Поздно бояться

Редакционная статья

Поздно бояться

В последнее время самым популярным ветхозаветным образом стали семь тощих коров, пожравших семь тучных. Похоже, годы изобилия для нефтедобывающих стран закончились. Государства, зарабатывающие на экспорте углеводородов, неплохо смотрелись на фоне развитых стран с диверсифицированной экономикой – приток нефтедолларов позволял во многом нивелировать негативные последствия мирового кризиса ликвидности. Казахстан был едва ли не единственным исключением – перекрытие денежного потока, который банки впрыскивали в строительный сектор, сразу же почувствовали и девелоперы, и их смежники, не говоря уже о банкирах – но и у нас дела, в общем-то, шли неплохо.

Судя по всему, теперь несладко придется всем. В том числе самим нефтяникам. Не стоит забывать, что деньги в Казахстан поступали не только с продаж собственно «черного золота». Нефтедобывающие компании на протяжении последних лет были главным объектом инвестиций. Сумасшедшая рентабельность, уверенность в завтрашнем дне и необычайно выгодные условия разработки месторождений (прежде всего у компаний, работающих на принципах соглашения о разделе продукции) привели к тому, что инвесторы буквально слетались на наши месторождения, как мухи на мед. Даже давление со стороны государства, которое, поднакопив жирок в Нацфонде, принялось восстанавливать историческую справедливость, перераспределяя доли в Кашаганском проекте, не отпугнула иностранных игроков (хотя они предупреждали, что непременно отпугнет). Перспектива получения сверхдоходов заставлявляла смириться со всеми требованиями. Еще бы – при себестоимости барреля казахстанской нефти в 14–17 долларов еще несколько месяцев назад выручить за него можно было почти сотню. На волне всеобщей эйфории власти строили планы по удвоению объемов добычи нефти – с нынешних 67 млн тонн до 150 млн к 2015 году. Уже с 2010-го на шельфе Каспия предполагалось качать до 40 млн тонн ежегодно. Для этого требовалось вложить в разработку подводных запасов углеводородов10,3 млрд долларов, а в следующую пятилетку – еще 15,6 млрд.

Планы пришлось скорректировать еще до обвала цен. Затягивание с освоением Кашагана, технологические сложности при работе на шельфе Каспия заставили уменьшить прогноз добычи к 2015 году на 50 млн тонн. В нынешних условиях и эти планы могут оказаться слишком оптимистичными. Падение цены на нефть может привести к потере интереса потенциальных инвесторов к новым каспийским месторождениям, на которые делает ставку Казахстан. Готовность же банков профинансировать проекты в непростых условиях финансового кризиса и падающих цен на нефть вызывает большие сомнения. При уровне ниже 60 долларов за баррель добыча в рамках технологически сложных проектов станет невыгодной, и проекты будут сворачиваться. Если нефти с Кашагана вновь не будет, то возможный казахстанский экспорт не превысит 78 млн тонн. Будет приостановлена работа на низкодебитных участках, сократится применение методов, увеличивающих нефтеотдачу пластов. Стоит ждать сокращения и без того невеликих инвестиций в воспроизводство минерально-сырьевой базы. Сокращение объемов работ сразу же скажется на нефтесервисных компаниях, прочих смежниках, а через них – на всей экономике Казахстана. Цепочка, запущенная строителями, покажется детской игрой.

Такой сценарий вполне вероятен. По прогнозу российского вице-премьера Алексея Кудрина, озвученному им во время недавнего выступления в Совете Федерации РФ, в следующем году нефть не превысит 50 долларов за баррель, в 2010-м – 55 долларов, а уровень в 60 долларов будет достигнут вновь лишь в 2011 году. На фоне стремительного падения нефтяных фьючерсов на Лондонской и Нью-Йоркской биржах этот прогноз не кажется пустой страшилкой. Да и бояться уже, в общем-то, поздно. Надо думать, как жить дальше, забыв о грандиозных, но так и не разработанных планах по диверсификации экономики. По крайней мере, до следующего скачка цен на нефть. Возможно, нам повезет, и он наступит раньше, чем думает г-н Кудрин.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики