Один в поле не железнодорожник

Исход судебного разбирательства дела экс-руководителя «Казахстан темир жолы» (КТЖ) Жаксыбека Кулекеева свидетельствует – любые начинания чиновников и топ-менеджеров, не поддержанные влиятельными властными группировками, обречены на провал

Один в поле не железнодорожник

Экс-глава КТЖ был задержан сотрудниками Госагентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финполиция) 1 апреля, а судебный процесс начался 25 августа.

Жаксыбека Кулекеева обвиняли по четырем эпизодам. Кроме пункта о взяточничестве (в его служебной машине обнаружили портфель со 100 тыс. долларов) ему инкриминировали незаконную продажу через тендер собственного автомобиля «Лексус» хозуправлению КТЖ, использование для охраны своего частного дома службы безопасности нацкомпании, а также незаконно проведенный тендер в пользу фирмы одной из своих родственниц. Гособвинение просило суд приговорить Кулекеева к 10 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима.

13 ноября Сарыаркинский районный суд №2 г. Астаны приговорил его к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Г-н Кулекеев лишен права занимать руководящие должности сроком до пяти лет. Вместе с тем суд оправдал его по той части уголовного дела, где он обвинялся во взяточничестве, и оставил без рассмотрения исковое заявление, подписанное от имени представителя КТЖ о взыскании с подсудимого ущерба в пользу компании в сумме 348 млн тенге.

Сам Кулекеев не считает себя виновным, а его адвокат Салимжан Мусин намерен обжаловать приговор в суде второй инстанции. По словам адвоката, суд не принял во внимание аргументы, приведенные стороной защиты. Так, г-н Кулекеев утверждал, что привлек службу безопасности к охране своего здания постольку, поскольку работал дома с важными служебными документами (следствие утверждает, что во время обыска никаких служебных документов не обнаружило). Пресловутый «Лексус» официально принадлежал родственнику подсудимого, некоему Атаханову – вывод, что настоящим владельцем был Кулекеев, был сделан на основании свидетельств, что машина некоторое время стояла в его дворе. Наконец, защита полагает, что родство подсудимого и главы фирмы, выигравшей тендер, было дальним, и по казахстанскому законодательству они не могли выступать в роли аффилированных лиц.

Не всем сестрам по серьгам

«Казахстан темир жолы» – одна из крупнейших нацкомпаний. Через КТЖ проходят многомиллиардные денежные потоки (прогноз чистой прибыли на 2008 год – 30 млрд тенге), и за контроль над ними сражаются представители различных группировок в высших эшелонах власти. Эти люди знают правила игры и являются частью системы и всегда рассчитывают на поддержку друг друга.

За примерами далеко ходить не надо. С 1997 по 2001 год КТЖ возглавлял Аблай Мырзахметов (неофициально считается, что он близок к Мухтару Аблязову, бывшему министру энергетики и нынешнему председателю совета директоров БТА Банка). В июне 2002 года он был арестован по подозрению в хищении госимущества. Прокуратурой было заведено в общей сложности 37 уголовных дел. Во время судебного процесса он вел себя весьма самоуверенно и в кулуарах Верховного суда весной 2003 года делился с журналистами: «Мне совершенно без разницы – обвинят меня или оправдают. Ну, отсижу пару лет да выйду. Я не собираюсь связывать свою судьбу с госслужбой, там нет никаких перспектив, а потому мне все глубоко безразлично».

В мае 2003 года его приговорили к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. Но срок дали условный. Г-н Мырзахметов ушел в бизнес – с 2002-го по 2007-й он работал советником гендиректора и членом совета директоров ЗАО «DALA GROUP», председателем Союза торгово-промышленных палат (ТПП) РК, членом правления Национальной экономической палаты «Союз “Атамекен”».

Дело Кулекеева – четкий сигнал чиновникам: без поддержки они – нуль. Одной лояльности уже недостаточно

Его сменил на посту главы КТЖ Ерлан Атамкулов (в то время он считался фигурой, близкой к бывшему зятю президента Рахату Алиеву). Хотя и он попал под каток правоохранительных органов, его судьбу тоже нельзя назвать печальной. В июне 2007 года Генпрокуратура РК возбудила 21 уголовное дело в отношении некоторых должностных лиц КТЖ. Атамкулов фигурировал в них, но в отношении его самого уголовное дело не возбуждалось. До настоящего времени он не проявил себя публично, но, как и Мырзахметов, может в скором будущем появиться в бизнес-среде.

«Беспристрастная проверка легко может установить, что ситуация в КТЖ при Мырзахметове и Атамкулове была во много раз коррумпированнее, и прошлых первых руководителей этой крупнейшей нацкомпании такая ситуация полностью устраивала, – говорит юрист Сергей Уткин. – По крайней мере, они практически ничего не делали для борьбы с коррупцией и лично принимали множество решений, которые способствовали росту коррупции в компании. Кулекеев делал прямо противоположное – этим он и отличался от своих предшественников».

Стоит отметить, что поведение Жаксыбека Кулекеева на суде радикально отличалось от поведения г-на Мырзахметова. Видимо, г-н Кулекеев, считающийся независимой фигурой, не поддерживаемой влиятельными группировками, прекрасно понимал, что остался один и без поддержки. В своем последнем слове на суде он вспомнил встречу с президентом страны, на которой «глава государства не только возложил на меня огромную ответственность, но и дал ряд важных поручений по наведению порядка в производственной и финансовой деятельности АО НК КТЖ. Многие существующие проблемы в компании, в том числе размах коррупции, были известны главе государства, поэтому поручения были не только общего характера, а достаточно детальные и предметные».

Чужие мозоли

Свою работу в КТЖ в мае 2007 года Кулекеев начал с кадровой чистки и устранения явных коррупционных схем. Он сразу указал на высокий уровень коррупции в системе пассажирских перевозок. Серьезный минус он увидел в том, что подавляющее большинство железнодорожных вокзалов (99 из 121) приватизированы, и частные владельцы, по его мнению, не справляются с их эксплуатацией.

Много нареканий с его стороны вызывала работа частных билетных касс, которые, как утверждал Кулекеев, торгуют билетами через перекупщиков, создают искусственный дефицит и имеют неучтенные доходы. По его словам, из-за нелегальных продаж билетов «дочка» КТЖ – АО «Пассажирские перевозки» – недополучала до 20% своего годового дохода, и принятые им меры позволили дополнительно собирать около одного миллиарда тенге в месяц только от реализации билетов. Такие данные Кулекеев озвучивал на заседании правительства в сентябре прошлого года. Попытался он реформировать схему поставок топлива на железную дорогу, провел ряд кадровых перестановок. 3 декабря 2007 года инициативная группа ветеранов-железнодорожников распространила открытое письмо президенту РК, в котором обвиняла его в некомпетентности. «Методы, которыми он руководствуется в своей работе, – указывалось в письме, – не только не способствуют решению стоящих перед отраслью проблем, а, наоборот, еще более усугубляют их. Не успев проработать на должности руководителя компании и полугода, он успел уволить более 100 специалистов из руководящего высшего и среднего звена».

Источники, близкие к правительству, говорят, что с некоторых пор отставка главного железнодорожника стала делом предрешенным – слишком слабой он пользовался поддержкой во властной элите, учитывая масштаб затеянных им преобразований на «железке».

Загнанных лошадей пристреливают

«В казахстанской номенклатуре есть определенная категория чиновников, – размышляет известный политолог Досым Сатпаев, – которых условно можно отнести к так называемым рабочим лошадкам. Это, как правило, люди без больших амбиций, они не играют по-крупному. Хорошо знают свое место, стараются хорошо выполнять возложенные на них функции, не высовываются, при этом постоянно находятся на виду у начальства. Жаксыбек Кулекеев относился именно к такой категории чиновников».

Характерно, что по делу г-на Кулекеева и по делу г-на Мырзахметова обвинение просило суд об одном и том же наказании – 10 лет лишения свободы с содержанием в колонии строгого режима с конфискацией имущества. В итоге Мырзахметов отделался условным сроком и благополучно пошел по предпринимательской стезе, тогда как Кулекеев, несмотря на снятие обвинения по пункту взяточничества, свои три года лишения свободы получил. «Насколько я понимаю, – говорит председатель Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис, – суд вынес свое решение, основываясь на пунктах обвинения в злоупотреблении должностным положением. Вообще это достаточно традиционная для нашего обвинения практика. Если не удается доказать вину по одному преступлению, то надо подстраховаться другими обвинениями, чтобы не было оправдательного приговора. В одних случаях используются «дополнительные» обвинения в хранении наркотиков или боеприпасов, в других – когда взятку доказать не удалось, явные или мнимые нарушения, которые при желании можно интерпретировать как злоупотребление должностным положением».

Дело Кулекеева – четкий сигнал чиновникам: без поддержки они – нуль. Одной лояльности уже недостаточно. Г-н Жовтис полагает, что сигнал чиновники уловили и прекрасно понимают, «что при желании “накопать” на каждого из них (если уже не “накопали”) можно всегда». «Такая система, с одной стороны, обеспечивает лояльность, а с другой – демонстрирует полную их незащищенность и отсутствие независимой, подчиняющейся только закону правовой системы, – продолжает он. – Полагаю, что все это они понимали и до процесса над Кулекеевым, будут понимать и после процесса. Другой вопрос: что дальше, насколько долго топ-менеджмент готов существовать в такой правовой неопределенности и незащищенности?»

«Если раньше в среде госчиновников действовало негласное правило, – соглашается г-н Сатпаев, – согласно которому человеку, лояльному режиму, ничто не угрожало, то теперь этой уверенности нет».

Если бы приговор по делу Кулекеева был полностью оправдательным, считает г-н Уткин, менеджеры госкомпаний «получили бы наглядный сигнал, что за честную работу никто наказан не будет, какое бы высокое лобби этим ни занималось. Что слова президента о борьбе с коррупцией – это реальность, а не игра на публику. И теперь за коррупцию, возможно, придется отвечать по-настоящему».

Что касается самого г-на Кулекеева, то нельзя однозначно говорить о его проигрыше. В ходе расследования уголовного дела и суда в глазах общественности он выступил в роли жертвы и заработал неплохой политический капитал: «На стороне Кулекеева оказались симпатии не только простых людей, – резюмирует г-н Сатпаев, – но и части бюрократии, которая подсознательно ставит себя на его место. И внутри казахстанской номенклатуры он вовсе не враг и не коррупционер. А сравнение его с предшественниками играет исключительно в пользу Кулекеева». Если не на госслужбе, то в бизнесе после освобождения, безусловно, найдутся структуры, которые охотно примут его в свои ряды.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики