Диалог вместо нотаций

Мировой кризис приведет к усилению регулирования мировой финансовой системы и падению влияния американской экономики

Диалог вместо нотаций

«Мне кажется, пришло время серьезно отнестись к возможности того, что США приведут нас к мировому экономическому кризису через один-два года», – писал китайский экономист Лау Най Кюн в январе 2006 года.

Он считал, что американцы (как на уровне государства, так и на уровне граждан) живут далеко не по средствам и в течение слишком долгого времени. Лау Най Кюн ждал повышения процентных ставок, и самый большой «мыльный пузырь» в недвижимости, когда-либо известный миру, должен был лопнуть в ближайшие год-два. Ведь в самом высоконадежном сегменте кредитов (prime) доля невозвращенных займов с 2005 года к началу 2007 выросла с 2 до 3% (на 50 млрд долларов). А в сегменте subprime (самые дорогие и рисковые кредиты) процент невозврата увеличился с 10% до 13%. К концу 2006 года объем рисковых ипотечных кредитов превысил 600 млрд долларов – 20% всего американского ипотечного рынка.

«Что будет, если учетные ставки повысятся? Как все эти новые владельцы домов, которым пришлось напрячься, чтобы купить дом на ссуду с регулируемой процентной ставкой и ссуду, по которой регулярно выплачиваются только проценты, смогут выплачивать по ипотеке? – риторически спрашивал эксперт и констатировал: – Обратный отсчет уже пошел, и никто не может остановить его какими-либо краткосрочными мерами налоговой и денежно-кредитной политики или посредством долгосрочной реформы налоговой политики, программ социальной помощи или даже всего федерального бюджета. Это неизбежно, как гравитация, и произойдет при новом и неопытном председателе Совета федерального резерва. …В краткосрочной перспективе США будут не просто чихать, и все симптомы указывают на то, что они будут болеть скорее чем-то вроде атипичной пневмонии, и весь мир должен принять меры предосторожности, чтобы не заразиться».

Как известно, предотвратить распространение эпидемии не удалось. Ее корни скрывались в самой структуре глобальной экономики.

Слабое звено

Как рассказал директор Института эволюционной экономики (Киев) Игорь Макаренко: «То, что сейчас происходит с экономикой США, больше всего похоже на наложение длинной волны Кондратьева и среднесрочного цикла». Добавился и человеческий фактор – не совсем корректная политика команды американского президента Джорджа Буша-младшего. Первые сигналы кризиса экономика США начала ощущать в 2000 году. В то время главой Центрального банка США, то есть Федеральной резервной системы, был Алан Гринспен. Он наметил стратегию вывода экономики США из «слабой полосы» и, постепенно снижая учетную ставку до 0,1%, обеспечил активизацию экономических процессов – экономика США начала набирать обороты. Политика дешевых денег не могла не вызывать одновременно и снижения ставок процента на денежных и финансовых рынках. Этим обстоятельством воспользовались очень многие малоимущие люди, которые начали брать кредиты, чтобы построить себе жилье. Активизировались многие инвестиционные процессы, которые функционально зависят от ставки процента.

По мере же выхода из кризиса Алан Гринспен повышал учетную ставку, и политика начинала приобретать жесткий характер, приводя все макроэкономические пропорции в норму. По мнению Игоря Макаренко, для реализации своей стратегии Алану Гринспену не хватило трех месяцев.

«Его сменил Бен Бернанки, который с первых шагов начал проводить совершенно другую политику, и, возможно, эта политика была бы правильна, если бы ранее была завершена стратегия Алана Гринспена. В мире разгорелась инфляция, вызванная ростом цен на нефть. И Бен Бернанки, проводя жесткую монетарную политику, вполне логично стремился ее погасить», – говорит г-н Макаренко. В течение 2005–2006 годов ФРС США последовательно повысила процентную ставку с 2,25 до 5,25%.

[inc pk='1805' service='media']

Удерживая учетную ставку на этом уровне, Бен Бернанки передержал жесткую политику для экономики США. В результате политики дорогих денег поднялись процентные ставки, начала сокращаться деловая активность, финансы корпоративного сектора начали выказывать сигналы тревоги. Первым прорвалось слабое звено, и этим слабым звеном оказались заемщики «сабпрайм».

К началу кризиса состояние страны вызывало большие опасения. В 2007 году конгресс США был вынужден в очередной раз поднять допустимый объем госдолга США с 8,965 трлн долларов до 9,815 трлн, чтобы избежать технического дефолта. Государственный долг США превысил тогда девять триллионов долларов. Первый триллион долгов США скопили во время президентства Рональда Рейгана. Когда в 2001 году президентом стал Джордж Буш, внешний долг страны составлял 5,6 трлн долларов. За время его президентства предельный объем госдолга увеличивался пять раз. К середине текущего года объем госдолга США превысил 10 трлн долларов.

Внешний долг Америки (частный и федеральный секторы) к июню этого года составил 13,8 трлн долларов, из них 2,6 трлн приходятся на госдолг (Япония и Китай – основные кредиторы США) и примерно столько же на займы банков. Еще четыре триллиона – это займы прочих секторов в виде ценных бумаг. Отношение внешнего долга к экспорту в 2007 году составило 564%, а к ВВП – 79%. Частично этот внешний долг финансировался эмиссией долларов. Соединенные Штаты, по разным данным, печатают 2–2,5 млрд долларов в сутки.

«Безудержное потребление за счет наращивания долгов как внутренних, так и внешних имеет свои пределы. Грань, за которой начинаются неконтролируемые последствия наращивания этих долгов, в данном случае была пройдена», – полагает заместитель директора Института США и Канады Виктор Супян, хотя при этом и оговаривается, что говорить о полномасштабном кризисе в США еще рано.

«Падение ВВП США на 0,3% – это немного, и много не будет. Относительно невелика роль государства и в создании ВВП (28% – «ЭК») и в его перераспределении, всяческая поддержка предпринимательства, высокая трудовая этика, ориентация на достижение успехов – по этим сущностным определяющим, несомненно, американская модель с экономической точки зрения более эффективна, чем другие».

Боковые удары

Другим странам действительно пришлось тяжело. Неудивительно – ведь влияние американской экономики на мировую сложно переоценить. «Сегодня около 40% мирового ВВП потребляется в США, и только 50% от этого объема производится страной, другие 50% компенсируются за счет эмиссии долгов и денег», – рассказывают эксперты астанинского Института экономических исследований.

По мнению известного российского экономиста Михаила Хазина: «Сегодня мировая финансовая система управляется в первую очередь контролем над предложением доллара, что обеспечивается несколькими принципиальными факторами. Во-первых, около 80% межстранового торгового оборота – за счет использования доллара США; во-вторых, около 40% мирового спроса обеспечивают США, причем около половины этого спроса – за счет прямой эмиссии долларов; в-третьих, общая сумма долгов субъектов американской экономики (то есть активов финансовой системы) приближается к 50 триллионам долларов, что лишь чуть-чуть меньше мирового ВВП (по паритету покупательной способности), составляющего около 60 триллионов долларов. Обслуживание этого долга, который растет со скоростью около 10% в год (по сравнению с 4% роста мирового ВВП), возможно исключительно в рамках эмиссионного предложения долларов; в-четвертых, основу активов мировой финансовой системы представляют или прямые финансовые активы, или взятые под них кредиты; в-пятых, подавляющее большинство стран мира являются членами организаций, поддерживающих Бреттон-Вудскую систему, таких как Международный валютный фонд и Мировой банк». Таким образом, любое принципиальное изменение параметров мировой экономики (структуры производства, масштабов инновационной деятельности, изменения валютной политики) возможно сегодня исключительно в рамках согласования со структурами финансового управления ФРС США.

Эксперты Института экономических исследований отмечают следующие факторы, приведшие к широкому распространению кризиса: обязательства по обеспеченным кредитам (ООК), привязанные к американским «плохим» долгам, были в обращении по всему миру (финансовые институты оказались втянуты в процесс падения стоимости ООК и смежных инструментов); несмотря на малые масштабы субстандартных рынков, рынки жилья во многих странах начали падение; так как мировые финансовые рынки взаимосвязаны, проблемы американских финансовых институтов напрямую сказываются на иностранных через взаимную торговлю. Кроме того, финансовый кризис совпал по времени с другими глобальными потрясениями: растущие цены на нефть, продовольствие, в итоге инфляция и высокая волатильность валютных рынков. Эти факторы также привели к сужению рынков капитала и общемировому экономическому спаду.

Сильнее всего пострадали страны, в которых имел место пузырь на рынке недвижимости (Ирландия, Испания и Великобритания), а также страны, имеющие высокий госдолг и дефицит бюджета (ряд восточноевропейских стран). Министр финансов Ирландии Брайан Ленихан проблемы в стране связывает с банкротством Lehman Brothers. По его словам, власти США «совершили ошибку, позволив банку вылететь в трубу, поскольку это имело очень серьезные последствия для мировой финансовой системы».

Цепочка неплатежей, начатая американскими банками, перешла на европейские рынки. На рынке кредитования разразился кризис недоверия, в сентябре текущего года ставка LIBOR подскочила в два раза, до 6,44%.

При этом европейские банки пострадали еще сильнее американских. По данным The Financial Times, совокупные убытки банков во всем мире с начала 2007 года к лету текущего года составили 387 млрд долларов, из них 200 млрд долларов пришлось на европейские финансовые организации. Убытки американских банков составили 166 млрд долларов.

По итогам второго и третьего кварталов ВВП Европы и Японии показали падение, что говорит о наступлении в этих регионах рецессии. Экономика Германии сократилась на 0,5% в третьем квартале и на 0,4% во втором. На этом фоне несколько лучше выглядит экономика США, которая в третьем квартале сократилась на 0,3%, а во втором – выросла на 2,8%. И в Европе, и в США наблюдаются такие проблемы, как падение потребительского спроса, массовые увольнения и т.п. С начала 2008 года только в банках по всему миру было уволено более 160 тыс. человек. Уже понятно, что мир имеет дело с полноценным экономическим кризисом, который будут ставить в один ряд с Великой депрессией и Азиатским финансовым кризисом.

По всему миру стали звучать речи о кризисе капитализма, или кризисе американской модели экономики и т.п., но едва ли нынешний кризис сможет разрушить современную парадигму развития мировой финансовой системы. Но так же как и предшествующие кризисы, сегодняшняя ситуация должна способствовать модификации этой системы. И изменения будут направлены в сторону усиления контроля над «невидимой рукой рынка».

Жесткий контроль – новый стандарт

Если современная модель капитализма, представленная в основном американскими идеями, и не исчезнет, то очевидно, что ей придется пройти новую эволюционную стадию. Как это было после прошлых кризисов, в частности после Великой депрессии. И путь модификации капитализма, вероятно, вновь будет прежним, направленным на усиление роли государства в регулировании финансовой системы.

Одним из признаков того, что роль государства в среднесрочной перспективе усилится, стала беспрецедентная национализация в США и некоторых странах Европы.

[inc pk='1806' service='media']

Британское правительство заявило, что готово выкупить привилегированные акции банков страны для оказания им финансовой помощи. Воспользоваться поддержкой государства согласились крупнейшие игроки банковского сектора – Abbey, Barclays, HBOS, HSBC, Lloyds TSB и другие. Им будет предоставлен капитал на сумму 25 млрд фунтов стерлингов.

Исландия в октябре объявила о национализации сразу трех крупнейших банков страны – Kaupthing Bank, Glitnir Bank и Landesbanki Islands. Правительство США потратит 125 млрд долларов на выкуп акций девяти крупнейших американских банков. Также с 6,66% Министерство финансов США национализировало ипотечные агентства Freddie Mac и Fannie Mae.

Руководители стран Европы и США сейчас разрабатывают планы по развитию национальных экономик и международной финансовой системы, и очевидно, что многие прежние принципы придется пересмотреть.

В рамках саммита в Вашингтоне 15 ноября руководители G20 – двадцати наиболее экономически развитых стран – приняли основные направления реформ мировой финансовой системы, в рамках которых весной 2009 года будут разработаны более конкретные меры.

Итоговый документ саммита содержит пять основных принципов будущих реформ. Это усиление прозрачности и ответственности посредством ужесточения требований к раскрытию информации по сложным финансовым продуктам, обеспечивающее адекватную оценку финансового состояния компаний; создание надежной системы регулирования через усиление роли рейтинговых агентств и требований к системе внутреннего риск-менеджмента, а также контроль над всеми рынками, инструментами и участниками; контроль над чистотой рынка, что подразумевает предотвращение манипуляции ценами, конфликтов интересов и т.п.

Предполагается принять меры для устранения слабых мест в бухгалтерском учете и раскрытии информации о внебалансовых активах, меры по повышению контроля над соблюдением компаниями норм достаточности капитала и ужесточению подобных требований к банковским структурам, меры по развитию риск-менеджмента в банковской системе и пр.

Особенно отмечается грядущее повышение контроля над инвестиционными фондами, которые предрасположены к риску, и над финансовыми рынками в целом.

Регуляторы «двадцатки» установят жесткий контроль примерно над 30 крупнейшими банками мира. Дело в том, что контроль над такими банками, как швейцарский UBS, который работает по всему миру и имеет колоссальные активы, на данный момент затруднен, и поэтому для «присмотра» за каждым гигантом будут создаваться национальные коллегии (для каждого банка своя).

Как отметила канцлер Германии Ангела Меркель: «В будущем все участники рынка, все фирмы и торговые марки попадут под реальное наблюдение, их деятельность будет регулироваться».

Прежде всего стоит ждать существенного усиления регулирования международных финансов. «Выявились острые противоречия в сфере международных финансов, и степень установленных правил для этой системы была недостаточна, поэтому, видимо, здесь будет довольно существенная корректировка. Но это вовсе не значит, что кто-то будет отменять рынок и базовые принципы рыночной экономики. Любое чрезмерное вмешательство государства усугубляет кризис. Американцы вернулись к более свободному рынку после многих десятилетий кейнсианства. Они сделали существенный шаг назад в сторону развития предпринимательства и невмешательства государства. Потому что чрезмерное государственное перераспределение подавляет рыночные механизмы и рыночные стимулы – это сказывается на инвестициях, экономическом росте и так далее», – говорит Виктор Супян.

Многие участники прошедшего в Перу в конце ноября саммита Азиатско-Тихоокеанского форума экономического сотрудничества тоже возвращались к тезисам, сформированным на встрече «большой двадцатки».

Последние встречи лидеров 20 крупнейших стран показали не только то, что мировая финансовая система как минимум на ближайшее десятилетие попадет под жесткий контроль, но и то, что они могут договориться и выбрать единый курс развития. В обсуждения включились теперь и развивающиеся страны. И появилась вероятность, что США больше не будут обладать доминирующим влиянием в вопросе определения регулирования мировой финансовой системой.

Безудержное потребление за счет наращивания долгов как внутренних, так и внешних имеет свои пределы

Среди прочего руководители «большой двадцатки» договорились о реформировании международных институтов, таких как МВФ (на данный момент в них велико влияние США). В частности, для участия в МВФ и ФФС (Форума финансовой стабильности) будут привлекаться развивающиеся страны, к которым эти институты сейчас обращаются за финансовой поддержкой. В Форум финансовой стабильности входят 11 стран. Во время саммита G20 в Вашингтоне ряду стран «большой двадцатки» (например России, Бразилии, Индии и Китаю) было предложено войти в эту международную организацию.

Высокая степень влияния США на решения МВФ, Всемирного банка и ВТО может усилить позиции этой страны в мире, поскольку растет роль данных организаций в условиях кризиса. Однако если международные институты подвергнутся реформированию, то США могут потерять свои позиции.

«Изменится вся система, причем радикально. США переживут кризис еще более сокрушительный, чем в 1970-х годах. Их значение упадет. Регулирование, вероятно, станет делом новых международных финансовых институтов», – считает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

По мнению Виктора Супяна, в дальнейшем мнение США в международных организациях будет определяющим, хотя и не столь доминирующим, как ранее.

Реформы коснутся и рейтинговых агентств, которые сегодня представлены преимущественно американцами. Руководители крупнейших мировых стран заявили, что необходимо обеспечить соблюдение рейтинговыми агентствами высоких стандартов контроля для предотвращения конфликтов интересов между агентствами, инвесторами и объектами рейтинга. Кроме того, в некоторых странах Европы (в частности в Германии) задумались о создании собственных рейтинговых агентств. Оценки национальных рейтинговых агентств будут учитываться и в России.

В международных отношениях вскоре можно будет отметить ослабление влияния США, фрагментацию политической власти и усиление борьбы за стремительно иссякающие природные ресурсы – предсказали авторы обнародованного в Вашингтоне правительственного доклада.

Мир диалога

В минувшем ноябре Национальный совет по разведке США представил доклад «Глобальные тенденции – 2025: меняющийся мир». Его авторы считают, что «хотя США, вероятно, останутся наиболее сильным игроком, их относительная мощь – даже в военной области – будет снижаться, и сферы влияния США будут постоянно сужаться». В докладе говорится: «Международная система, построенная после Второй мировой войны, к 2025 году станет почти неразличимой из-за усиления развивающихся стран, глобализации экономики, исторического перехода относительного благополучия и экономической мощи с Запада на Восток и растущего влияния негосударственных субъектов». Могущественным соперником США к 2025 году станет Китай. Также будет возрастать влияние Индии, Индонезии, Ирана и Турции.

Реформа мировой финансовой системы неизбежна. Она приведет к созданию сложной, тщательно регулируемой структуры. И эта новая система не сможет обойтись без диалога развитых и развивающихся стран.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики