Смычка сотовых операторов и села

Изменение закона «О связи» должно привлечь инвестиции в развитие телекоммуникаций на селе. Участники рынка опасаются, что при этом может затормозиться рост других сегментов отрасли

Смычка сотовых операторов и села

21 ноября президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам связи». Среди основных целей нового закона значатся развитие конкуренции в области связи, эффективное использование радиочастотного сектора, повышение инвестиционной привлекательности сельской связи и развитие конкуренции в этом сегменте.

Один из ключевых пунктов закона – солидарное участие операторов мобильной связи в качестве плательщиков обязательных платежей в бюджет для субсидирования универсальных услуг телекоммуникаций, то есть услуг, предоставление которых населению является обязательным со стороны государства – это голосовая телефония и эксплуатация линий доступа.

Источником формирования резерва универсального обслуживания теперь будут отчисления операторов междугородней и (или) международней телефонной связи и операторов сотовой связи. Размер платы будет исчисляться исходя из доходов операторов (% от дохода, на 2009 год – около 1,2%). Есть и другие новеллы – в частности, будет ужесточена борьба с «серым» рынком телефонов, отменяется плата за соединение длительностью менее трех секунд и другие. По мнению представителей государства, новеллы позволят заметно активизировать развитие телекоммуникационной отрасли в Казахстане. А участники рынка убеждены, что новый закон не поможет потребителям, а, напротив, затормозит развитие отрасли.

Вызов времени

О том, что изменится в отрасли связи, нам рассказал заместитель председателя АИС Аскар Бишигаев.

– Скажите, зачем нужны были поправки? Старый закон плохо работал?

– Базовый закон «О связи» был принят в 2004 году. На наш взгляд, данный документ по содержанию и сути – достаточно неплохой отраслевой закон. В 2004-м было отменено эксклюзивное право «Казахтелекома» на междугородние и международные звонки. Закон определил некие правила игры между доминирующим оператором и сторонними операторами связи, которые начали подключаться по определенным правилам. В законе были определены, естественно, полномочия правительства и уполномоченного органа. АИС, кстати, как госорган был создан в конце 2003 года. Но отрасль связи бурно развивается во всем мире. Инфракоммуникационные проекты развиваются очень быстро, и появляется очень много технологических решений и изменений. Поэтому достаточно давно назрела необходимость внести определенные изменения в целый ряд законодательных актов.

– И какие изменения можно считать принципиальными?

– Первое – это изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы. Они касаются солидарного участия основных игроков рынка телекоммуникаций в развитии сельской связи. Впервые плата от междугородних и международных операторов, которые действуют на высокорентабельном сегменте рынка, и их обязательства по поддержке села были прописаны в 2004 году. Однако сама схема, мы говорили об этом и в мажилисе, и в сенате, была неудовлетворительна. Получилось так, что основной из междугородних и международных операторов – «Казахтелеком» вносил 95% платы в эти субсидии. Фактически он выплачивал и получал одну и ту же сумму. Таким образом, реального механизма к развитию, увеличению абонентской связи на селе не было. Не было стимулов.

Мы потратили очень много усилий, чтобы доказать, что сотовая связь является широкомасштабной услугой. В конце года, думаю, будет 15,4 миллиона абонентов сотовой связи по зарегистрированным SIM-картам. Будет пройдено пороговое значение в 100% по отношению к жителям. Понятно, что такие компании, как ТОО GSM Kazakhstan, ОАО «Казахтелеком», ТОО «КаР-Тел», AO Аltel составляют группу, которая в значительной мере определяет доходность отрасли телекоммуникаций, ведь более 53% от доходов всей отрасли формируют сотовые операторы. Строго говоря, этими услугами пользуются широкие массы населения. Эти операторы работают на достаточно рентабельном и окупаемом сегменте рынка. Почему же они не пришли в сельские районы? Безусловно, существуют районные центры, крупные села, в которых появились базовые станции сотовых операторов. Но тем не менее мы считаем, что эта группа компаний должна стать плательщиками определенной суммы за данные услуги в государственный бюджет для дальнейшего субсидирования связи на селе. В республике порядка 7,5 тысячи населенных пунктов. Из них в 2,5–2,8 тысячи пунктов присутствует и фиксированная, и сотовая связь. Поэтому мы можем говорить, что да, есть на селе услуги сотовой связи, но не везде. Специфика РК понятна – маленькая плотность, огромная территория. Поэтому для инфраструктуры это достаточно затратные вещи. Теперь в законодательстве определено, что оператор, работающий в сельской местности, будет получать субсидии не только от междугородних и международных операторов, по существу «Казахтелекома», но и от сотовиков. Думаю, что тому же «Казахтелекому» это позволит получать приличную дельту по разнице. И в конце концов будет стимулировать операторов осознанно идти в село. Кроме того, помимо телефонии, простой телефонной связи, мир идет широкими шагами в услуги Интернета. Поэтому мы должны стимулировать развитие не только телефонных сетей, но и сетей доступа в Интернет.

Это первые и достаточно правильные, на мой взгляд, изменения, которые позволят нам двигаться в сторону обеспечения связью населения и бизнеса в селе.

– Как будете развивать конкуренцию?

– После выхода законопроекта будет изменено большое количество нормативно-законодательных актов. В частности, мы создаем две рабочие группы, работаем совместно с Национальной телекоммуникационной ассоциацией, с представителями всех крупнейших операторов по части изменения правил присоединения сетей телекоммуникаций. Если «Казахтелеком» исторически представлен во всех областях, то сторонние операторы связи не могут одновременно создать подобную инфраструктуру. Необходимо время. И в основном свои сети они присоединяют к доминирующему оператору связи. С сотовыми операторами то же самое. Поэтому найти и определить правильные условия присоединения, определить тарифы на присоединение, сделать этот процесс понятным, ясным и привлекательным для других инвесторов в области связи – этому и служат определяемые правила присоединения. В рамках нового законодательства мы сможем разработать новые правила присоединения других операторов, которые позволят увеличить конкуренцию на рынке местных сетей связи в РК, позволят проводить правильные взаиморасчеты по более сниженным ставкам между операторами, что приведет в конечном счете к падению тарифов для потребителей. Это самое важное.

– А в закон «О зерне»?

– Решился, наконец-то, вопрос установки систем телекоммуникаций в сельских местностях на элеваторах. Установка будет осуществляться согласно договорным отношениям. Дело в том, что было ограничение, запрет в законе «О зерне». Это некая коллизия, по которой сотовых операторов заставляли снимать их базовые станции с господствующих высот.

– Согласно новому закону будет определен порядок ведения с сотовыми операторами базы идентификационных кодов (IMEI-коды) абонентских услуг. Это, в частности, дает возможность приостановления работы абонентских устройств в сети оператора, что исключит мотивацию к совершению хищений мобильных телефонов. Но если телефон будет не заводской сборки?

– В таком случае сотовый оператор должен сообщить о том, что у него появилась некоторая база непонятно каких IMEI-кодов, которых нет в природе или они совпадают. Тогда совместно (прежде всего это требование МВД) мы зададим вопросы дилерам этих «серых» телефонов. В итоге, наверное, придем с вопросами к таможне, чтобы узнать, как они попадают в РК. Таким образом, будут разработаны соответствующие правила о том, как операторам взаимодействовать с МВД и со своими дилерами.

– Поправки касаются также радиочастотного сектора.

– В законе определяется компетенция правительства касательно конверсии радиочастотного спектра.

На 95% этот спектр принадлежит силовым ведомствам, 5% – в гражданском использовании. Это неправильно по классическим канонам. С другой стороны, у силовиков всегда будет определенная часть радиочастотного спектра – это связано с нацбезопасностью, с таблицей радиочастот и так далее. Но навести порядок, сделать, допустим, как в других странах, 60 на 40, и стимулировать развитие новых беспроводных технологий – это чрезвычайно важно. Сейчас во исполнение законодательства мы примем все нормативно-законодательные акты. И начнем совместно работать с силовиками по конверсии радиочастотного спектра в следующем году. Это, на мой взгляд, должно решить проблему внедрения «3 G».

Существовали разные подходы к высвобождению радиочастот для этого вида. В 2001 году Германия и Франция продали часть радиочастотного спектра «3 G» операторам. Но потом правительство было вынуждено спасать рухнувший рынок телекоммуникационных компаний. Тогда многие страны решили приостановить выдачу лицензий на «3 G», чтобы разобраться в собственных правилах выдачи этого спектра операторам и чтобы не губить огромными ценами деятельность самого оператора. В каждой стране происходит достаточно точный анализ – что важнее, поступления в госбюджет сразу или инвестиции в развитие сетей следующего поколения.

Если мы, безусловно не бесплатно, даем частоты, то требуем выполнения инвестиционных обязательств. Это прежде всего покрытие по всей стране. В противном случае можно один раз взять эти сумасшедшие деньги. Но потом оператор несколько лет будет поэтапно, потихоньку строить эти сети – у него свой источник финансирования, свой бюджет и прочее.

По четырем северным областям Минобороны согласовало нам высвобождение частот. Но самый больной вопрос – Астана и Алматы. Без освобождения этих городов операторы не пойдут работать. К сожалению, в Астане и Алматы часть диапазона в свое время была отдана кабельным операторам для эфирно-кабельного телевидения. Эту проблему мы решили в текущем году. Сдвинули эфирно-кабельное телевидение в более высокий диапазон. В принципе, классический диапазон «3 G» освобожден. Другая часть находится в Минобороны. И мы надеемся, что вместе с правительством нам удастся решить этот вопрос.

– Все ли удалось отразить в новом законе, что надо было?

– Нет, не все, откровенно признаюсь. Есть позиции, которые, на наш взгляд, могли послужить еще большим толчком для развития рынка. Но после обсуждения и из-за позиции ряда операторов, к сожалению, эти пункты мы не смогли включить. Может быть, с их точки зрения это было революционным шагом. Выделю две вещи. Первая – аренда абонентской линии. Суть такова: те медные линии, которые существуют у доминирующего оператора, маленький частный оператор может арендовать за правильную цену. В России повсеместная аренда тоже законодательно не утверждена. Я надеюсь, что в следующем году мы придем к этой схеме и будем ее осуществлять. Второе, это предоставление услуг сотовой связи так называемыми виртуальными мобильными операторами, не владеющими инфраструктурой, среди которых будут не только операторы, но и другие лица.

– Что это значит?

– В сетях мобильной связи создаются дополнительные услуги Интернета, переадресация номера и так далее. Компании могут не строить сеть операторского класса, а арендовать инфраструктуру, поставить свой сервер для дополнительных интеллектуальных услуг и платить часть доходов сотовому оператору, владельцу инфраструктуры и одновременно проводить обслуживание клиентов. Пример: у компании хорошее решение – игра на мобильном телефоне. Закупается, например, 100 тысяч SIM-карт, ставится сервер и ведется обслуживание этой абонентской группы по каким-то дополнительным услугам. Они договариваются с оператором, что за этот оптовый трафик с ним будут расплачиваться, а взаимоотношения с абонентами будут вести сами.

Нормативно-правовой груз

Участники рынка неоднозначно оценивают новации. «Ряд поправок, например, к закону «О зерне», который дает разрешение на установку базовых станций на зернохранилищах, значительно упрощает работу операторов по расширению покрытия в сельской местности, – отмечают в компании GSM Kazakhstan. – Цель законодательного акта – регламентация и упорядочение отношений всех вовлеченных сторон. С этой точки зрения закон, безусловно, необходим».

Но критический настрой преобладает. Как рассказал «Эксперту Казахстан» руководитель службы по связям с общественностью ТОО «КаР-Тел» (ТМ Beeline) Павел Родин, новый закон усложнит жизнь операторам и снизит инвестиционную привлекательность телекоммуникационной отрасли. Например, законом вводится новая плата в государственный бюджет за оказание услуг сотовой связи. «На стадии поэтапного рассмотрения законопроекта разработчиком (АИС) неоднократно подчеркивалось, что данная мера должна стать инструментом для развития и модернизации сельских сетей связи и создания условий для развития конкуренции на селе путем расширения участников системы универсального обслуживания. Однако, становясь участниками формирования «Фонда универсального обслуживания», операторы сотовой связи, в отличие от фиксированных операторов, не имеют возможности претендовать на получение субсидий. Таким образом, фактически вводится дополнительный налог на операторов сотовой связи (ориентировочно в пределах 700 миллионов – 1,5 миллиарда тенге). Увеличение отчислений за счет дополнительного налога, безусловно, приведет к возможному сокращению других статей расходов», – отметил он. По его мнению, это может привести к сокращению объема инвестиций в техническое развитие сети.

Есть у игроков рынка и другие поводы для недовольства. Участие сотовых операторов в формировании «Фонда универсального обслуживания» они расценивают как субсидирование одного фиксированного оператора – конечно же, имеется в виду «Казахтелеком».

Г-н Родин обращает внимание еще на одно новшество: в целях борьбы с хищением телефонов и продажами контрафакта вводится норма, обязывающая операторов вести реестр IMEI-кодов (международные идентификаторы, уникальные для каждого телефона). «Для оператора сотовой связи это означает существенные финансовые затраты (ориентировочно от 1,2 до 4,7 миллиона долларов), необходимые для обеспечения технических возможностей оборудования. При этом законом не предусмотрено какое-либо дополнительное время для подготовки сетей сотового оператора к реализации данной нормы», – отмечает он.

Участники рынка опасаются, что новации, предусмотренные подзаконными актами (они будут обсуждаться в рабочей группе, созданной при АИС), уменьшат их прибыль. Так, предполагается, что соединение менее трех секунд не будет учитываться в объеме оказанных услуг. Планируется также снижение единицы тарификации международных телефонных соединений с одной минуты до 10 секунд, что также отрицательно скажется на доходной части сотовых компаний. «Начиная с 1 января 2009 года значительно увеличивается нагрузка на оператора сотовой связи как с финансовой, так и с технической и организационной точки зрения. При этом следует отметить, что рост затратной составляющей сотовых операторов предусмотрен введением одновременно нескольких новых норм. Полагаем, этот факт отрицательно скажется на бюджете компаний и не будет способствовать внедрению новейших технологий и дальнейшему развитию сотовой связи в Казахстане», – сделал вывод г-н Родин.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности