Экономика усыхающего барреля

Падение цен на нефть заставит Казахстан расплатиться за сырьевую ориентацию экономики

Все годы независимости руководство нашей страны делает ставку на экспорт минерального сырья. По данным АО «Государственная страховая корпорация по страхованию экспортных кредитов и инвестиций», удельный вес готовой продукции несырьевого сектора не превышает 10% от всего объема экспорта Казахстана. В сырьевом же секторе безраздельно доминирует нефть. Приток нефтедолларов постоянно рос на фоне скачкообразного увеличения цен на «черное золото» – хотя стоимость казахстанской нефти меньше, чем эталонного сорта Brent или «корзины» ОПЕК, ее цена меняется вслед за ними. С начала нынешнего года к июлю она подорожала на 70,5% до 703 долларов за тонну (около 94 долларов за баррель).

Поток нефтедолларов позволял надеяться, что даже в период мирового кредитного кризиса наша страна, одной из первых почувствовавшая на себе его влияние, сохранит относительное благополучие. Растущие нефтяные доходы, перечисляемые в Нацфонд, рассматривались как своеобразная подушка безопасности. Проведенный нами анализ данных за 1997–2007 годы показывает, что коэффициент корреляции между основными макроэкономическими показателями (ВВП, объем промышленного производства, инвестиции в основной капитал, номинальная заработная плата) и среднегодовыми ценами на нефть составляет более 0,96. И хотя со второй половины 2006 года налоги от нефтяных компаний были направлены исключительно в Национальный фонд, в экономику страны продолжал поступать поток нефтедолларов (в том числе за счет трансфертов из Нацфонда). Подогревая инфляционные процессы, он одновременно поддерживал спрос, лишившийся кредитной поддержки со второй половины 2007 года. Аналитики (например JPMorgan) предсказывали, что высокие цены на основные экспортные товары обеспечат мягкую посадку экономике республики и правительство сможет поддержать банки и стройиндустрию за счет госбюджета.

Паника, бегство от риска и отказ от контрактов характеризуют сегодня рынки нефти и других видов сырья

Казалось, что нефтяное счастье будет долгим. В «Основных направлениях денежно-кредитной политики Нацбанка РК на 2008–2009 годы», утвержденной 24 декабря 2007 года, указывалось, что вариант снижения мировых цен на нефть «не рассматривается… поскольку его реализация, как и реализация высокого экономического роста в РК, в предстоящие два года маловероятна».

Но вышло иначе. Угроза рецессии в развитых странах, прежде всего в США, главном потребителе топлива, заставила спекулянтов начать вывод средств с сырьевых рынков. Достигнув 11 июля своего исторического максимума в 147,27 доллара за баррель, цены на нефть начали беспрецедентное по скорости и масштабу пике вниз, в результате которого баррель подешевел почти втрое. А ведь, по оценке большинства экспертов, он к концу года должен был достичь 200 долларов!

Вместе с нефтяными котировками начали падать цены на другие виды сырья, в том числе металлы. Это немедленно сказалось на поступлениях в казахстанский бюджет от горнометаллургических компаний – основного источника поступлений в государственную казну. И все же именно снижение цен на нефть может стать главной угрозой для экономики страны.

Наше почти всё

Директор Центра раннего обнаружения экономических и финансовых потрясений АО «Институт экономических исследований» Сара Алпысбаева оценивает долю нефтегазового сектора в валовом внутреннем продукте (ВВП) Казахстана в 12,9%. При этом доля «нефтянки» в общем приросте ВВП за 2007 год составила 24,28%. Еще заметнее роль отрасли во внешней торговле страны. Как отмечается в отчетах Нацбанка, «основная часть экспортных доходов Казахстана формируется доходами от экспорта нефти и газового конденсата» (см. график 1).

Только за январь–май текущего года, несмотря на снижение физического объема экспорта нефти на 2,4%, в денежном выражении экспорт «черного золота» вырос более чем на 60%. В результате чистый экспорт (опять же в денежном выражении) за первое полугодие 2008 года оказался в 2,5 раза выше, чем за такой же период 2007-го. Доходы от продажи нефти за рубеж позволили полностью компенсировать нетто-отток ресурсов по другим составляющим счета текущих операций. Как следствие, с января по июнь 2008 года платежный баланс сложился с положительным сальдо в 6,5 млрд долларов. Отметим, что за аналогичный период 2007-го наблюдался дефицит в 2,6 млрд долларов, а по итогам 2007-го дефицит оказался равен 7,3 млрд.

Высокий уровень цен на нефть и стабильно высокое доверие иностранных инвесторов до 2007 года стимулировали дополнительное финансирование нефтегазовых проектов и увеличение масштабов внешнего заимствования банками и предприятиями республики. В период с 2000 по 2007 год объем инвестиций в основной капитал вырос в пять раз. И вряд ли кого-то удивит, что первое место по инвестиционной привлекательности (27,9% от общего объема вложений) заняла добыча нефти и природного газа.

Оборотной стороной притока стал подогрев инфляционных механизмов. Это неудивительно, ведь коэффициент корреляции среднегодовых цен на нефть и денежной массы очень высок – 0,98. Денежная масса в стране с 2005 по 2007 год более чем удвоилась, увеличившись с 2,06 до 4,6 трлн тенге. Впрочем, дело здесь не только в накачке страны ликвидностью, но и в росте цен на горюче-смазочные материалы внутри Казахстана вслед за мировыми рынками. Вкупе с удорожанием продовольствия, ростом доходов населения на фоне низкого уровня конкуренции в стране это привело к тому, что во второй половине 2007 года инфляция резко пошла вверх и в итоге в среднем за год составила 10,8%, хотя прогнозный коридор был 8,2–9,2%. В годовом выражении (декабрь 2007-го к декабрю 2006-го) уровень инфляции составил 18,8%.

В 2008 легче не стало. С начала года по сентябрь денежная масса выросла на 27,1% и составила 5,88 млрд тенге. Прежние негативные внешние и внутренние факторы никуда не делись – и в сентябре среднегодовая инфляция составила 18,2%. Причем в условиях замедления темпов роста ВВП и усиления проблем с ликвидностью у банков, ограниченных в фондировании на зарубежных рынках, но вынужденных расплачиваться по ранее взятым займам, Нацбанк лишился возможности активно применять традиционные сдерживающие меры – повышение ставки рефинансирования, выпуск нот и т.п. Но к этому моменту цены на нефть уже устойчиво падали, денежная масса начала по чуть-чуть сокращаться (за сентябрь уменьшилась на 0,03%, за октябрь не изменилась) – и инфляция тоже пошла вниз. Среднегодовая в октябре, по официальным данным Нацбанка, упала до 13,9%, при этом месячный показатель составил 0,6% – в два раза ниже, чем в минувшем июне.

И «черное золото» ржавеет

«Паника, бегство от риска и отказ от контрактов характеризуют сегодня рынки нефти и других видов сырья. Цены устанавливаются не фундаментальными показателями рынков, а опасениями по поводу того, что кризис в финансовом секторе может распространиться на остальные сегменты экономики», – так месяц назад охарактеризовал в интервью «Эксперту Online» ситуацию на сырьевых рынках экономист банка URS Даниэль Бребнер.

Лучше с тех пор не стало. Напротив, падение спроса на сырье из-за кризисного положения в экономике США и ведущих европейских стран, замедление темпов роста экономики и у новых крупнейших потребителей нефти – Китая и Индии охлаждают рынок. Кратковременные подскоки цен вследствие падения доллара не в силах переломить общую тенденцию. «Ослабление американского доллара является основной причиной роста нефтяных цен, однако перспектива низкого мирового спроса останется ключевым фактором формирования цен», – цитирует Reuters главного аналитика Commodities Warrants Australia Тоби Хэссалла.

Страны ОПЕК предприняли ряд попыток удержать цены на высоком уровне. Однако если решение сократить добычу нефти на 520 тыс. баррелей в сутки, принятое на внеочередном заседании картеля в Вене 10 сентября, привело к повышению к концу сентября цены на нефть на 20 долларов, то сегодня ОПЕК уже не справляется с ситуацией. На недавнем совещании в Вене картель принял решение с 1 ноября снизить ежесуточную добычу еще на 1,5 млн баррелей в сутки. Однако это уже не помогло: в минувший четверг сорт Brent упал ниже 52 долларов за баррель. Октябрь стал самым неудачным для рынка нефти месяцем более чем за 22 года: за месяц ее котировки упали на 33%. По оценке аналитиков Dresdner Bank, на декабрьской встрече может быть принято решение о новом урезании квот производства нефти ОПЕК еще на 0,5–1 млн баррелей. Но и это вряд ли поможет – эксперты прогнозируют падение спроса на нефть. По мнению консультанта Morgan Stanley Садада аль-Хуссейни, высказанному в интервью агентству Bloomberg, падение спроса продлится как минимум до второго квартала 2009 года. По его оценке, мировой спрос, который в третьем квартале этого года составлял 85,7 млн баррелей в сутки, упадет к тому времени до 83,5 млн баррелей. Да и сама ОПЕК сократила прогноз по спросу на нефть в 2009 году с 87,8 до 87,66 млн баррелей в сутки по сравнению с предыдущим прогнозом.

В результате аналитические агентства, еще недавно уверявшие, что времена дешевой нефти безвозвратно прошли, резко снижают ее прогнозную стоимость. Ожидается, что в следующем году нефть будет стоить в среднем 86 долларов за баррель, тогда как ранее называлась цифра в 123 доллара. Цена нефти на конец 2009 года составит 107 долларов против прогнозировавшихся ранее 125 долларов за баррель. В ближайшей же перспективе цены будут еще ниже: консолидированные прогнозы колеблются около 70 долларов за баррель.

И это еще достаточно оптимистичные оценки. «Кризис развивается, а это гарантированно влечет за собой новое падение цен на нефть. Как только мировая индустрия перейдет к существенному сокращению производимой продукции, падение углеводородов ускорится. Это обернется новыми инфляционными скачками и ростом безработицы, что еще более подтолкнет стоимость нефти вниз», – считает руководитель российского Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов. По его мнению, цена барреля нефти к началу 2009 года может опуститься до 40–50 долларов.

Впрочем, есть и иные взгляды. Согласно краткосрочному прогнозу Института энергетической стратегии Российской Федерации, цена на нефть марки Brent резко понизится к концу 2008 года, однако рост в 2009-м будет таким же стремительным. В проекте трехлетнего бюджета РФ цена нефти заложена на уровне 90 долларов за баррель (в 2009-м – 95, в 2010-м – 90, в 2011-м – 88 долларов за баррель). Департамент энергетики США прогнозирует цену нефти в коридоре 100–120 долларов за баррель в 2009 году. Если цены удержатся на таком уровне, казахстанская экономика будет чувствовать себя неплохо. Если же реализуется пессимистический прогноз, то существует реальная угроза рецессии – причем не только в физических показателях объемов производства – которая, возможно, уже имеет место быть (см. «Горная болезнь», «Эксперт Казахстан» № 44 от 10 ноября 2008 г.), но и в номинальном выражении.

Прощай, Нацфонд

Как отмечает Сара Алпысбаева, «при коридоре цены 60–80 долларов за баррель (снижение 42,05% по сравнению со вторым кварталом 2008 года) ожидается снижение физических объемов экспорта на 9%, что приведет к сокращению экспортной выручки на 47,12% и отразится на сокращении ВВП 2009 года на 2,93% по сравнению с 2008-м. Так как нынешнее падение цен вписывается в обозначенный коридор, существует реальная угроза сокращения добычи нефти, снижения объемов экспорта и, как следствие, замедления роста экономики».

Для экономики Казахстана удешевление углеводородов чревато тяжелыми последствиями. Как указывается в пояснительной записке к проекту закона «О республиканском бюджете на 2009–2011 годы», «объем прямых налогов и других поступлений по нефтяному сектору прогнозируется в 2009 году в сумме 1 трлн 449 млрд 820 млн 623 тыс. тенге, или снизится против оценки текущего года на 226 млрд 873 млн 966 тыс. тенге».

Надо сказать, что казахстанское правительство достаточно консервативно подошло к оценке перспектив нефтяного рынка на ближайшие годы. По принятому им сценарию цена на нефть в среднесрочной перспективе составит 60 долларов за баррель. При этом правительство прогнозирует рост ВВП в 5–7%: с 15,95 трлн тенге в 2008 году до 24,1 трлн в 2011-м. Впрочем, в правительстве признаются, что есть сценарий и на случай, если цена барреля опустится до 40–50 долларов.

Международные эксперты высказываются осторожнее: в заключительном заявлении миссии Международного валютного фонда дается прогноз роста реального ВВП на уровне 4,5% в текущем году и 5,3% в следующем.

В любом случае очевидно, что уменьшение притока нефтедолларов, которое будет иметь мультипликативный эффект, неизбежно. В минувшем сентябре министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов оценил потери бюджета при снижении цены на нефть до 60 долларов за баррель примерно в 535 млрд тенге в следующем году (общие поступления должны составить около 3,16 трлн).

В качестве компенсации должен быть увеличен гарантированный трансферт из Нацфонда. В 2009 году он составит 843 млрд тенге, а в последующие годы перевалит за один триллион.

Для увеличения трансферта из Нацфонда потребовалось внести поправки в закон «О гарантированном трансферте из Национального фонда на 2007–2009 годы». Трансферт на 2009 год, утвержденный в 2008-м, потребовалось увеличить на 506,07 млрд тенге.

По прогнозам министерства экономики, при цене 60 долларов за баррель поступления в нацфонд в 2009 году составят 1,4 трлн тенге. Таким образом, большая часть поступлений будет из фонда изыматься. При этом рост размера гарантированного трансферта в республиканский бюджет прекратится только в 2011 году. Это приведет почти к двукратному снижению баланса поступлений в Нацфонд.

Как решат другие

«Учитывая, что в трехлетнем бюджете РК мировая цена нефти заложена на уровне 60 долларов за баррель, нынешнее положение грозит дефицитом бюджета, если такой уровень цен продержится длительное время и не повысится. Так как данный коридор цен приводит к отрицательному росту ВВП, уровень в 60–65 долларов можно считать низким для казахстанской экономики, а при падении цены ниже 60 долларов – критическим, – полагает Сара Алпысбаева. – При низкой вероятности снижения цены на нефть менее 60 долларов за баррель последствия такого снижения оцениваются как очень серьезные. В случае наступления данного сценария возможен запуск негативных цепочек, которые могут привести к девальвации тенге и повышению социальной напряженности».

Дело в том, что во избежание девальвации и инфляции Нацбанку потребуется продавать валюту, что сокращает золотовалютные резервы. В итоге Нацбанк может принять решение ослабить поддержку тенге – что спровоцирует инфляционный всплеск вследствие изменения курса тенге–доллар, сохранявшегося в последние месяцы на уровне около 120 тенге за доллар. Впрочем, вряд ли курс упадет слишком низко – официальные валютные активы, включая резервы Нацбанка и активы нефтяного фонда, на конец сентября достигли 48 млрд долларов, что позволит обеспечить достаточно мягкое регулирование валютного курса. По нашему мнению, вряд ли в среднесрочной перспективе тенге снизится ниже уровня 140 за доллар.

Но проблемы с национальной валютой – не единственное негативное последствие от уменьшения объемов производства в нефтегазовом секторе. Оно неизбежно скажется на увеличении уровня безработицы по стране, так как может быть затронута занятость в смежных отраслях. Вместе с тем средства Фонда национального благосостояния и другие резервные активы должны компенсировать временные перебои с ликвидностью, отчасти вызванные и падением мировых цен на нефть. Падение цен на нефть также потребует пересмотра статей платежного баланса, и при падении цены до 60 долларов будет очевидным ухудшение счета текущих операций, что скажется на росте внешнего долга Казахстана. В целом снижение цен на нефть будет иметь мультипликаторные последствия в виде падения розничного товарооборота, совокупного спроса и, как следствие, падения доходов граждан.

В случае реализации пессимистического сценария, то есть падения цен на нефть ниже 60 долларов на достаточно длительный срок, в пределах от нескольких месяцев до нескольких лет – Казахстану неизбежно придется расплатиться за сырьевую, однобокую структуру своей экономики. Если производителям нефти удастся удержать планку, тогда трудностей можно будет избежать. По заключению миссии МВФ: «Казахстан обладает значительными финансовыми ресурсами, на которые он может опереться, чтобы выдержать сложившуюся ситуацию. Его среднесрочные экономические перспективы остаются благоприятными». Но тут уже мало что от нас зависит – Казахстан не относится к числу игроков, определяющих уровень мировых цен на углеводороды.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности