Слишком дешево, чтобы быть нужным

Замедление темпов инфляции негативно скажется на экономическом росте и конкурентоспособности казахстанской продукции, в том числе внутри страны. Выход – в постепенной девальвации тенге и увеличении денежной массы

Слишком дешево, чтобы быть нужным

В минувшую среду глава Нацбанка РК Анвар Сайденов заявил, что уровень инфляции в ноябре составил 0,4%. «Это самый низкий показатель начиная с 1998 года», – подчеркнул он.

Не исключено, что вскоре этот показатель станет нулевым. Невооруженным взглядом заметно, что то тут, то там суммы на ценниках уменьшаются. Дешевеет бензин. Чуть ли не впервые за последние годы в Алматы снизились энерготарифы. Не дожидаясь декабря, ретейлеры начали рождественские распродажи, пытаясь поддержать падающий спрос. А в Атырау на 23 тыс. тенге подешевела регистрация брака. Как сообщает «Казинформ», в рамках борьбы с инфляцией городской отдел юстиции отменил обязательность ряда церемоний – например, выпускание в небо двух белых голубей.

Снижение цен приятно для обывателя. Но не все ему рады – ведь оно может перейти в дефляцию

Республиканские власти записали охлаждение инфляционных процессов себе в заслугу. В начале декабря премьер-министр РК Карим Масимов вынес благодарность членам кабинета министров и главам регионов за то, что они удерживают инфляцию в заданном в начале года коридоре: «У нас есть реальная возможность исполнить поручение главы государства, не расслабляться и не выйти за 10% за год», – заявил он.

Снижение цен приятно для обывателя. Но не все ему рады – ведь оно может перейти в дефляцию. Тем более что дефляционные процессы становятся характерным явлением для стран Западной Европы и США – то есть регионов, из которых в прошлом году мы импортировали инфляцию (вместе с высокими ценами на продукты питания и топливо) и с которых в этом году началось обвальное падение фондовых рынков (см. «Голоса издалека»).

Дефляция страшна уменьшением привлекательности казахстанской экспортной продукции – что было бы особенно неприятно в условиях падения цен на сырье. Резко сократится объем инвестиций – немногие захотят вкладываться в охлаждающиеся рынки. Это в свою очередь приведет к уменьшению или даже остановке темпов роста экономики. Связанное с этим увеличение безработицы, сокращение зарплат ударит по населению. Словом, картина рисуется апокалипсическая. И даже кардинальное снижение уровня инфляции само по себе станет тормозом для роста ВВП.

Год великого перелома

В последние годы экономика Казахстана непрерывно накачивалась ликвидностью. Приток нефтедолларов вызвал скачкообразный рост денежной массы – напомним, что с 2005 по 2007 год она более чем удвоилась, увеличившись с 2,06 до 4,6 трлн тенге, что совсем неудивительно – ведь, по нашим подсчетам, коэффициент корреляции среднегодовых цен на нефть и денежной массы очень высок – 0,98. Вместе с ростом цен на продукты питания (вслед за разогревом мирового рынка продовольствия) и рядом других факторов (рост кредитования, в том числе потребительского, опережающие темпы роста зарплаты по сравнению с ростом производительности труда) это спровоцировало резкое увеличение темпов инфляции на фоне прекрасных показателей роста валового внутреннего продукта (ВВП) – в прошлом году он увеличился на 8,7% (см. график 3).

Обвал рынка кредитов и падение цен на нефть заметно охладили экономику. Снижение притока валютной выручки сказалось на уменьшении темпов роста денежной массы – за октябрь она сократилась на 3,4%. Рост процентных ставок по кредитам и уменьшение доходов населения (в сентябре 2008 года средняя номинальная зарплата составила 62,5 тыс. тенге – на 0,2% меньше, чем годом ранее) вызвали уменьшение покупательской активности населения. Уменьшились темпы роста цен – сначала на промышленную продукцию, затем на потребительском рынке. В итоге за январь–ноябрь 2008 года инфляция составила 9,2%, в то время как в январе–ноябре 2007 года – 16,5%.

Дорогая дешевая энергия

Наиболее заметно падение цен на рынках углеводородов и горюче-смазочных материалов (ГСМ). На заседании правительства 1 ноября текущего года министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев сообщил о подписании меморандума с производителями топлива о снижении цен на бензин и дизельное топливо. По словам министра, потолок цены литра бензина марки Аи-92/93 составит 87 тенге, марки Аи-95/96 – 100 тенге и зимней солярки – 94 тенге. Отметим, что к моменту подписания меморандума цена на нефть на мировых рынках упала (с июльского пика) почти на 60%; в документе же максимальное снижение цен на топливо составит 29%. Причем следовать условиям меморандума согласились не все короли бензоколонок: по информации статведомства, в ноябре цены на бензин снизились на 16,3%, дизельное топливо – на 11,9%. В результате если цена фьючерсного контракта на нефть Brent снизилась к 1 декабря до уровня конца февраля 2005 года – 47,97 доллара за баррель, то литр бензина Аи-93 подешевел лишь до 86 тенге (в феврале 2005 года – 62 тенге).

Отметим, что за рубежом цены на топливо куда эластичнее. В США в середине июля розничная цена бензина категории Regular (октановый индекс 85–88) достигла абсолютного рекорда –1,08 доллара/литр, а теперь снизилась более чем в два раза – до 0,48 доллара/литр. При этом американец (при среднем доходе 4,5 тыс. долларов в месяц) тратит на один галлон автомобильного топлива 0,1% своих средств, казахстанец (450 долларов) – 0,6%. Больше расходов на бензин – меньше остается для других приобретений. Значит, рынок ГСМ и дальше будет давить на платежеспособный потребительский спрос в других секторах экономики.

Во втором по значению секторе казахстанской экономики – горнодобывающем – также зафиксировано снижение цен: по данным Агентства по статистике, в ноябре они упали по сравнению с октябрем на 25,7%. Медь подешевела на 29,9%, алюминий – на 13,6%, прокат черных металлов – на 9,2%.

Несмотря на снижение цен, продукция металлургов не стала привлекательнее для потребителя. Глава АО «АрселорМиттал Темиртау» Франк Паннир на прошлой неделе объявил, что предприятие сократило выпуск чугуна почти в два раза – с 11,5 тыс. тонн в сутки до 6 тыс. тонн. «Это тот объем, на который у нас есть заказ», – объяснил он. Кроме того, на 90% уменьшились продажи белой жести и на 80% – оцинкованной жести, и теперь эти производства фактически стоят. Выпуск стали «АрселорМиттал Темиртау» пока надеется сохранить на прежнем уровне – 150 тыс. тонн в месяц.

Если нефть хотя бы отчасти перерабатывается в конечную продукцию внутри страны, то металл и железорудное сырье практически целиком предназначаются для зарубежных потребителей. Колебания цен в этом сегменте не должны сказаться на потребительских ценах в РК. А вот уменьшение цены на ГСМ должно повлиять – и уже повлияло. Падение стоимости мазута на 40% за последние полгода – с 48 тыс. до 27 тыс. тенге за тонну – привело к снижению тарифов на электроэнергию «Алматыэнергосбыт» (обслуживает южную столицу РК и Алматинскою область). В начале декабря компания уменьшила энерготариф на 5% до 8,92 тенге за 1 кВт/ч для бытовых потребителей и до 7,89 тенге для юридических лиц.

Цены устали расти

Больше нигде пока о снижении энерготарифов не заявляли. Но участники рынка с нетерпением ждут этого – особенно представители энергоемких отраслей. Ведь высокие тарифы на электроэнергию и ГСМ заставляют производителей нести дополнительные издержки. На это жалуются, например, производители сахара. В ноябре он подорожал на 9,2%. По словам коммерческого директора АО «Азия сахар» Юрия Ли, увеличение цен было связано с тем, что в себестоимости килограмма сладкого продукта около 60% составляет цена на горюче-смазочные материалы (ГСМ). Правда, пока сахаропроизводители не пересмотрели свои прайсы – г-н Ли объясняет это тем, что компания по рукам и ногам связана уже действующими контрактами с поставщиками топлива с фиксированной ценой поставки.

А вот по другим продуктам питания цены пошли вниз – или, по крайней мере, их рост серьезно замедлился. По данным Агентства по статистике, в ноябре продовольственные товары подешевели на 0,3%. В частности, растительное масло стало стоить на 7,5% меньше, чем в октябре, мука – на 3,1%. Другие продукты пока дорожают, но тренд очевиден – цены растут все медленнее. Если тенденции на рынке сохранятся, то в 2009 году можно будет ждать снижения цен и на них (см. график 4).

Кроме того, участники рынка отмечают, что потребители переориентируются на более дешевые товары. «У нашей компании снизились только продажи товаров более высоких ценовых категорий, а продажи продуктов низших ценовых категорий остались на прежнем уровне», – говорит бренд-менеджер компании «Маслодел» Александр Ким. При этом, по его словам, снижение стоимости бензина и планируемое снижение тарифов на электроэнергию, скорее всего, никак не отразятся на ценах конечной продукции, так как они будут «размыты» в производственных издержках.

А вот мировые цены вполне способны сбить внутренние: только с середины сентября по середину октября цена тонны пшеницы внутри Казахстана упала с 270 до 190 долларов. Рентабельность производства зерна достигается при ценах в 150–200 долларов за тонну. Если цены пойдут ниже, то нашим зерновикам придется смириться с убытками. То же самое относится к мукомолам: «Если в прошлом году мы не успевали за повышением цен на зерно, то в этом году не успеваем за снижением. Цена на муку еженедельно падает», – заявлял ранее «Эксперту Казахстан» председатель ТОО «АгроКом» Михаил Пугачев.

Вынужденная распродажа

По данным Агентства РК по статистике, рост цен на потребительские товары в ноябре в целом остановился. Немного выросли цены на одежду и обувь – на 1% и предметы домашнего обихода – на 0,9%. Но это повышение было компенсировано распродажами – с их помощью ретейлеры пытаются оживить спрос. В предыдущие годы лишь единицы казахстанских игроков устраивали настоящие новогодние распродажи. Сегодня рыночная ситуация заставляет прибегать к этой мере все большее и большее число торговых домов.

Руководитель службы по связям с общественностью сети Mega Алишер Еликбаев рассказывает: «В этом году магазины начали предоставлять скидки и устраивать акции-распродажи раньше, чем обычно. По общеевропейской практике тотальная зимняя распродажа с размером скидки около 50% начинается в начале января. В феврале они достигают 70%. А в этом году мы наблюдаем то, что некоторые магазины начали давать скидку в 30% еще до декабря».

О том, что магазины в этом году начинают предлагать скидки на зимнюю коллекцию раньше, говорит и исполнительный директор торговой группы «Кокетка» Ольга Аканаева (развивает по франшизе бренды YaYa и Festival и предлагает такие марки, как Zara и Massimo Dutti). «Торговые сети вынуждены увеличивать размер процентных скидок и начинать сезон распродаж раньше, чтобы привлечь покупателя. По двум маркам мы уже начали новогодние скидки. Размер скидок отличается от показателей прошлого года в связи с кризисом. Во-первых, в это время в прошлом году мы вообще не устраивали никаких скидок. А начинали в конце января – начале февраля. Сейчас вынуждены открыть сезон распродаж раньше – с 10 декабря. Во-вторых, размер скидок достигает 20–50%. В прошлом году только в январе мы предлагали 20%, а сейчас на основную продукцию установили 20-процентную скидку, а на несколько позиций выборочно – 50-процентную». Она добавляет, что по такому сценарию вынуждены действовать практически все ретейлеры и на территории Казахстана, и за его пределами.

Г-жа Аканаева надеется, что это повысит объемы продаж: «Мы планируем увеличить объем продаж по сравнению с предыдущим месяцем минимум на 30%, потому что нам надо подготовить магазины к новой коллекции. Если не продадим определенное количество единиц товара, то нам некуда будет развешивать новую коллекцию. У нас просто не будет места, чтобы ее разместить».

Магазины бытовой техники тоже сбивают цены, чтобы встряхнуть потребительский спрос. Директор отдела маркетинга сети Sulpak Эльвира Рамазанова рассказывает: «На этой неделе начинаем новогоднюю распродажу с размером скидки до 70%. Этим хотим взбодрить предновогодние продажи. В прошлом году устраивали распродажу, но без указания размера скидки». Она добавила, что компания надеется увеличить продажи на 40% по сравнению с прошлым месяцем.

Новогодние распродажи, конечно, не вечны. Но в Казахстане есть традиция и постновогодних скидок, благодаря которым ретейлеры избавляются от складских запасов. Не исключено, что период низких цен продлится достаточно долго. Дальнейшее будет зависеть от уровня покупательского спроса – но причин для его оживления пока не наблюдается.

Дело за печатным станком

То, что снижение цен на нефть и падение внутреннего спроса приведет к замедлению темпов роста в 2009 году, можно считать практически предрешенным. Правительство пока настроено оптимистично – оно ожидает, что в 2009–2011 годах экономика будет расти на 5–7% ежегодно (если цены на нефть будут держаться на уровне 40–50 долларов за баррель; хотя уже прорабатывается вариант с ценой в 25 долларов за баррель). Европейский банк реконструкции и развития настроен пессимистичнее – на прошлой неделе он выпустил прогноз, предсказывающий снижение темпов роста ВВП с 8,7% в прошлом году до 4,3% в нынешнем и 3% – в 2009-м.

Но и этот прогноз покажется слишком радужным, если снижение цен перейдет в дефляцию. Тем более что, по мнению некоторых экспертов, все признаки дефляции уже налицо: «Мы видим, что цены падают практически на все группы товаров, как сырьевые, так и потребительские. Эти процессы вызваны снижением спроса и замедлением темпов роста экономики. В прошлом году инфляция была вызвана ростом цен на нефть и на продовольственные фьючерсы. Спекулянты выводили деньги с рынков недвижимости и в том числе вкладывали их в продовольственные фьючерсы, что и вызвало рост цен. Экономических предпосылок для роста продовольственных цен не было. Сейчас, в условиях ухода спекулянтов и падения спроса, цены падают. На данный момент можно говорить о том, что темпы роста инфляции снизились, как таковую дефляцию мы, возможно, увидим в следующем году», – заявил «Эксперту Казахстан» экономист Олжас Худайбергенов, предупредив при этом, что период дефляции зачастую сменяется периодом гиперинфляции.

А глава Нацбанка Анвар Сайденов считает переход в дефляцию крайне маловероятным. При этом он ссылается на исторические прецеденты: «В странах с транзитной экономикой примеры дефляции найти очень сложно. Это происходит в таких странах, как Япония. Угроза дефляции существует в Евросоюзе, США, но в транзитных экономиках я сразу даже припомнить не могу таких примеров. Риск дефляции даже в условиях значительного замедления экономики очень мал. Она возможна, но я не считаю, что это случится», – отметил он в беседе с «Экспертом Казахстан».

Но даже простая остановка инфляционных процессов не сулит экономике ничего хорошего. Сокращение денежной массы обострит проблемы с ликвидностью. На фоне снизившегося спроса замедление роста цен приведет к дальнейшему снижению выручки участников рынка – а значит, опосредованно и к снижению доходов домохозяйств. Укрепление тенге (привязанного к доллару – см. график 2) снизит привлекательность наших товаров. Зато вырастет привлекательность импорта. Отрадно, что мы поддержим экспортеров из близкой нам России (рубль-то дешевеет по отношению к тенге), но за счет собственных производителей, прежде всего пищевой продукции. Ежегодно в нашу страну импортируется до 30% употребляемого внутри страны мяса, 64% – колбасных и мясных изделий. 95% сахара выпускается из импортного сырья. И так далее – всего, по данным научного сотрудника отдела экономических исследований КИСИ Адеми Ерасылова, Казахстан завозит около 30% продовольственных товаров. Можно ожидать, что если тенге и дальше будет дорожать по отношению к рублю, доля импорта вырастет.

Учитывая, что в рамках борьбы с кризисом правительство делает ставку на развитие экспортоориентированных отраслей (см. «Горная болезнь», «Эксперт Казахстан» № 44 от 10 ноября 2008 г.) и декларирует поддержку аграрному сектору, приходится ожидать, что девальвация тенге неизбежна. Кабинет министров и Нацбанк просто не смогут бесконечно удерживать его курс – по мере усиления доллара и уменьшения притока иностранной валюты золотовалютные резервы страны, расходуемые на поддержание паритета доллара и тенге, будут таять. Собственно, процесс уже идет – за ноябрь международные резервы страны (включая деньги Нацфонда) упали на 3,1%, до уровня в 45,9 млрд долларов. Вряд ли девальвация станет приятной новостью для банков и их заемщиков – в 2009 году банкирам предстоит отдать зарубежных кредитов на сумму 10,6 млрд долларов. Зато отечественные производители почувствуют некоторое облегчение.

По всей видимости, финансовые власти страны постараются осуществить мягкую девальвацию в ручном режиме, осторожно балансируя между интересами банкиров и реального сектора экономики. Олжас Худайбергенов и российский экономист Михаил Хазин предлагают более радикальные действия: подпитать экономику ликвидностью с помощью печатного станка. По мнению г-на Хазина, в отличие от США и Западной Европы, где эмиссия денег неизбежно приведет к нежелательному усилению инфляции, Казахстану, испытывающему нехватку ликвидности, это не повредит. Мягкая девальвация и осторожное наращивание денежной массы могут стать лекарствами от дефляции – и от остановки экономического роста.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности