Сглаживая волны

В условиях кризиса управление финансовым сектором экономики все больше переходит в «ручной» режим. Непредсказуемость изменений макроэкономической ситуации приучает гибко реагировать на любые изменения

Сглаживая волны

Волны экономических потрясений 2007 и 2008 годов стали неожиданностью для казахстанских властей и делового сообщества – впрочем, как и для всего остального мира. Не успевая купировать одну проблему, приходилось сталкиваться с другой. Первая волна кризиса, накатившая на нас осенью прошлого года после краха американского рынка ипотеки, ударила по кредитозависимым секторам – строительству, торговле, сельскому хозяйству, малому и среднему бизнесу (МСБ). Попытки подхлестнуть экономику за счет дозированного вливания ликвидности, с одной стороны, не помогли выправить ситуацию, с другой – не позволили реализоваться апокалипсическим сценариям, предусматривавшим гибель как минимум половины сектора МСБ и социальные потрясения. Вторая волна, пришедшая год спустя после первой, сопровождалась падением цен на основные экспортные товары и массовым бегством капиталов с emergency markets – в том числе из Казахстана. Даже пессимистические прогнозы развития на текущий год оказались слишком оптимистическими. Тем не менее экономический рост пока продолжается. Продемонстрированная правительством готовность оперативно реагировать на ухудшение ситуации на мировых рынках дает надежду, что негативные последствия потрясений за рубежом удастся сгладить настолько, насколько это окажется возможным.

Взгляд в формате «макро»

Вернемся в прошлое – посмотрим, как прогнозисты предсказывали развитие нашей экономики в уходящем году. Год 2007-й научил их некоторой осторожности. Обрушение американского рынка ипотеки, оказавшееся неожиданным для подавляющего большинства экономистов, последовавший за этим кредитный кризис и резкое сокращение фондирования вкупе с разогревом мирового продовольственного рынка привели к тому, что инфляция за год составила 18,8% при ожидавшихся 9,2%, а вместо профицита текущего счета платежного баланса в 1% от ВВП мы получили дефицит в размере 6% ВВП (7,2 млрд долларов).

В конце 2007 года ввиду неясности перспектив развития мировых финансовых рынков Нацбанк вопреки обыкновению составил не трехлетний, а двухлетний прогноз. В нем рассматривались только два сценария развития – реалистический и пессимистический. Особое внимание в нем уделялось не ценам на нефть, как это было ранее, а погашению банками внешних обязательств.

Так, при базовом, или реалистическом, сценарии предполагалось, что банки не смогут рефинансировать за счет нового внешнего заимствования все обязательства перед нерезидентами. В рамках этого сценария прогнозировался рост ВВП на уровне 5% в 2008 году и 6,3% в 2009-м (см. график 1). Ожидалось, что замедление темпов экономического роста будет способствовать снижению потребности в импорте товаров и сокращению в целом внутреннего спроса.

Пессимистический сценарий предполагал, что выполнение банками обязательств (при отсутствии новых заимствований из-за рубежа) приведет к сокращению объемов внутренних инвестиций и замедлению роста внутренних сбережений. Необходимость обслуживания внешних долговых обязательств должна была вызвать нетто-отток капитала из страны. Экономического роста по этому сценарию не ожидалось – изменение ВВП должно было составить 0%. Впрочем, этот вариант оценивался Нацбанком как «скорее гипотетический».

Оба сценария предусматривали существенное замедление темпов инфляции – она должна была к концу 2008-го – началу 2009 года упасть до однозначных показателей. Удержание ее в этом коридоре – не более 10% за год – и было провозглашено основной целью кредитно-денежной политики Нацбанка на 2008–2009 годы.

«Сглаживание резких колебаний – это наше политическое кредо, и в последние годы мы этим упорно занимаемся»

В дальнейшем макроэкономические прогнозы вновь корректировались. Накануне наступления так называемой второй волны кризиса, последовавшей в начале нынешней осени вслед за обрушением американских инвестиционных банков и фондового рынка, в июле 2008-го, Министерство экономики и бюджетного планирования РК приняло «Оперативный план стабилизационных действий в случае замедления мировой экономики и возможного снижения цен на ряд экспортных товаров», в котором прогноз индекса физического объема ВВП составил в 2008 году 5,3%, в 2009-м – 6,0%.

Банки начинают – и сводят вничью

Главный вопрос, волновавший участников финансового рынка в начале 2008 года, – будут ли банковские дефолты. Большой объем долгов, которые предстояло отдать в нынешнем году (12 млрд долларов), сложная ситуация с возвратом кредитов, выданных на внутреннем рынке (прежде всего связанная с проблемами в казахстанской ипотеке), заставлял ожидать худшего. Еще в начале минувшего лета один из чиновников признался корреспонденту «Эксперта Казахстан», что ожидает осенью банкротства нескольких банков, паралича экономики и не исключает голодных бунтов – ведь «банки вымоют ликвидность из страны, чтобы рассчитаться по внешним долгам».

Прогнозы аналитиков были сдержаннее. Но тоже не отличались особым оптимизмом. Еще в конце 2007 года эксперты компании Unicorn IFC в своем исследовании «Причины кризиса в Казахстане» указывали, что на устойчивость банков в 2008 году будут влиять несколько факторов, в том числе возможность дефолтов заемщиков, доступность внешних рынков для заимствования и стабильная депозитная база: «Риск дефолта кредитного портфеля будет играть определяющую роль в развитии текущей ситуации».

Как и предсказывали аналитики Unicorn IFC, определяющей для ситуации в Казахстане (как и для всего мира) стала динамика на международных рынках, в частности в США.

«Если ситуация с субстандартными кредитами продолжит ухудшаться, то интерес к долговым инструментам эмитентов Казахстана продолжит падение, что фактически закроет единственный источник финансирования для казахстанского банковского сектора. В свою очередь это снизит кредитование реального сектора экономики (в том числе и потребительский сектор). Хотя данный аспект будет позитивно влиять на инфляционный процесс в стране, это, однако, не приведет к улучшению ситуации во внешнеэкономическом секторе. Обслуживание внешнего долга в этой ситуации будут затруднять медленное увеличение доходоприносящих активов, а также растущий риск дефолта существующего кредитного портфеля (ввиду снижения доходов экономических субъектов) и сложность рефинансирования существующего внешнего долга», – говорится в исследовании Unicorn IFC.

Нацфонд спешит на помощь

Как известно, дефолтов в банковской сфере не случилось. Но неблагоприятные факторы, как то: ухудшение экономической ситуации из-за снижения объемов работ многими компаниями строительной отрасли, сельского хозяйства, ретейла (прежде всего речь идет о предприятиях, представляющих сегмент малого и среднего бизнеса), привели к снижению реальных доходов населения и платежеспособного спроса. (Как мы отмечали в прошлом номере, в минувшем сентябре средняя зарплата упала на 0,2% в номинальном выражении к сентябрю 2007 года – и это без учета инфляции.) Эти факторы плюс отсутствие возможности рефинансировать кредиты привели к тому, что многие заемщики, как физические, так и юридические лица, особенно малые предприятия, столкнулись с трудностями при погашении банковских кредитов. По итогам октября 2008 года доля неработающих кредитов (сомнительные 5-й категории и безнадежные) в ссудном портфеле банков, по данным Агентства финансового надзора (АФН), достигла 6,7% (в сентябре 6,3%), а сформированные провизии по итогам октября составили 8,84% от суммы кредитов.

Необходимость увеличивать резервирование из-за ухудшающегося качества активов снижает доходность банковского сектора. 2007 год банки закончили с прибылью, более чем в два раза превышавшей показатели 2006-го. Но уже итоги первого квартала текущего года показали снижение совокупной прибыли банковского сектора на 46,8% по сравнению с тем же периодом 2007 года. За девять месяцев чистая прибыль банков снизилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 61,5%, хотя многие банки прогнозировали ее рост.

Снижение прибыли связано и со снижением процентных доходов. В 2008 году за небольшим исключением наблюдался отрицательный прирост объемов кредитования (см. график 2). А увеличение кредитов происходило в основном за счет государственных средств. Всего на 1 октября нынешнего года, по информации Министерства финансов, из госбюджета на поддержку различных секторов экономики было выделено 236,1 млрд тенге, большая часть которых размещена в банках второго уровня (БВУ). Главным заменителем иностранных займов становятся государственные средства, направляемые на реализацию антикризисной программы. Объем ее финансирования составит 21 млрд долларов, в том числе 10 млрд из Национального фонда.

Плюс к тому, даже при ограничении возможности привлечения внешних зай-мов, банки могли вплоть до второй волны кризиса занимать деньги, но преимущественно на основании двухсторонних сделок, в это же время было привлечено два синдицированных займа и проведено одно размещение еврооблигаций. Общая сумма займов в 2008 году, по данным открытых источников, составила порядка 1,6 млрд долларов.

По словам председателя НБРК Анвара Сайденова: «Рефинансирование долгов нашими банками показывало, что восприятие рисков нашей финансовой системы, если и было не таким благоприятным, как раньше, все же оставалось достаточно спокойным».

Мы с Тамарой ходим парой

Сопоставление прогнозов с предварительными данными за год позволяет (с известной долей приближения) понять, насколько сильно кризис ударил по экономике страны.

Несмотря на снижение объемов внешних займов, которые были одним из источников, кроме экспорта, поступления в страну долларов, и нетто-отток валюты из страны в связи с погашением долгов банками, обменный курс тенге к доллару на протяжении года оставался почти неизменным благодаря вмешательству в торги Нацбанка. Ожидавшейся плавной девальвации тенге в уходящем году не случилось – курс на протяжении года колебался в пределах 120–121 тенге за доллар. Как отмечают эксперты БТА Банка, продажа валюты Нацбанком из своих запасов позволила обеспечить выплату банками своих обязательств по внешним займам, а также предотвратила ажиотажный спрос населения и предприятий на доллары (см. график 3).

«Сглаживание резких колебаний – это наше политическое кредо, и в последние годы мы этим упорно занимаемся, – шутит г-н Сайденов. – Состояние наших резервов дает возможность осуществлять продажи в ограниченных масштабах. Можно говорить о стабильной ситуации на валютном рынке до конца года. Если ситуация с платежным балансом в среднесрочной перспективе будет напряженной, определенное давление, конечно, возникнет. Тем не менее курс тенге будет меняться в достаточно приемлемых рамках».

В недавно опубликованном Нацбанком отчете о финансовой стабильности его авторы прогнозируют некоторое снижение профицита текущего счета в связи с падением цен на нефть и другие экспортные товары по итогам текущего года. Более того, хотя глава Нацбанка и выразил уверенность в том, что до окончания первого полугодия 2009 года «не произойдет никаких резких движений ни с курсом тенге, ни с платежным балансом», в отчете прогнозируется, что при падении цены на нефть до 40 долларов за баррель и снижении экспорта товаров дефицит текущего счет составит 8–9% от ВВП (оценивается в 100 млрд долларов), то есть превысит даже показатели 2007 года. Это будет оказывать определенное давление на обменный курс тенге. Некоторые аналитики предполагают, что уже в начале года курс сложится на уровне 130–135 тенге за доллар.

В прошлом году дефицит текущего счета платежного баланса составил семь миллиардов долларов. За первое полугодие нынешнего профицит текущего счета превзошел ожидания Нацбанка (см. график 4). «Платежный баланс бил все исторические рекорды», – отметил г-н Сайденов. Причина в сокращении импорта в связи со снижением экономической активности предприятий, а также в высоких ценах на нефть, газ, металлы в первой половине года.

Цена выживания

Инфляция по итогам ноября составила11,3% к ноябрю и 9,2% к декабрю прошлого года. Вероятность, что по итогам года ее удастся удержать в целевом коридоре, достаточно велика. Во всяком случае, в Нацбанке надеются, что ее уровень не превысит 10%, и даже объявили о проведении мягкой денежно-кредитной политики в 2009 году (см. график 5). Правда, насколько велик тут вклад властей и руководства Национального банка – вопрос дискуссионный. Нам представляется, что большую роль сыграли общемировые тенденции, в частности, падение цен на сырье на зарубежных площадках и общее охлаждение спроса (подробнее см. «Слишком дешево, чтобы быть нужным», «Эксперт Казахстан», № 49 от 15 декабря 2008 г.). А вот с показателями роста ВВП, пожалуй, все очевидно. За январь–сентябрь он вырос на 3,9%, эксперты ожидают, что по итогам года этот показатель будет несколько ниже. Реальное значение роста ВВП попало примерно посередине между прогнозами в двух сценариях Нацбанка.

Эксперты АО «Институт экономических исследований» прогнозируют, что в 2008 году прирост ВВП составит 3,3%, при этом объем ВВП составит 15,8 трлн тенге, в 2009-м – 2,3% (17,9 трлн) с учетом сложившихся тенденций в экономике и расчетов по макроэкономической квартальной модели прогнозирования. Исходя из этого, потери от кризиса можно оценить в 2008 году – 305 млрд тенге, в 2009-м можно ожидать потерь в размере около одного триллиона тенге. Кризис будет обходиться все дороже – и единственное, что внушает оптимизм в этой ситуации, так это готовность правительства оперативно корректировать свои планы. В нынешней ситуации мудрость – это не умение предвидеть развитие событий, а способность вовремя признавать ошибки и по мере сил исправлять их.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики