В экспортном исполнении

Перед тем как занять пост председателя ОБСЕ, Казахстан рассекретит свою концепцию внешней политики

В экспортном исполнении

Внешняя политика Казахстана изначально формировалась под воздействием двух факторов. Во-первых, наша страна, не имевшая не то что традиций, но и просто опыта определения и защиты собственных национальных интересов, была вынуждена просто принимать чужие нормы, правила и стандарты ведения международных дел. Они нам скорее предлагались, чем навязывались, да к тому же обычно и не шли вразрез с нашими устремлениями. Тем не менее достаточно беглого взгляда на двусторонние соглашения о дружбе и сотрудничестве, которые мы подписывали в начале 90-х, чтобы заметить, что эти в общем-то достаточно стандартные тексты все же несут на себе национальный отпечаток – французский или китайский, но не казахстанский. Что касается международных структур безопасности или экономического сотрудничества, то Казахстан тогда встраивался в уже существовавшие, а не формировал новые. И, естественно, чужие уставы переписывать не стремился.

Вторым фактором было то, что внешняя политика Казахстана – и по Конституции, и на практике – определялась президентом. Естественно, что внешнеполитический курс Нурсултана Назарбаева стал не просто продолжением его внутренней политики, он базировался на тех же самых принципах и ценностях. Это отказ от применения силы для решения конфликтов. Тяга к форумам и диалоговым площадкам, превращающим обсуждение в самодостаточный процесс, ориентированный на перманентный поиск решения вопроса, а не на собственно решение. Стабильность как высшая ценность, сотрудничество как способ предотвращения конфликтов. И, что немаловажно, президент умел претворять в жизнь проекты, которые на момент презентации казались невыполнимыми. Например, проведение саммитов Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии – идея, принадлежащая главе нашего государства – еще несколько лет назад казалось таким же невозможным, как превращение провинциального Целинограда в столицу Казахстана.

С годами наша страна не только приобрела опыт международных контактов разного плана – от протокольных до правовых, но и активно включилась в формирование и перестройку того, что принято называть архитектурой безопасности. При этом за все годы независимости внешняя политика Казахстана по сути своей оставалась неизменной, что время от времени подтверждалось словами самого Нурсултана Назарбаева. Если перечитать все президентские послания с 1997 по 2008 год, то можно заметить, что слова «наши внешнеполитические приоритеты остаются неизменными» по частотности опережают даже приветствие «дорогие депутаты» – они повторяются почти из года в год.

Время менять имена

19 ноября, выступая на расширенной коллегии Министерства иностранных дел, Нурсултан Назарбаев дал поручение в первой половине следующего года подготовить новую концепцию внешней политики Казахстана. Поскольку она будет приниматься в преддверии нашего председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), то есть носить в значительной мере презентационный характер, то уже сегодня можно смело предположить, что ее будет отличать от предшественников – новая концепция не будет засекречена.

Концепция всегда была документом, на котором стоял гриф «Секретно». Но сама она, то есть некое видение мира, системы международных отношений, проблем, стоящих перед ними, и способов решения этих проблем, секретом для казахстанского общества никогда не являлась. Она в сжатом виде входила в ежегодные послания президента. Достаточно подробно излагалась в статьях и книгах Касым-Жомарта Токаева, который, будучи первым настоящим профессионалом, возглавившим дипломатическую службу страны, еще в середине 90-х годов много сделал для концептуального и практического оформления внешней политики Казахстана как президентской.

Первая концепция готовилась в 1994–1995 годах. Она в полной мере отражала сложившуюся на тот момент практику дипломатических контактов и внешнеполитических приоритетов, но структурно документ был несбалансированным, поэтому вторая редакция, подготовленная в 2000 году, была направлена в первую очередь на шлифовку формулировок и приведение количественных параметров отдельных частей документа в соответствие с их содержанием. А принципы оставались те же самые.

Необходимые нюансы

В ноябре 2004 года, выступая на открытии первой сессии парламента третьего созыва, Нурсултан Назарбаев сказал о внешней политике: «Ее основные положения останутся неизменными – это многовекторность, прагматичность, конструктивизм, диалог и сотрудничество. Вот что укрепило репутацию нашей страны как ответственного партнера в мировом сообществе».

В послании-2005 о том же самом было сказано чуть иначе: «Наши приоритеты остаются неизменными – активная, разносторонняя и сбалансированная внешняя политика, способная противостоять вызовам XXI века и нацеленная на обеспечение долгосрочных национальных интересов».

А вот в своем послании в марте 2006 года президент хоть и повторяет «наши приоритеты во внешней политике остаются неизменными», но затем вводит ряд определений, появившихся в утвержденной незадолго до того новой концепции. Во внешнеполитическом разделе эти приоритеты даны в страновом разрезе. Многовекторность никогда не предполагала их равенства, а место в иерархии определялось просто – по порядку упоминания в президентском послании.

В 2006 году очередность была дополнена краткой характеристикой двусторонних отношений. С Россией, традиционно стоящей на первом месте, это «отношения стратегического партнерства на основе широких интеграционных процессов». С Китаем, который в том году оставался на втором месте, предполагалось укреплять «взаимовыгодное сотрудничество», с идущими следом за ним Соединенными Штатами – «высокий уровень взаимоотношений», а с Европой – просто развивать сотрудничество.

 Лишь прошлогоднее послание прямо указывало на необходимость обновлений. Недвусмысленный сигнал об этом содержался даже в самом названии – «Новый Казахстан в новом мире». В шестом разделе, озаглавленном «Новая региональная и геополитическая ответственность Казахстана», говорится: «Достижение тех высоких целей, которые мы перед собой поставили, потребует дополнительной мобилизации усилий и во многом нового, неординарного отношения и подходов к делу со стороны всех органов и институтов власти, делового, научного и экспертного сообществ». Выступление президента на очередной сессии Генассамблеи ООН осенью того же года также стало презентацией мировому сообществу нового Казахстана, готового брать на себя новую ответственность и решать новые задачи.

Впрочем, в послании 2008 года вновь появляется традиционная фраза «В целом наши приоритеты в области внешней политики и обеспечения безопасности остаются неизменными». Однако именно это послание по непонятным причинам разбило «страновые приоритеты» на две группы. В первую вошли Россия, Китай и страны Центральной Азии, с которыми мы должны укреплять наше экономическое и политическое сотрудничество. Во вторую были включены США, ЕС и НАТО. Иначе говоря, были ясно очерчены восточный и западный блоки. Фактически такая разбивка копирует самое первое президентское послание 1997 года, но тогда страны были выстроены по принципу соседства. Россия, например, свое обычное первое место заслужила в силу того, что она «ближайший сосед». Китай, согласно логике того послания, отстоял от Казахстана чуть дальше, зато мы приветствовали его политику, «направленную против гегемонизма» (какая именно страна скрывается за этим словом, никому в то время не было нужды объяснять). Поскольку в результате аппаратной борьбы текст последнего послания являет собой не концепцию, а скорее концептуальные руины (подробнее см. «Двигаться дальше», «Эксперт Казахстан» № 7 от 18 февраля 2008 г.), остается надеяться на то, что его внешнеполитическую часть наши партнеры всерьез не восприняли.

Новая концепция с главным союзником

За день до расширенной коллегии МИД президент дал интервью российской информационной триаде: «Российской газете», информагентству «Интерфакс» и телеканалу «Вести». Он дал детальную оценку казахстанско-российским отношениям, причем рефреном звучали слова: проблем ни в экономике, ни в политике нет, все возникающие вопросы решаются в рабочем порядке на основе взаимной выгоды. Это все вещи не новые и даже банальные, но время от времени повторять их необходимо.

А вот на вопрос, какие задачи Казахстан собирается решать во время своего председательства в ОБСЕ и как он относится к критике за недемократичность выборов, Нурсултан Назарбаев отвечает не часто. И не случайно свое видение председательских задач Нурсултан Назарбаев изложил не в выступлении перед парламентом, не на лекции где-нибудь в Азиатском обществе в Нью-Йорке и не на расширенной коллегии МИД.

Во-первых, президент напомнил о том, о чем упоминается крайне редко: Казахстан стал коллективным кандидатом от всех государств СНГ. А это, надо думать, налагает на нас определенные обязательства перед ними.

Во-вторых, Нурсултан Назарбаев весьма откровенно высказался о роли ОБСЕ в обеспечении безопасности и содействии экономическому развитию региона: «Когда талибы наступали через Киргизию и Узбекистан на юге, никакой ОБСЕ мы здесь не заметили», а Европа в целом на экономику Центральной Азии решительного воздействия не оказала. Высказывания президента по поводу «третьей корзины» были вполне традиционными: мы тоже хотим, чтобы у нас была демократия, как в Европе, но быстро ее не построишь, надо быть реалистами.

Суммируя эффект от двух последовательно изложенных взглядов президента на свой внешнеполитический курс, следует признать, что сегодня многовекторность вновь актуальна и востребована. Но за ней стоит уже не учет интересов наших ближних и дальних соседей и партнеров, а национальные интересы нашей страны и курс ее президента. Поэтому Казахстан свой путь в Европу пройдет вместе с Россией.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики