Учебу оплатим ураном

Казахстан активно пытается войти в самый перспективный для экспортеров урана и атомных технологий рынок Китая

Учебу оплатим ураном

Национальная компания «Казатомпром» подписала соглашения о стратегическом партнерстве в сфере атомной энергетики с китайскими компаниями China Guandong Nuclear Power Company (CGNPC) и China National Nuclear Corp (CNNC). Соглашения предусматривают совместные разработки месторождений на территории Казахстана, долгосрочные поставки урана в Китай, производство топлива для китайских АЭС. В частности, CGNPC получит доли в совместных предприятиях по разработке казахстанских месторождений: Ирколь в Кызылординской области (производственная мощность 750 тонн урана в год) и Семизбай в Акмолинской области (500 тонн в год). Компания CNNC – месторождения Жалпак в Южно-Казахстанской области (мощность 750 тонн).

Предполагается, что на первом этапе казахстанско-китайское СП будет экспортировать природный уран, к 2013 году с Ульбинского металлургического завода планируется начать поставки топливных сборок для китайских АЭС. Со своей стороны Китай предложил «Казатомпрому» долевое участие в строительстве АЭС на своей территории. Как заявил президент НАК «Казатомпром» Мухтар Джакишев: «Мы претендуем здесь на сегмент строительства. Вместе с Китаем собираемся строить атомные станции, получать дивиденды, получать опыт. Потом будем строить и за пределами Китая».

Китайцы четко понимают сложившуюся ситуацию и откровенно учатся за чужой счет, на максимально выгодных для себя условиях

Безусловно, соглашения важны для обеих сторон. Пекин получает прямой доступ к источникам сырья для развития своей атомной энергетики (подтвержденные запасы урана Китая оцениваются менее чем в 1,5% мировых; собственная добыча в 2007 году составила 870 тонн и удовлетворила лишь половину текущей потребности страны). «Казатомпрому» соглашения позволяют перейти от экспорта сырья к экспорту продукции с более высокой добавленной стоимостью – ядерного топлива. Кроме того, казахстанская компания начинает новый для себя вид деятельности – участие в строительстве атомных станций. Если ей, конечно, не помешает отсутствие опыта подобной работы.

Слова и реалии

Мировой финансовый кризис является условием ускоренного превращения «Казатомпрома» в лидирующую компанию в мире. Об этом в начале ноября в Алматы в ходе пресс-конференции заявил президент НАК «Казатомпром» Мухтар Джакишев. В неблизкой перспективе – возможно. Пока же процитируем главу нацкомпании: «По этому году ожидаем 8700 тонн урана, в следующем – в районе свыше 11 тысяч». Между тем ранее заявлялось, что план добычи на 2008 год составляет 9,6 тыс. тонн, на 2009-й – более 12 тыс. тонн урана (см. график). Причем снижение «Казатомпромом» планов добычи урана связано не с производственными возможностями компании, а с состоянием мирового рынка. Таким образом, набирающий силу глобальный финансовый кризис становится существенным барьером на пути реализации амбициозных планов компании.

Другим громким заявлением Мухтара Джакишева стало сообщение о том, что «Казатомпром» стал первым, кто получил доступ на закрытый топливный рынок Китая. Но в настоящее время в КНР действуют шесть АЭС, на которых установлены 11 энергоблоков общей мощностью около 9000 МВт, девять из них построены на импортных ядерных технологиях Франции, Канады и России. В частности, в прошлом году российской компанией «Атомстройэкспорт» на берегу Желтого моря сданы два блока первой очереди Тяньваньской АЭС с реакторами ВВЭР-1000. Ядерное топливо для станции произведено на заводах российской компании «ТВЭЛ». Оба энергоблока работают на 100% мощности и обеспечивают электроэнергией провинцию Цзянсу.

Ядерные технологии – это не только дорогостоящий и наукоемкий рынок, но и объект большой политики, а потому конкуренция здесь будет всегда. Основными участниками мирового рынка ядерных технологий являются крупные транснациональные компании США, Франции и России. Небольшая доля досталась Канаде и Южной Корее. Казахстан (обладающий по собственным оценкам 19% разведанных мировых запасов урана, а по зарубежным –15%) входит в тройку мировых лидеров лишь по добыче урана. И это понятно. Сегодня в стране существует только часть переделов ядерно-топливного цикла. Это добыча природного урана, аффинаж (первичная очистка) и производство топливных таблеток. Все остальные звенья топливной сборки находятся на территории России. И сегодня Казахстан проводит диверсификацию рынков и партнеров в урановом секторе, стремясь снизить свою зависимость от Москвы.

В «Казатомпроме» заявляют, что, приняв участие в строительстве китайских АЭС, получат право на участие в их прибыли. Правда, какой именно вклад компания внесет в сооружение атомных электростанций, «Эксперту Казахстан» в «Казатомпроме» пояснить не смогли. Стоит отметить, что опыта строительства подобных станций Казахстан вообще не имеет. Запущенный в 1972 году экспериментально-промышленный реактор на быстрых нейтронах БН-350 в Шевченко (теперь Актау) полностью выработал свой ресурс и остановлен почти 10 лет назад. Вместо него совместно с «Атомстройэкспортом» на основе хорошо зарекомендовавшего себя на подводных лодках проекта 949А «Антей» (к которому принадлежала АПЛ «Курск») реактора ВБР-300 планируется строительство новой АЭС. Запуск ее первого энергоблока намечен на 2016 год. В то время как в Китае построенная CNNC по собственной технологии АЭС в г. Циншане дала промышленный ток в 1991 году. В августе 2007-го началось строительство спроектированной по китайской технологии АЭС в районе порта Далянь. Первый блок АЭС будет введен в эксплуатацию в 2012 году. Собственные технологии корпорация предполагает использовать и при строительстве двух реакторов мощностью 1000 МВт в городах Фанцзяшань и Чжэцзянь.

Стратегия диверсификации источников энергии является главным выходом Китая из трудной ситуации с энергоснабжением, а увеличение темпов и масштабов развития атомных станций – ключевым аспектом этой стратегии. В стране официально подтверждено строительство 56 АЭС. Из них в ближайшие два года должны быть построены девять: шесть – на американских реакторах третьего поколения и три – на китайских второго поколения. На состоявшемся 3 ноября китайско-американском семинаре по ядерной энергетике замначальника отдела экономии энергии и технического обеспечения госкомитета КНР по энергетике Хуан Ли заявил, что к 2020 году суммарная мощность энергоблоков китайских АЭС должна составить не менее 70 млн кВт.

Плата за вхождение

В последние годы цены на мировом рынке строительства АЭС стремительно растут. Согласно недавно опубликованным результатам исследования консалтинговой компании Moody’s, цена одного атомного энергоблока может доходить до шести миллиардов долларов, что значительно выше соответствующих оценок несколько лет назад. Это усиливает конкуренцию среди ограниченного количества компаний, занимающихся сооружением АЭС, и вынуждает их идти на уступки заказчикам.

Американская Westinghouse Electric получила право строительства в Китае двух АЭС. Первая очередь даст промышленный ток в 2013 году. Предполагается, что первые блоки каждой из АЭС Китай построит в кооперации с Westinghouse Electric, а остальные – самостоятельно, по американской технологии, которая будет передана китайской госкомпании Nuclear Power Technology Corp.

На похожие требования согласилась и французская AREVA, в декабре 2007 года подписавшая контракт на поставку двух реакторов. Соглашением предусмотрено, что французская технология будет передана Китаю через консорциум, в который войдет китайский партнер. Помимо продажи реакторов, Франция и Китай договорились о сотрудничестве по целому ряду направлений. В частности, одна из китайских атомных компаний (CGNPC) будет приобретать 35% продукции UraMin – подразделения AREVA, ведущего добычу урана в Африке и рассчитывающего добыть до 2022 года в общей сложности 65 тыс. тонн урана. В число других возможных совместных работ атомщиков двух стран входит строительство в Китае комплекса по переработке отходов ядерных технологий (ОЯТ) общей стоимостью до 15 млрд евро, а также создание СП по выпуску продукции из циркония реакторной чистоты.

Китайцы четко понимают сложившуюся ситуацию и откровенно учатся за чужой счет, на максимально выгодных для себя условиях. От иностранцев требуют не только надежный и коммерчески эффективный тип реактора, но и кредитную линию на его ввод в эксплуатацию и другие уступки. В этом отношении ярким примером является Тяньваньская АЭС.

Россиянам пришлось кроме обязательства постройки двух ядерных реакторов и двухмиллиардного кредита под 4% годовых передать технологию производства ядерного топлива. Основным вкладом Китая стало фактически обеспечение площадкой, которую строят еще минимум под шесть блоков. При этом «Атомстройэкспорт» рассчитывает получить заказ еще на два из них. Китайцы не возражают, но поддерживают чувство неопределенности, что неплохо помогает им торговаться. В частности, они выразили скромное желание… освоить серийное производство реакторов ВВЭР-1000. Правда, пока под авторским надзором российских специалистов. Как бы то ни было, Россия и Китай договорились о строительстве второй очереди Тяньваньской АЭС. По словам премьера Путина, «в этой области есть и другие важные проекты. Например, строительство четвертой очереди газоцентрифужного завода в Китае и создание экспериментального реактора на быстрых нейтронах».

Как с Areva, Westinghouse Electric, «Атомстройэкспортом» в таких условиях может конкурировать не имеющий ни собственной атомной генерации, ни опыта реакторостроения «Казатомпром», совершенно непонятно. Пока картина вырисовывается неутешительная: за возможность поучиться у самого изучающего азбуку строительства АЭС Китая и попасть на его растущий рынок ядерного топлива Казахстан допускает китайские компании к участию в разработке своих урановых ресурсов (заметим, в дополнение к уже контролируемым Поднебесной, по неофициальным оценкам, 25% запасам казахстанской нефти).

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики