Рамки без содержания

В начале декабря в Казахстане впервые был принят закон о социальных услугах. По мнению представителей НПО, многие ключевые положения, без которых невозможно решить проблемы уязвимых слоев населения, остались в нем непрописанными

Рамки без содержания

Нельзя сказать, чтобы работа над проектом закона «О специальных социальных услугах» протекала бесконфликтно. Как рассказала «Эксперту Казахстан» президент Ассоциации социальных работников, инвалидов и волонтеров Гульнур Хакимжанова (член рабочей группы, готовившей законопроект), в процессе подготовки документа из него исчез ряд важных положений. Поэтому в минувшем октябре несколько неправительственных организаций (НПО) направили в Комитет по социально-культурному развитию в законопроектную группу мажилиса в сенат открытое обращение, в котором изложены видение и предложения по законопроекту.

В сенате прислушались к мнению критиков и вернули закон с поправками в мажилис, мажилисмены тоже не стали спорить с предложениями общественности. Как сообщила член комитета мажилиса по социально-культурному развитию Светлана Ферхо, сенаторы конкретизировали заголовок и содержание законопроекта в части предоставления специальных социальных услуг, уточнили компетенцию уполномоченных органов в сфере их предоставления и утверждения стандартов, квалификационные требования и порядок аттестации социальных работников. Кроме того, был детализирован механизм предоставления специальных социальных услуг, оценки и определения потребности в таких услугах. Тем не менее, как считает президент занимающегося проблемами социально незащищенных слоев населения общественного фонда «Аман-Саулык» Бахыт Туменова, за бортом осталось самое главное – перечень видов и стандартов социальных услуг, гарантируемых государством.

Координация и информация

Положение дел в сфере социальных услуг в нашей стране блестящим не назовешь. Не хватает профессионалов с начальным, средним и высшим образованием по специальности «социальная работа». Низок статус и престиж профессии. Отсутствует система повышения квалификации, специализации и переподготовки социальных работников. В ведомствах работают чиновники без базового образования по социальной работе, они не имеют опыта работы со всеми категориями населения, перечисленными в законе. Например, Минтруда и соцзащиты в основном работает с инвалидами, безработными и пенсионерами. О других категориях и как с ними работать, там имеют слабое представление.

В Казахстане отсутствует единая база данных о потребителях соцуслуг, льготниках. «Например, потребитель соцуслуг как участник трудового фронта имеет право на получение льготных лекарств, он также может являться и чернобыльцем. Но льгота дается только один раз. Планирование льгот четко не проработано: один человек как льготник может проходить по разным категориям, – поясняет Бахыт Туменова. – Отсутствие единой информационной базы данных о потребителях соцуслуг и их особых социальных потребностях может стать препятствием к планированию и мониторингу бюджетных программ, к введению монетизации. Электронный регистр получателей соцуслуг будет способствовать правильному учету и планированию бюджетных денег. Иначе введение монетизации может столкнуться с тем, что денег может не хватить. Как это, например, случилось в России».

Без конкретики

Новый закон должен создать нормативную базу для нормализации дел в социальной сфере. Он определил круг потенциальных получателей социальных услуг. В нем прописаны основные понятия, принципы и направления деятельности государства в сфере предоставления соцуслуг – в частности, он декларирует, что специальные соцуслуги могут оказывать не только госучреждения, но также НПО, частные организации.

Оценку потребностей нуждающихся в соцуслугах будут проводить соцработники, а результаты заключений передавать в органы соцзащиты, которые будут принимать решения. Также оговаривается, что специальные социальные услуги должны оказываться по стандартам, разрабатываемым соответствующими министерствами: Минобразования, Минздравоохранения, Минтруда и т. д. Там, где услуги пересекаются и носят межотраслевой характер, координировать действия ведомств должно Минтруда и соцзащиты.

Но есть и ряд минусов. В законе дана только общая классификация социальных услуг. Для соцработников данный закон не может служить опорой и руководством к деятельности. Хотя там и прописан механизм доступа к соцуслугам, но ни госструктуры, ни общественные организации пока их предоставить не смогут. Так как в законе нет описания видов и стандартов социальных услуг (содержание услуги, ее продолжительность, критерии доступа, кому она положена, каким категориям), а также правил организации услуг, на которые они должны опираться при определении того, что нужно обратившемуся к ним за помощью потенциальному потребителю услуг.

В целом, по мнению опрошенных нами экспертов, принятый закон носит скорее рамочный характер и стимулирует дальнейшую законодательную деятельность в сфере соцуслуг. Например, такой точки зрения придерживается Гульнур Хакимжанова.

Представители НПО отмечают ряд других недостатков. Так, в документе остаются слабо прописанными статьи о компетенции государственных ведомств, которые должны заниматься научно-методологическим, технологическим, кадровым обеспечением и изучением потребностей общества.

Проблема в освоении

По мнению г-жи Хакимжановой, деньги на социальные программы в стране есть, проблема заключается в их освоении: «Напрямую поступают только пенсионные деньги. Остальные осваиваются путем пресловутых, изживших себя и опороченных коррупционными скандалами государственных закупок через тендер. Например, положена человеку инвалидная коляска раз в четыре года. Государством выделяется сумма, никто не знает какая и сколько инвалидов на самом деле нуждаются в колясках. Отсутствие информации делает процесс непрозрачным и ведет к коррупции. Выигравшая организация тоже должна иметь прибыль, поэтому она приобретает коляски по самой низкой цене, оптом, однотипные.

А инвалиды все разные: один – взрослый мужчина, другой – подросток, одному нужна моющаяся, другому с дышащей поверхностью, третьему полегче, четвертому прочнее, пятому с мотором и т. д. Однако все они вынуждены получать то, что выдают. О каком качестве услуг, о каком праве выбора можно говорить? Получается, что у человека нет права выбрать ни костыли, ни гигиенические средства, ни лекарства. К сожалению, тендеры, призванные решать социальные проблемы населения адресно, усугубили ситуацию».

Как рассказала г-жа Туменова, негативную реакцию вызывали слова министра труда и соцзащиты Бердибека Сапарбаева на заседании мажилиса, на питание в домах престарелых инвалидов теперь будет закладываться от 600 до тысячи тенге в день (сейчас 400 тенге). «Кажется, это хорошо, но надо учесть, что пенсии у стариков по-прежнему маленькие, в среднем 15–20 тысяч. В период кризиса надо думать о конкретных адресатах, а не о распределении бюджетных денег по госорганизациям. Особенно в государстве, которое борется с коррупцией. Напрашивается вывод, что в первую очередь чиновники думают об откатах», – возмущается она.

Право выбора

Решением проблемы коррупции и эффективного освоения бюджета должна стать монетизация соцуслуг, когда деньги напрямую будут перечисляться на счет нуждающегося в услугах адресата. Например, инвалиду дадут банковский чек на необходимую сумму, где указана его фамилия, данные удостоверения личности, РНН, содержание услуги и гарантированная сумма. С этим чеком гражданин покупает услугу ( в нашем примере коляску), какую ему надо. Если ему хочется с мотором, он добавляет необходимую сумму и покупает с мотором. Важно и то, что монетизация стимулирует развитие рынка услуг и способствует повышению их качества. Человек имеет возможность выбрать услугу и купить ее в частной, государственной или неправительственной организации. Это его право выбора. Он купит услугу там, где ему удобнее, лучше, выгоднее. Когда потребитель начнет выбирать, появится возможность для структурного развития, конкуренции и улучшения качества соц-услуг. Будет развиваться рынок услуг. Но пока у нас работает административная модель, приоритеты которой – остаточный принцип и планирование сверху.

Переход к монетизации тормозит отсутствие перечня видов и стандартов специальных соцуслуг. Без полного перечня соцуслуг невозможно планировать бюджет. Без ГОСТа не будет госпрограммы и, соответственно, выделения средств из бюджета. Поэтому в Государственной программе реформирования и модернизации системы социальных услуг должны быть четко определены виды специальных услуг, которые будут вводиться на этапах ее реализации, считает г-жа Хакимжанова.

Снять напряжение

Прежде всего, как считает г-жа Туменова, надо было изучить потребности в соц-услугах и определиться со сроками их внедрения. Для каждой социальной категории они должны быть указаны в отдельности. Соцуслуги должны предоставляться не только в системе соцзащиты, но также в здравоохранении, образовании и других ведомствах. Надо постараться все конкретизировать. Хуже нет, когда закон не отточен и непонятен и благие намерения остаются нереализованными. Как полагает Гульнур Хакимжанова, необходимо тесное взаимодействие и целенаправленная планомерная работа всех ведомств социальной сферы, координация их деятельности по разработке подзаконной нормативной базы о специальных социальных услугах. Виды и стандарты специальных социальных услуг должны разрабатываться совместно с НПО с учетом международного опыта работы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее