Казахи-руси бхай-бхай?

Информационное пространство чуть ли не в ежедневном режиме сотрясают новости, прямо или косвенно подтверждающие определенное похолодание в казахстанско-российских отношениях. По крайней мере, на первый взгляд именно такой вывод напрашивается из серии сообщений - начиная с возможного свертывания стратегического долгосрочного партнерства в космической отрасли, перехода Казахстана на латиницу, заканчивая заявлениями председателя правления Сбербанка Германа Грефа, выразившего недовольство политикой ФНБ “Самрук-Казына”

Казахи-руси бхай-бхай?

«Эксперт Казахстан» опросил политологов и экспертов; часть из них не склонны драматизировать ситуацию и считают, что в ближнесрочной перспективе отношениям двух союзных государств ничего не угрожает. Однако  часть аналитиков уверены, что Казахстан сменил внешнеполитический вектор и будет  в ближайшие годы ориентирован на союз с тюркоязычными государствами, и в первую очередь - с Турцией.    

 Тревожные звоночки

На постсоветском пространстве если Россия и могла говорить о выстраивании взаимовыгодных отношений, то в первую очередь - с Казахстаном. Долгие годы экономический и политический альянс двух государств не подвергался сомнению, хотя прошел через ряд испытаний, в том числе связанных с образованием Таможенного союза.

В декабре 2012 года общая радужная тональность вдруг стала меняться: глава Национального космического агентства Талгат Мусабаев в рамках «правительственного часа» в мажилисе заговорил о возможности пересмотра арендных отношений по Байконуру. Далее - в СМИ появлялись сообщения о том, что слова г-на Мусабаева были неправильно истолкованы и Казахстан продолжит проекты в космической отрасли вместе с Россией, но осадок остался. Затем прозвучало предложение президента Нурсултана Назарбаева о переходе к 2025 году Казахстана на латинскую графику, что в России восприняли весьма настороженно - об этом можно судить по эфиру центральных российских каналов, крайне негативно комментировавших эту новость.

Ты – мне, я - тебе

Январь 2013 года вообще оказался богат на всевозможные новости, где интересы Казахстана и России сталкивались лбами. Железнодорожная нацкомпания “Казахстан Темир Жолы” (КТЖ) обвинил “Российские Железные Дороги” (РЖД) в агрессивной дем­пинговой политике, руководство компании даже обратилось к премьер-министру Серику Ахметову с просьбой защитить казахстанских железнодорожных операторов от необоснованной, на их взгляд, политики РЖД. В свою очередь глава Сбербанка Герман Греф  заявил, что в Казахстане предпринимаются действия по ограничению деятельности коммерческих банков с иностранным капиталом, в том числе и Сбербанка, указав при этом, что по инициативе фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» власти Казахстана рассматривают ряд инициатив, ограничивающих деятельность коммерческих банков с иностранным капиталом.

Речь идет о предложении установить лимиты на размещение свободных средств и движение денежных потоков казахстанских госкомпаний в банках с иностранным участием. По мнению г-на Грефа, это является дискриминирующим условием и влияет на развитие конкуренции на территории Единого экономического пространства. А самым свежим сообщением из этого ряда можно назвать новость о том, что Казахстан намерен ввести временный запрет на импорт нефтепродуктов из России, который составляет около 1,3 млн тонн в год на сумму примерно 40 млрд рублей. В прошлом году из России было экспортировано 1,3 млн тонн нефтепродуктов без уплаты экспортных пошлин в рамках Таможенного союза.

Милые бранятся…

Данияр Ашимбаев, политолог, главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане», отметил, что все звучавшие заявления, несмотря на политический окрас, имеют ярко выраженные черты спора хозяйствующих субъектов. Что касается центрального, по мнению г-на Ашибмаева, вопроса, выступающего камнем преткновения в двусторонних отношениях, а именно - переход на латиницу, то он отмечает, что и в самом Казахстане многие относятся скептически к этой инициативе.

«Нужно понимать, что когда речь идет о государственном уровне взаимодействия, на самых верхах, то здесь  ни о каком разладе речи нет. Стратегическая ориентация Казахстана на союз с Россией не подвергается сомнению. Вместе с тем вброс в информационное пространство различной информации о том, что в рамках ТС или ЕЭП одна страна натыкается на непонимание со стороны другой, - это всего лишь усиление своих позиции по тарифным вопросам. Это усиление своих позиций на переговорных процессах: идет обычное прощупывание экономических интересов», - говорит эксперт.

Невидимая рука рынка  

Позиция Досыма Сатпаева, политолога, директора Группы оценки рисков, совпадает с видением Данияра Ашимбаева. Он также не склонен драматизировать те процессы, которые происходят между Казахстаном и Россией.

«Подобные экономические претензии - часть мировой политики и экономики: США обвиняют Китай в протекционистских методах, даже ЕС обвиняет иногда Штаты. Можно вспомнить, что в прошлом году Федеральная налоговая служба России сообщала о том, что многие российские предприниматели регистрируют свой бизнес в Казахстане, так как здесь созданы более благоприятные условия. Нужно понимать, что те или иные претензии озвучивают не лидеры стран, а определенные группы людей, элиты, но на уровне государственного взаимодействия никаких кардинальных перемен не произошло», - отмечает г-н Сатпаев.

Он напоминает, что в свое время со стороны ряда русских националистов даже звучали предложения передать северную часть Казахстана России, так как это якобы российская территория, но ни тогда, ни сейчас никто не воспринимал эти заявления всерьез.

Относительно перехода на латиницу Досым Сатпаев говорит, что эта тема муссировалась в высших кругах еще с середины 1990-х; видимо, сейчас наверху созрели, к тому же Казахстан усиливает свое значение в тюркоязычном пространстве, поддерживая, в частности, Союз объединения тюркоязычного мира. Однако политолог оговаривается, что стратегический союз с Россией держится только на инициативе самого Назарбаева, и после его ухода с политической сцены никаких гарантий на развитие этих отношений нет.

«Если определенные лоббистские группы после ухода Назарбаева решат, что нам нужен новый внешнеполитический вектор, то они с легкостью отойдут от России, поэтому в долгосрочной перспективе этот альянс действительно может дать трещину. Но не сейчас», - отмечает г-н Сатпаев.

Кризис многовекторности?

Ведущий эксперт из Российского института стратегических исследований Аджар Куртов считает, что кризис в казахстанско-российских отношениях наметился давно, и связан он с политикой многовекторности Нурсултана Назарбаева. Он говорит, что, пытаясь найти баланс между Москвой и Вашингтоном, а в последнее время - и Анкарой, в Астане все меньше стали уделять внимание именно партнерству с Россией.

«Нужно понимать, что все эти взаимные претензии по ТС, всплывающая информация о притеснении российского бизнеса в Казахстане не случайны. Видимо, внутри элитных групп Казахстана начинают усиливаться позиции националистов, отсюда эта риторика, связанная с отъемом Байконура, страсти вокруг языка; а ведь фоном проходит еще один мало озвучиваемый в прессе факт: сокращение доли вещания российского телевидения и начавшийся процесс переименования русских названий улиц. Казахизация несовместима с интересами России, поэтому, очевидно, отношения двух стран переживают кризис», - уверен российский эксперт.   

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики