Босоногая атаманша из Кабо-Верде

Песни Цезарии Эворы подкупают публику своей экзотичностью и искренней манерой исполнения

Босоногая атаманша из Кабо-Верде

Бабушка из известной песни Гарика Сукачева курила трубку. Цезария Эвора с островов Зеленого Мыса (так переводится с португальского название африканской республики Кабо-Верде) предпочитает сигары. Вернее, предпочитала. Ныне черной босоногой диве 67 лет. Она следит за своим здоровьем и поэтому перешла на сигареты с фильтром. Дежурной сигареткой она не преминула затянуться и на пресс-конференции перед концертом, который состоялся в Алматы по случаю ребрендинга банка «Каспийский». С Эворой приехал целый оркестр молодых африканцев. Певица уже немолода, а парни всегда готовы поддержать свою атаманшу, когда нужно подхватить и вывести ноту, подыграть и создать на сцене атмосферу бодрости и веселья. Вот такой музыкальный матриархат.

Разные оттенки микса

Госпожа Эвора – известная певица, прославившая свою страну и ее уникальные стили – морну (короткие печальные песни о тяготах судьбы вдали от родины) и коладеру (жизнерадостные песни, близкие к бразильской самбе) на весь мир. Творчество Эворы – результат смешения африканской и европейской культур. Эта музыка, как и креольский язык, сформировалась на пересечении Лузитании* и Африки, но при этом отнюдь не копирует традиции предков. Португальцы слышат в музыке Кабо-Верде свои напевы, представители Западной Африки – свои, что-то родное находят и жители с востока Черного континента. При желании в них можно услышать и русские, и казахские нотки. Это неудивительно, ведь любая культура – это микс, и ее истоки – бесконечные пересечения и перекрестки во тьме времен. Можно определить это как субкультурный шансон (в российском смысле этого слова), только со своим ярко выраженным этническим оттенком, более ритмичный и музыкальный, чем наш. Одна из прозвучавших на концерте песен с припевом, который звучал как-то подозрительно по-русски – «кого убить, кого купить» – выглядела просто как заказ от столика напротив.

Черная Пиаф

Свою карьеру молодая певица начала в портовых кабачках своей родины – столицы острова Сан-Висенте Минделу. Она нигде не училась, просто слушала и пела. Как и другие портовые города – Марсель, Новый Орлеан, Одесса – Минделу стал центром местной музыкальной культуры. На пляжах и в ночных клубах звучали баллады, вальсы, фокстроты, контрданс. Но наибольшим вниманием пользовались местные стили – морна и коладера. Именно благодаря им Цезария стала известна у себя на родине. Мировая популярность к ней пришла не сразу – лишь в пятьдесят два года. В середине 80-х один молодой французский продюсер кабо-верденских корней так проникся ее пением, что предложил записать в Париже пластинку. Первый альбом певицы La Diva aux Pieds Nus увидел свет в 1988 году, а за ним последовали Distino di Belita (1990) и Mar Azul (1991). Но настоящую славу принес альбом Miss Perfumado, вышедший только в 1992-м. Завоевав обширную европейскую аудиторию, он сделал Цезарию Эвору звездой, диски которой разошлись тиражом 200 тыс. экземпляров. За время своей «международной» карьеры Эвора записала 10 альбомов, проданных по всему миру мультиплатиновыми тиражами, шесть раз была номинирована на «Грэмми», дважды получила эту награду и заработала более 50 млн долларов. При этом Эвора – большая меценатка и финансирует почти всю систему начального детского образования Кабо-Верде. В первые годы миллениума ее выступления пользовались большой популярностью в Москве. Потом она стала проникать в глубь России и завоевывать другие страны СНГ: Украину, Молдавию, Узбекистан. А теперь добралась и до Казахстана.

[inc pk='1809' service='media']

Цезария – настоящая негритянская бабушка. Без липосакций, маскирующей косметики и подтяжек на лице, которая не стесняется выглядеть старой, потому что старость и опыт – ее капитал. Эвора немногословна и не очень словоохотлива. Видно, что это простая женщина, вышедшая из народа, из богатства его музыкально-танцевальной культуры. Единственный язык, которым она владеет, – креольский диалект, похожий одновременно на все языки романской группы.

При этом она очень колоритна. В свои шестьдесят семь лет Цезария, как и прежде, выступает босой, но на ней уже нет яркой этнической одежды и множества золотых бус и браслетов, которые составляли ее сценический имидж в более юном возрасте. Вполне европейский летний костюм – пиджак и юбка не по сезону напоминали о далеких экзотических островах, где всегда лето. Да и объясняет свою «босоногость» пожилая дива теперь по-новому, без политического подтекста. Это уже не знак солидарности в поддержку африканских бедняков, все гораздо проще: «У нас так все ходят». Бабушка Цезария вообще оказалась личностью до неприличия аполитичной. На вопрос, как она относится к тому, что впервые президентом США стал чернокожий, она ответила, что не разбирается в политике.

Все просто и натурально

– Вы и сегодня выступаете босиком, не боитесь простудиться? Климат у нас, прямо скажем, не подходящий для босоногих.

– Нет, я всегда хожу босая, и мои ноги закалились настолько, что простудиться я не боюсь.

– Как-то меняются с возрастом ваши понимание и манера исполнения песен?

– Несмотря на возраст, эмоции остались прежними, когда я пою свои песни. Правда, мой голос изменился. И сейчас он уже не такой, каким был в молодости. К тому же я курю.

– Ваша музыка понятна всем. Но вы поете на диалекте португальского языка. Не было ли у вас желания спеть на чистом португальском, чтобы быть полностью понятной и в Португалии, и в Бразилии?

– Я пою и на португальском, и на креольском, и на испанском языке. Пела со многими бразильскими певцами на бразильском языке, а это не совсем португальский. Слушатели, не понимающие слов, сердцем ощущают то, что я пою. Мои песни никого не оставляют равнодушными.

– Весь мир узнал о маленькой стране Кабо-Верде благодаря вам. Чем еще может удивить ваша страна?

– У нас много интересных вещей. Кабо-Верде – это разные острова, каждый из которых имеет свои обычаи и культуру. Можно постоянно делать новые открытия. Кабо-вердское искусство не распространилось за пределы островов Зеленого Мыса и самобытно развивалось в пределах архипелага. Культурная столица нашей страны – Минделу на острове Сан-Висенте, где я родилась и начала петь. Из Минделу родом большинство наших писателей, поэтов и художников. Мои соотечественники славятся своей музыкальностью, всегдашней готовностью петь и танцевать – просто так, без всякого повода. А если отмечается какая-нибудь уж очень знаменательная дата, то на улицы выходят все от мала до велика. Кто-то танцует, потому что душа просит, а кто-то выносит свое искусство на суд публики. У нас часто проводятся карнавалы.

– Вы живете в доме, который достался вам от родителей, сами ведете хозяйство. Труд и умеренность – ваше жизненное кредо?

– Дом действительно принадлежал моей матери. И я его купила потому, что с ним связано много переживаний и воспоминаний. Люблю готовить и принимать в нем родных и друзей. Мне не нужны сложные вещи. Люблю, чтобы все было просто, абсолютно натурально и естественно. Все умею делать сама и не гнушаюсь домашней работы. Роскошь мне неведома. Но я имею все, что человеку нужно для счастья: родной дом, работу, друзей, детей, внуков и их любовь. Я простой человек, такой же, как ты, как все. И не стесняюсь этого.

– О чем вы поете и что вас вдохновляет?

– Я пою о любви, об обычной человеческой жизни, о ностальгии, о тоске по Родине. О том, что люди очень часто уезжают и уже многие уехали из страны.

Закон жизни

– Вы семейный человек?

– Я еще не встретила своего мужа и ищу его до сих пор. Никогда не была замужем, двое моих детей рождены от разных отцов. Никогда не жила с мужчиной под одной крышей. Я всегда жила со своей матерью, и она всегда жила со своей матерью. Это мой закон жизни.

– Кто-то из ваших детей пошел по вашим стопам?

– Я бы хотела, чтобы это было так. Но ничего нельзя поделать, если человеку не дано, ничего не изменишь.

– Вы отдаете деньги на благотворительность. Тратите ли вы их на себя?

– Оставляю себе часть на жизнь, но предпочитаю отдавать деньги людям. И это мне доставляет удовольствие. Я не верю в мечту, я воплощаю ее в жизнь. Люблю возвращаться из тяжелых заграничных гастролей в Кабо-Верде, чтобы построить дом для кого-то – это важное дело.

– Есть же еще какие-то удовольствия?

– Я люблю жить, как живу. Сейчас я получаю удовольствие от прогулок по саду около своего дома.

– Курение – это только привычка или нечто большее: сценический образ, символ независимости?

– Курение мне помогает общаться. Когда в компании все курят и разговаривают, куришь и ты. Бывает, когда я сильно устаю, то курю прямо на сцене. Раньше могла позволить себе сигары, теперь только сигареты с фильтром. И уже почти не пью – возраст.

– Последнее время Париж, где вам приходится часто бывать, стал центром межэтнической напряженности?

– Франция – моя вторая родина. В этой стране началась моя карьера и ко мне пришел успех. Я не вижу никакой опасности и конфликтов. Для меня Париж – это спокойный город. Жак Ширак наградил меня орденом Почетного легиона, и я благодарна Парижу и Франции.

– У нас в стране музыканты поют для богатых людей. Как дела обстоят в вашей стране, вы поете для богатых?

– В своей стране я пою для всех. У нас не так уж и много богатых. В Европе мы даем концерты и частные выступления. Если богатый человек пригласит меня – выступлю без проблем. Как, например, сейчас – я приехала по приглашению вашего банка.

– Известность к вам пришла поздно – в 51 год. Изменило ли это вашу жизнь?

– Я познакомилась со многими людьми, открыла для себя много стран. Все изменилось в финансовом плане для меня и моей семьи. Мы стали жить лучше. Да, теперь я живу намного лучше, чем жила.

* Старое название юго-западной части Пиренейского полуострова

Фото предоставлено kaspi bank

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики