Лекарство от монолога

ООН пытается создать в Казахстане площадки для политического диалога, но наши политические партии, в отличие от других институтов гражданского общества, не готовы к такому формату общения

Лекарство от монолога

Представления об эффективном госуправлении в нашей стране очень быстро стали принимать форму тотального упрощения всех процессов – и политического, и экономического. Власть быстро добилась эффективности принятия решений за счет унификации партийно-политического пространства государственных институтов, но не менее быстро поставила под угрозу качество этих решений. Следовательно, и сам процесс социально-экономического и политического развития, потому что ничто так не искажает представление о мире и происходящих в нем процессах, как монополия на взгляды и возможность их выражения.

Депутат мажилиса Айгуль Соловьева, несколько лет возглавляющая Гражданский альянс, считает, что в условиях однопартийного парламента создание новых диалоговых площадок более чем актуально. «Диалог не просто нужен, он жизненно важен, то есть важно получение какой-то альтернативной точки зрения. Любая политическая система, если она хочет быть жизнеспособной, должна учитывать мнение граждан, ведь в конечном счете она ориентирована на их ожидания, – сказала она нашему журналу. – С другой стороны, диалог с правительством важен для институтов гражданского общества. Только трезвая оценка возможностей правительства поможет неправительственным организациям грамотно и точно сформулировать свои требования, сделать свои проекты и предложения реалистичными, осуществимыми. А получить такую информацию о возможностях правительства можно лишь в процессе постоянного диалога».

В ситуации, когда специализированные структуры типа НКВД (нацкомиссия по вопросам демократизации) или ПДС (постоянно действующее совещание), а также госкомиссия по тем же вопросам были упразднены, а в парламенте единственная фракция может вести диалог разве что сама с собой, едва ли не единственной организацией, работающей над развитием политической диалоговой культуры в Казахстане, оказалась ООН со своей Программой развития (ПРООН). Но и ее усилия пока не привели к заметным результатам – говорить о том, что в нашей стране политический диалог между партиями, объединениями и представителями различных политических групп стал повседневной реальностью, не приходится.

Юридический департамент

Социологические исследования, проводившиеся в разных странах, показывают, что депутаты парламента воспринимаются населением намного более критично, чем министры или судьи. Поскольку парламентарии, в отличие от министров, не назначаются, а избираются самими гражданами страны, это косвенно указывает на то, как люди относятся к собственному выбору.

Казахстанцы тут не исключение. «Карманный» – вот самый мягкий из эпитетов, который используют эксперты, еще не устроившиеся на работу в официальные организации, и политики, которые пока не попали в парламент.

Очень часто высший законодательный орган страны называют юридической службой правительства, имея в виду то, что работа депутатов сводится к принятию тех законов, которые разрабатываются и предлагаются правительством. Обычно нежелание депутатов воспользоваться своим правом на законодательную инициативу объясняют отсутствием соответствующей команды из администрации президента или правительства. И лишь попав в депутатское кресло, политики видят ситуацию иначе. «Я много лет работала в секретариате мажилиса и видела, как депутаты каждого нового созыва обнаруживали, что у исполнительной власти, у президента и правительства много инструментов для разработки законопроектов, а у парламента нет ничего. Право на законодательную инициативу у депутата было, а ресурсов для его реализации – нет», – рассказала директор Института развития парламентаризма Жанаргуль Кусмангалиева.

Осенью прошлого года после проведения конституционной реформы и досрочных выборов в мажилис парламент был наделен дополнительными полномочиями, но ресурсов, позволяющих разрабатывать законы и следить за их исполнением, он так и не получил. Но самое главное – он перестал быть площадкой для политических дискуссий, поскольку стал однопартийным.

Изменить ситуацию попыталась ПРООН. В 2007 году эта организация начала продвигать проект создания Института развития парламентаризма. Он был поддержан парламентом, но по техническим причинам не мог быть создан при нем. В итоге институт зарегистрировали при партии «Нур Отан». На момент регистрации (31 октября 2007 года) это уже мало чем отличалось от регистрации при однопартийном парламенте или однопартийном правительстве. А в январе 2008 года ПРООН в Казахстане начала реализацию совместного с этим институтом проекта «Продвижение всестороннего участия через создание политической диалоговой культуры и ведение переговоров». Целью его было заявлено «содействие в построении диалога между доминирующей и другими политическими партиями с целью повышения прозрачности законотворческого процесса и исполнения контрольных функций для обеспечения законодательной среды, благоприятной для демократического управления». Иначе говоря, ПРООН предложила свою помощь политическому плюрализму в условиях, когда число госкорпораций, парламентских фракций, медийных холдингов и вариантов оценки процессов в нашей стране стало стремительно приближаться к единице.

Стройплощадки для диалога

В рамках совместного проекта при Институте парламентаризма был создан Политический клуб межпартийного и общественного диалога, учрежденный шестью политическими партиями и семью общественными организациями. Заседания проходят не реже одного раза в два месяца, а их темы утверждаются на основе предложений участников путем голосования.

«Каналы обратной связи – это не просто элемент демократической системы или дань каким-то представлениям о современных стандартах управления. Конечно, сейчас принято ссылаться на однопартийность парламента, недостатки которого надо как-то преодолевать. Но даже когда наш парламент станет двух- или трехпартийным, пусть даже в нем будет много партий, необходимость диалоговых площадок сохранится. Деятельность политических партий все-таки связана с борьбой за власть. А работа неправительственных организаций (НПО) – с повседневной жизнью граждан, с их насущными проблемами, которые они доносят до политиков. Причем добиться понимания у оппозиционных политиков бывает ничуть не легче, чем у тех, которые во власти, – считает Айгуль Соловьева. – Да и депутаты парламента, посидев год-другой в Астане, начинают утрачивать видение жизни, реальных проблем. Они ведь постоянно слушают доклады и отчеты правительства, грамотно составленные, убедительно изложенные, поэтому невольно перенимают его взгляд на вещи. А в регионе они видят порой совсем другую картину, но туда они могут выехать раз в полгода. Поэтому депутаты тоже нуждаются в каналах обратной связи, в диалоге с неправительственным сектором, который способен так грамотно и убедительно представить видение ситуации простыми гражданами».

Различные экспертные мнения и оценки можно еженедельно услышать и в клубе «Политон», ставшем одной из площадок для диалога, поддерживаемых ПРООН. Он действует в Алматы и Астане, причем руководитель астанинского филиала Зауреш Батталова считает, что работа клуба в южной и северной столице отличается друг от друга. «У нас, в отличие от Алматы, практически нет экспертов, нет политологов. Зато мы без проблем можем пригласить для участия в работе государственных служащих, часто это люди в должности замминистра. Это в значительной мере определяет и выбор тем для дискуссий, хотя, конечно, выбираются актуальные вещи. Например, недавно прошло заседание, посвященное новому бюджетному кодексу. Совместно с ПРООН мы работаем над проектом, посвященным репатриантам-оралманам, их адаптации и социальной реабилитации, у нас прошло четыре заседания на эту тему с участием представителей департамента миграции Министерства труда и соцзащиты. У нас в клубе вообще диалог ведется в формате государство – общество, а не власть – оппозиция, что характерно для Алматы», – сказала она.

Пределы возможного

Общественный диалог, в каком бы формате он ни велся и какой бы широкий спектр мнений он ни представлял, пока остается скорее целью проекта, чем реальностью. И на сегодня вопрос количества диалоговых площадок актуальнее, чем повышение их качества. «Планировалось, что филиалы нашего клуба будут открыты во всех регионах, но пока этого не получается. Проблема с человеческими ресурсами», – говорит Зауреш Баталова. Если в формате государство – общество диалог ведется и на общенациональном уровне, и, что самое главное, на местном – благодаря многочисленным НПО различного профиля, то с политическим диалогом все намного сложнее. И площадок крайне мало, и эффективность ведущегося на них диалога сегодня вызывает сомнения. Более того, ПРООН, ОБСЕ и другие международные организации уровень диалога поднять не в состоянии, если к тому не приложат усилия наши политические партии. А они пока такого желания не демонстрируют.

Полноценного диалога власти и оппозиции пока организовать не удалось. Показательно, что членами политклуба при Институте развития парламентаризма не стали Общенациональная социал-демократическая партия, партия «Азат» и Коммунистическая партия Казахстана – как раз те самые партии, которых имеют в виду, когда произносят слово «оппозиция». Лидеры «Азата» объясняют это тем, что данная структура – нуротановская, следовательно, любое участие в ее работе бессмысленно, да к тому же компрометирует подлинную оппозицию, бросая тень на ее безупречную репутацию борца с антинародным режимом. В сущности, такой подход к диалогу, когда партийная принадлежность выглядит как знак для системы опознавания «свой – чужой», говорит о том, что кризис доверия у участников политического процесса в Казахстане зашел очень далеко.

Одним из результатов этого можно считать то, что из всего пакета недавних правительственных законопроектов – о СМИ, партиях, выборах и местном самоуправлении – через партию «Нур Отан» в парламент поступило негативное заключение лишь на один – о местном самоуправлении. То есть на тот, в обсуждении которого наиболее активно участвовали не партии, а НПО, чьи эксперты сотрудничают с институтом.

Как говорил Уинстон Черчилль, «говорить всегда лучше, чем воевать». Видимо, не все участники политического процесса разделяют его мнение. Тот рубеж, за которым внешняя поддержка политического диалога в Казахстане утратит смысл в силу полного прекращения этого диалога, пока не перейден нашими партиями, но он уже просматривается.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики