрд тенге, а в целом 54% средств осели в четырех регионах: кроме южной столицы еще в Карагандинской, Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях. Правда, фонд в этом смысле не ограничивал банки, как и в выборе сегментов экономики, в которых работают заемщики: в результате БВУ государственные средства в основном направили в торговлю и сферу услуг (60 и 21% соответственно). Но банки и в целом, а не только в рамках госпрограммы неохотно кредитуют другие сектора (см. график 2) Причем большая часть пошла на пополнение оборотных средств – 67%, на инвестиции в основной капитал – только 33%.

На конференции г–н Иманкулов рассказал о начале реализации еще нескольких программ, одна из которых предусматривает софинансирование МСБ с банками в равных долях: 50 млрд тенге вложит государство, 50 млрд – БВУ. По этой программе помощь будет оказываться не только малому, но и среднему бизнесу, а лимит на одного заемщика поднят до 300 МРП, то есть до 350 млн тенге. Еще одна программа – софинансирование с местными исполнительными органами власти. Как рассказал «Эксперту Казахстан» г-н Иманкулов, правительство распорядилось выделить по два миллиарда тенге акиматам каждой области, всего 28 млрд тенге, и такую же сумму получил фонд. «Итого 56 млрд тенге пойдут в регионы, тоже через банки. У банков все-таки более развиты технологии, филиальная сеть, и мы хотим их использовать, чтобы деньги быстро дошли до предпринимателей», – подчеркнул заместитель главы фонда.

Но, как показала практика, главный недостаток кредитования через банки – низкий процент освоения госсредств, некоторые банки ухитрились не использовать на целевое кредитование ни копейки из выделенных по программе 50/50  денег.

По информации КазТАГ, премьер–министр Карим Масимов распорядился вернуть в бюджет неосвоенные банками деньги. «Мы ожидали от банков, что они быстро начнут эти средства осваивать. Они ликвидность взяли, теперь говорят, что некого кредитовать. Понятно, что пользуются ликвидностью», – заявил г-н Масимов на заседании правительства 1 ноября. Как сообщил глава фонда «Даму» Госман Амрин, банкам уже выделено 26 млрд тенге, из них освоена всего лишь пятая часть – пять миллиардов, хотя от предпринимателей поступило заявок на 40 млрд тенге.

Вице-премьер Умирзак Шукеев отметил, что пока только Банк ЦентрКредит освоил 40% полученных средств, БТА Банк и Каспийский – по 16%, Евразийский – 6%, Астана Финанс – 5%, Цеснабанк – 0%. Он предложил направить эти средства через фонд «СамрукКазына» для поддержки экономики через СПК, «Каз-Агро» или напрямую через акимов. Но, как известно, распределительная система в эффективности значительно уступает рыночным механизмам.

Деньги на рынке

Фондовый рынок как альтернатива банкам пока не оценен нашими предприятиями. На конференции прозвучала такая цифра: из реально действующих компаний МСБ только 0,05% торгуются на Казахстанской фондовой бирже (KASE). А ведь во всем мире привлечения под облигации и акции – наиболее приемлемые с точки зрения объемов, сроков и стоимости.

С 1 сентября нынешнего года в действие вступили новые листинговые правила, расширяющие количество инструментов на казахстанском фондовом рынке.

Вместо прежних категорий листинга – «А» (наивысшая категория) и «В» – ценные бумаги теперь разделены на две основные группы – акции и облигации, которые в свою очередь делятся на подгруппы. Сектор акций – на три категории – Blue_Chips («голубые фишки»), Mid_Cap (акции компаний «второго эшелона», средних компаний) и Start_Up (растущих компаний). Средние компании и раньше проходили процедуру листинга на KASE. Но с изменением листинговых правил технически могут размещаться на бирже и начинающие предприятия – в категории Start_Up. Это важное дополнение, потому что на начинающий бизнес получить кредит в банке практически невозможно. Однако, по словам Айтолкын Курмановой, рынок ценных бумаг не лучшее решение для МСБ. «Деятельность МСБ – динамична, часто не структурирована, ориентируется на краткосрочную конъюнктуру, непрозрачна, плохо регулируется и более рискованна. Поэтому для финансирования МСБ нужен особенный подход», – объясняет она.

Есть множество причин, по которым предприниматели не хотят выходить на фондовый рынок: недостаток образования, финансовых и юридических знаний, нежелание нести затраты, связанные с прохождением процедуры листинга. Но все же главным препятствием является непрозрачность МСБ. То, что удовлетворяло раньше банки (с ростом просрочек по погашению кредитов и они стали осмотрительнее), сегодня вызовет вопросы у инвесторов, особенно если инвестором выступает пенсионный фонд.

Как говорит вице–президент Независимой ассоциации предпринимателей (НАП) Тимур Назханов, даже компании среднего бизнеса не хотят проходить листинг на бирже и выходить за деньгами на фондовый рынок, потому что существуют определенные требования по прозрачности. «Сейчас мало кто может похвастать полной уплатой налогов, – добавляет он. – При существующей нагрузке у предпринимателя после оплаты всех налогов просто не останется средств на развитие. У него уйдет от 40 до 50 процентов прибыли на эти цели». По словам г-на Назханова, НАП проводила семинары по участию предпринимателей в фондовом рынке, в паевых инвестиционных фондах, но очень мало кто принял в них участие. «Понятно, что это альтернативный источник финансирования, но это нереально», – сетует он.

Предприниматели, с которыми мы общались в кулуарах, тоже высказывали сомнения в возможности привлечения денег с фондового рынка. «Это больше подходит для среднего бизнеса, – высказал свое мнение один из участников. – Кто купит облигации небольшого магазинчика или кафе? Кроме банковского кредита, нам не на что надеяться». А другой добавил, что многие предприниматели вряд ли станут размещать акции, опасаясь рейдерства. На бирже сегодня листингуются компании, которые можно отнести к среднему бизнесу, но малых предприятий нет.

Независимо от того, будут выходить предприятия на фондовый рынок или нет, им придется все же становиться более открытыми и для того, чтобы получить банковские кредиты. Даже в нынешних условиях дефицита ликвидности и снижения кредитования многие банки продолжают специальные программы для МСБ, но в ответ требуют прозрачности и открытости, чтобы можно было оценить все риски. В качестве слабых сторон этого сегмента экономики представители банков также называют отсутствие менеджмента и стратегии развития. «Когда приходят люди с тремя бумажками и хотят занять пять миллионов долларов – это просто смешно», – говорит директор департамента МСБ БТА Банка Тимур Алим.

Прямые вливания

Кроме уже известных источников финансирования МСБ, таких как венчурные фонды и лизинговые организации, предприятия могут получить деньги от фондов прямых инвестиций (ФПИ). По словам старшего инвестиционного менеджера ФПИ Aureos Central Asia Fund Индиры Нажмиденовой, в Казахстане работают порядка 10 фондов прямых инвестиций. Главная цель ФПИ – развить компанию, увеличить ее рыночную стоимость и затем выгодно продать стратегическому инвестору или в рамках IPO.

Фонд заходит в капитал частной непубличной компании путем покупки существующих или дополнительных акций и участвует в компании не менее трех-четырех лет. За это время он способствует развитию предприятия, во-первых, деньгами, что снижает его зависимость от банковского кредитования или поиска других источников финансирования, во-вторых, помогает выработать стратегию развития и управления, способствует прозрачности компании. Цели ФПИ в период его участия в капитале компании полностью совпадают с целями других акционеров, отмечает г-жа Нажмиденова. Наиболее привлекательные для фондов прямых инвестиций отрасли – пищевая, фармация, телекоммуникации, упаковка. Примерами партнерства ФПИ и компаний являются производитель пива «Ак Нар», проданный Eagle Kazakhstan Fund после двух лет инвестирования компании Baltic Beverage Holding, а также Усть-Каменогорская птицефабрика.

А в качестве последнего источника финансирования для МСБ можно назвать «бизнес-ангелов», которых упоминали на конференции. Это частные лица, предоставляющие кредиты для начального бизнеса в обмен на долговые облигации, конвертируемые в акции или на долю в капитале. У нас тоже есть такие люди, правда, называют их более прозаически – ростовщиками. Понятно, что в отличие от своих коллег – «бизнес-ангелов» – они не любят светиться, а поэтому статистики, какую долю они занимают в финансировании предпринимателей, нет.

Не только финансирование

Конференция оставила двойственное впечатление. С одной стороны, МСБ сегодня действительно нуждается в альтернативных источниках финансирования. С другой – многие предприниматели еще не готовы воспринимать новое и, по большому счету, не верят в него. Для них существует единственная альтернатива банковским кредитам – государственная поддержка. И не только напрямую деньгами, но и изменением налоговой политики. В частности, некоторые участники конференции предлагали предусмотреть возможность найма работников при патентной системе.

Но у нас и так слишком много индивидуальных предпринимателей. По словам Тимура Назханова, их доля в МСБ не менее 90%. По его мнению, причина – в налоговой политике государства, которая не стимулирует предприятия к росту. «Все стараются скрыть истинные цифры прибыли, потому что реальный налог выше, чем существующие ставки, – говорит он. – При этом малый бизнес в лучшем положении, чем средний, поэтому средний дробится, это позволяет ему снизить расходы на уплату налогов. Получается, что государство стимулирует бизнес не развиваться, а скрываться на территории малого бизнеса. Это ненормально».

Уже стало привычным во всех бедах МСБ обвинять правительство. Но и сами предприниматели должны не ждать милостей от государства, а выходить на новый уровень развития, что реально позволит им расширить источники финансирования. Государство же, со своей стороны, могло бы исключить множество посредников между предпринимателями и госсредствами, создав специальный банк, обслуживающий исключительно эту группу клиентов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики