КИТ идет к звездам

Акционирование и переход на рыночные принципы работы позволяют Национальному центру космических исследований и технологий решать проблемы с кадрами и реализовывать новые научные проекты

КИТ идет к звездам

В начале ноября стала известна дата полета казахстанских космонавтов на Международную космическую станцию (МКС) – октябрь 2009 года. В 10-дневную космическую командировку отправится один из завершивших подготовку в российском Центре по подготовке космонавтов им. Ю. Гагарина космонавтов-испытателей – Мухтар Аймаханов или Айдын Аимбетов. Их дублером будет Талгат Мусабаев. Полет будет осуществлен на коммерческой основе – переговоры о цене еще идут, ранее называлась сумма в 25 млн долларов.

Традиционно считается, что космическая отрасль в Казахстане как таковая умерла – особенно ее научный сегмент. Поэтому информацию о полете космонавта из РК на орбиту многие восприняли как имиджевый шаг. Но представители Казкосмоса утверждают, что на МКС будет выполняться специальная программа научных исследований. Среди ее разработчиков – АО «Национальный центр космических исследований и технологий» (АО «НЦ КИТ»), созданное постановлением правительства в январе текущего года. Руководитель АО «НЦ КИТ» профессор, доктор физико-математических наук Жумабек Жантаев убежден, что у космических исследований в Казахстане есть будущее – наши специалисты приступают к реализации ряда проектов, представляющих интерес и с прикладной, и с фундаментальной точек зрения, причем не только для Казахстана, но и для всего мира.

Наука в кольце коттеджей

– Как сказалась государственная программа «Развитие космической деятельности в РК на 2005–2007 годы» на выполнявших ее институтах?

– Целью программы являлось развитие научных исследований в области космической физики, дистанционного зондирования Земли в интересах решения фундаментальных и прикладных научно-технических проблем. В частности, они включали астрономические исследования галактических систем, звезд и планет, физику формирования и эволюции космической погоды, физику взаимодействия частиц и ядер, ускоренных в земных условиях и космическом пространстве.

В рамках этой программы выполнялось тринадцать проектов, заявки подавали около 10 институтов. Для них было модернизировано и закуплено новое оборудование на 192 млн тенге. Оно установлено и работает. Это экспериментальная база «Космостанция», это радиополигон «Орбита» в городе Алматы, который был законсервирован и не работал. Сейчас на радиополигоне установлены уникальные приборы, закупленные в Канаде и США, они позволяют по спектрам частот изучать атмосферу на высоте 90 километров, измерять радиоволны Солнца.

Госпрограмма позволила переоснастить ряд институтов – физико-технический, ядерной физики, молекулярной биологии, химии и другие, которые были соисполнителями программы. Обновлен парк компьютерной, офисной техники, и подразделения нашего центра стали нормально функционировать. В 2007 году мы восстановили ряд заброшенных зданий и провели их капитальный ремонт. Следует отметить, что институты, входящие в наш центр, даже в сложные для них годы свои помещения в аренду не сдавали.

– В чем смысл создания АО «НЦ космических исследований и технологий»?

– Юридическая регистрация АО «НЦ КИТ» завершена 16 июня, с 1 июля пошло финансирование. Уже проведен ряд тендеров, идет закуп оборудования (на него выделено около 207 миллионов тенге). Это аппаратно-программный комплекс, антенна для приема информации со спутников, радарная установка и так далее.

Продолжаем заниматься и фундаментальными, и прикладными исследованиями. Акционерное общество дает возможность оперативно управлять предприятием, повышать зарплаты сотрудникам. Последнее особенно важно – можно привлекать молодых специалистов, которые становятся сейчас огромным дефицитом для наших институтов. Разрыв между научными сотрудниками старшего поколения и молодыми специалистами составляет 30–40 лет. Этот разрыв восполнить через несколько лет будет просто невозможно. Поэтому надо привлекать побольше молодых специалистов и платить им нормальную зарплату, чтобы они, по крайней мере, могли кормить себя и свои семьи. Этой возможности раньше не было: заработная плата научных работников высшего звена (доктора наук, ведущие и главные научные сотрудники) исчислялась максимум в 25–30 тысяч тенге, молодые же специалисты получали 10 тысяч тенге, а то и того меньше. На эту сумму прожить нормально было невозможно.

Талантливая, способная молодежь уходила в коммерческие структуры, банковскую сферу, крупные добывающие предприятия. В науку же шли те, кто не смог нигде устроиться. В итоге количество сотрудников резко сократилось. Так, если в Астрофизическом институте раньше было 250–300 сотрудников, сейчас – около 100. В Институте ионосферы произошло то же самое: из 200 осталось 70–80.

Сейчас ситуация меняется. Деньги на оборудование, зарплату добываются только через тендерные контракты. Это позволило нам отойти от сетки зарплаты, закрепленной постановлением правительства, и как акционерное общество мы можем платить достаточно хорошие суммы. Наша молодежь (аспиранты, младшие научные сотрудники, инженеры) получает порядка 600–800 долларов.

Средний возраст специалистов снизился до 45–50 лет. К примеру, в Астрофизический институт мы приняли 12 молодых сотрудников. Институт ионосферы – устоявшийся институт, там средний возраст под 50 лет – доктора, кандидаты наук.

Словом, молодежь идет, но пока все же тяжело. Дело в том, что эти институты находятся за пределами города и туда очень сложно добираться. В советское время 80–90% сотрудников жили рядом с институтами. Потом многие из них, продав свои дома частным лицам, уехали, в основном в Россию. Теперь институт оказался зажат коттеджами, поскольку вопросы с земельными участками решались буквально пиратскими способами. С большим трудом этот процесс удалось остановить, и сегодня по крохам пытаемся вернуть то, что у нас забрали.

– Выпускников каких вузов принимаете?

– Принимаем в основном выпускников технического университета, Национального университета им. Аль-Фараби. Десятки человек принять не можем, но каждый год пять-шесть человек поступают к нам на работу. Нам нужны такие специалисты, как прикладники-математики, геологи-тектоники, геофизики с хорошим знанием математики. К сожалению, по ряду специальностей кадры у нас вообще не готовятся. К примеру, очень востребованы радиофизики, поскольку существует масса проблем, связанных со спутниками, космической физикой, дистанционным зондированием.

На следующий год надеемся получить специалистов, обучавшихся по программе «Болашак». У нас проходили стажировку трое студентов, обучающихся в России и США. Думаю, что они к нам вернутся.

Зондирование планеты и заказчиков

– Как распределяется бюджетное финансирование и внебюджетные источники, в какой доле?

 – <Пока финансирование составляет> 500 миллионов тенге на научно-исследовательские работы, связанные с государственными программами развития космической деятельности, 200 миллионов – на оборудование, около 300 миллионов – на фундаментальные исследования. Внебюджетное финансирование занимает небольшую долю: где-то одну десятую. В первую очередь это метод дистанционного зондирования. Спрос на него ежегодно рос примерно в два раза. Большой интерес к возможностям дистанционного зондирования Земли проявляют Министерство по чрезвычайным ситуациям, Министерство сельского хозяйства, акимат Алматинской области. Мы делаем съемку заданного района, обрабатываем, даем полную интерпретацию. У нас есть ряд методик и космического, и наземного типа для поисков месторождений нефти и газа, безопасности добычи, поэтому достаточно интенсивно ведем переговоры с «КазМунайГазом».

Дистанционное зондирование может использоваться и при разработке рудных месторождений, обеспечении безопасности городских агломераций (высотных строений, инженерных сооружений). Ведутся переговоры с городскими акиматами, к примеру, Астаны. Там грунтовые условия сложные, и мы стараемся внедрить этот метод для безопасности строительства высотных зданий.

Как будет в 2009 году, сказать трудно: мировой финансовый кризис может негативно сказаться и на закупках наших услуг.

– Расскажите о международных проектах, в которых участвует НЦ КИТ, и перспективах развития научного фрагмента в космической отрасли страны.

– Национальный центр проводит работы по международным грантам. В их числе «Оценка сезонной динамики продуктивности пастбищ в пустынях Туркменистана с помощью данных <спутников> NOAA/AVHRR», «Долговременная программа экологических исследований по мониторингу эрозий почв в Центральной Азии». Сотрудничаем с такими известными организациями, как Хайдельбергский и Лейпцигский университеты (Германия), Руанский университет (Франция), Институт физики атмосферы (Чехия), CERN (Швейцария), профильными институтами Российской академии наук.

У нас есть госпрограмма развития космической деятельности: ее проект был разработан до 2020 года. Она довольно большая, с насыщенным научным блоком. Он включает в себя методы изучения Земли из космоса (дистанционное зондирование), геодинамический и физический мониторинг с помощью спутниковых систем GPS и GLONASS, большой проект всемирной космической обсерватории «Ультрафиолет». Последний особенно интересен. Дело в том, что о Вселенной мы знаем мало, поскольку наблюдаем звезды, звездные системы и так далее в спектре белого света. Наблюдаемая часть составляет всего 5% от массы Вселенной. Изучать остальные 95% так называемой темной материи, темной энергии можно только с помощью исследований в ультрафиолетовой части спектра. Именно это позволяет делать проект «Ультрафиолет». Его главная задача – изучение звездных систем, галактик. В этом международном проекте наряду с Казахстаном участвуют восемь стран. Среди них Россия, Канада, Германия, Китай, Испания.

Другой проект связан с Международной космической станцией. В прошлой программе был довольно большой проект: так называемый многоцелевой лабораторный модуль российского сегмента МКС. Его первый этап в виде технических предложений мы закончили в 2005 году. Второй этап предусматривал реализацию этих технических предложений, то есть разработку конструкторской документации и превращение ее в «железо», которое можно смонтировать в грузовом блоке. Стоимость этой части работы в 60 раз превышала предыдущий этап. Но он остался нереализованным, так как на тот момент не было заложено необходимых средств в бюджете госпрограммы, и казахстанская рабочая группа признала нецелесообразной его реализацию. Но главное – пока нет межправительственных соглашений между РФ и Казахстаном, определяющих юридические рамки нашего участия в этой работе. Кроме того, РФ должна ратифицировать свои соглашения со странами–участницами проекта.

К сожалению, этот сложнейший процесс оказался за бортом программы 2005–2007 годов. В результате у нас до сих пор нет полноценного соглашения по работе на МКС. Сейчас такие соглашения готовятся, есть меморандум взаимопонимания по этому проекту с российскими коллегами.

Как известно, в следующем году на МКС полетит казахстанский космонавт. Уже разработана программа «Научно-исследовательские эксперименты на борту МКС для казахстанских космонавтов». Она включает такие блоки, как космическое материаловедение, исследование оптических свойств верхних слоев атмосферы, генная инженерия, физиология человека и продукты питания. Космическое материаловедение связано с пленками, солнечными батареями, новыми композиционными материалами. Последние два блока программы связаны с повышением адаптогенных свойств человеческого организма. Их результаты могут использоваться теми, кто работает в экстремальных условиях.

Включаемся в сеть

– Расскажите, пожалуйста, о ситуации с сетью существующих обсерваторий.

– Тянь-Шаньскую обсерваторию хорошо отремонтировали в прошлом году, привели в порядок обсерваторию на Каменском плато. Работают два телескопа, на одном ведется наблюдение за геостационарными спутниками, которые висят над нашими широтами. На Тянь-Шаньской обсерватории работает станция, изучающая солнечную корону. Вводим в действие поставленные немецкой фирмой метровые телескопы, но какова будет эффективность этих телескопов из-за возросшей засветки от жилых массивов, еще неизвестно.

К сожалению, по ряду специальностей кадры у нас вообще не готовятся

На очереди Ассы-Тургенская обсерватория. Сейчас она тоже работает. Туда вахтовым методом ездят экспедиции, проводят свои измерения. Однако здесь необходимо строительство хорошей дороги, капитальный внутренний ремонт здания, замена оборудования, создание нормальных условий для работы сотрудников. Ведь это единственная обсерватория в Казахстане, где идеальный астроклимат.

В новой программе заложены деньги на капитальный ремонт и модернизацию всей наземной астрономической структуры. Если будет возможность, поставим метровые телескопы. По проекту «Ультрафиолет» предполагается модернизация всех наших телескопов. Стоимость нашего участия в проекте оценивается в 10 миллионов евро, из них пять миллионов уходит за рубеж на закуп наблюдательного времени и оборудования.

– Что дают стране космические проекты?

– Научные проекты на борту МКС включают в основном медико-биологический блок. Это возможность повышения в экстремальных условиях устойчивости сельхозпродукции – зерна, картофеля и так далее. Это повышение адаптационных свойств организма человека. Об экономическом эффекте проводимых экспериментов говорить еще рано. Ведь пока это научные эксперименты. То, что мы получим, надо будет внедрить на производство, а потом уже считать эффект. К сожалению, пока дела обстоят именно так.

Планировались эксперименты по космическому материаловедению. Но для их проведения на борту МКС должна быть плавильная печь. Ее стоимость по самым скромным подсчетам составляет 100–200 тысяч долларов. Печь надо сделать, затем доставить. При этом необходимо пройти множество согласований: она же потребитель энергии (на печи, которые мы планировали доставить на МКС, просто энергии не хватит). Так что вопрос остался.

Мы включаемся в мировую сеть изучения радиационной обстановки околоземного пространства. Этот проект имеет прямой выход к прогнозам солнечной активности, отражающейся на магнитном поле Земли, организме человека, безопасности космических аппаратов, всей радиосвязи. Большой объем работ нами выполнен по радиационному материаловедению, и работы заинтересовали наших российских коллег.

Выполнение этих и других научно-прикладных и фундаментальных задач должно существенным образом стимулировать инновационную компоненту казахстанской науки и индустрии. О высоком уровне актуальности и конкурентоспособности наших исследований свидетельствуют многочисленные публикации в таких международных изданиях, как Astronomy& Astrophys, Bulletin Amer.Astron.Soc, Journal of Geophysical Research, Nuclear Physics, Journal of Atmospheric and Solar-Terrestrial Physics.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики