Секвестр оптимизма

Впервые за последнее десятилетие радужные перспективы казахстанской «нефтянки» ставятся под сомнение. Снижение цен на нефть в совокупности с мировым финансовым кризисом могут заморозить ряд значимых инвестпроектов

Секвестр оптимизма

Мировой финансовый кризис набирает силу, и Казахстан уже столкнулся практически со всеми его негативными последствиями: резким сокращением доходов от экспорта в энергетическом и металлургическом секторах, кредитным кризисом, лопнувшим пузырем в секторе недвижимости, нарастающим бегством капитала и т.д. В конце ноября парламент республики принял бюджет на 2009–2011 годы исходя из цены на нефть 40 долларов за баррель. В принятом документе дефицит бюджета 2009 года составил 4,76 млрд долларов. При этом первоначальный прогнозный показатель роста валового внутреннего продукта (ВВП), рассчитывавшийся исходя из цены на нефть в 60 долларов за баррель и составлявший 5–7%, был снижен до 2,7–4,1% в год. Возможно, это снижение не последнее – в правительстве идет разработка механизмов секвестрирования республиканского бюджета из расчета базовой цены на нефть в 25 долларов за баррель. По данным Минэкономики, в этом случае бюджет республики может недополучить более 150 млрд тенге.

Одной из первых пострадает собственно нефтедобывающая отрасль. Падение цен на «черное золото» и снижение доходов нефтяников может заставить их отказаться от ряда инвестиционных проектов, заявленных участниками рынка. Это заметно притормозит развитие нефтедобывающего сектора и, соответственно, негативно скажется на доходах бюджета и состоянии национальной экономики в средне- и долгосрочной перспективе.

Обречены на урезание

Как показывает мировая практика, практически все нефтяные компании реагируют на падение нефтяных цен и кризис ликвидности сокращением не связанных с добычей нефти инвестпроектов, операционных и административных расходов. В первую очередь секвестрируются проекты, которые не влияют на результаты доходности, могут быть перенесены на более поздние сроки.

Сегодня дать однозначный ответ по ситуации с инвестпрограммами затруднительно, поскольку не ясно, как будет развиваться финансовый кризис, когда он достигнет дна. Крупные инвестпрограммы, как правило, предусматривают в качестве основного источника долгосрочные банковские займы, но при кризисе ликвидности на банковском рынке привлечение кредитных средств по приемлемым для бизнеса процентным ставкам маловероятно. Таким образом, в текущем году компаниям нефтегазового сектора, несмотря на все усилия, придется пересмотреть свои планы и серьезно сократить инвестиционные программы. Так, в связи с падением цен на нефть потерял актуальность вопрос развития рынка альтернативного топлива, в частности биотоплива. Валерий Нестеров из ИК «Тройка Диалог» полагает, что компании будут экономить на проектах, связанных с нефтепереработкой, и мегапроектах со сроком отдачи в пять-десять лет.

Многие нефтяные компании уже начали сокращать операционные и капитальные затраты и перекраивать свои бюджеты с учетом низких цен на нефть и сложности привлечения кредитов для инвестиций и рефинансирования долгов. Пока есть только неофициальные сведения о том, что руководство ряда компаний рассматривает возможность урезания капитальных расходов меньшей важности и переносит на более поздний срок осуществление некоторых долгосрочных и дорогостоящих проектов.

Обойдутся имеющимся

В России единственной компанией, открыто объявившей о сокращении капитальных затрат и прочих расходов, пока стал лидер российской нефтянки ЛУКОЙЛ. Советом директоров компании принято решение о снижении капитальных затрат почти вдвое. Какие именно из капитальных затрат компания будет сокращать, еще не объявлено. По словам вице-президента ЛУКОЙЛа Леонида Федуна, будут снижены объемы бурения и отложены проекты в нефтепереработке. Что касается нефтяных проектов компании в Казахстане, то, по мнению аналитика ИФК «Солид» Дениса Борисова, в первую очередь секвестрированию могут подвергнуться те их них, в которых доля ЛУКОЙЛа не менее 50% (Кумколь, Каракудук). В тех, где компания – миноритарий (Тенгиз, Карачаганак), возможны трудности в согласовании своей позиции с партнерами.

В «Газпром нефти» при сохранении цены на нефть на уровне 50–70 долларов за баррель возможно сокращение инвестпрограмм на 20–25% (до 1,9 млрд долларов), особенно это коснется зарубежных проектов. Практически во всех нефтяных компаниях из-за высоких затрат пострадают инвестиции в переработку и утилизацию попутного нефтяного газа. Еще одним направлением, считает аналитик ИК «Атон» Вячеслав Буньков, станет отказ от приобретения новых активов.

Долгий ящик «КазМунайГаза»

Национальная нефтедобывающая компания Казахстана «КазМунайГаз», занимающая второе место по объему производства углеводородов в стране и работающая на таких старых месторождениях, как Узень и Эмба (где себестоимость добычи составляет 25–27 долларов за баррель), также намеревается сократить капиталовложения в текущем году. И это понятно. В случае падения цен на нефть до 40 долларов за баррель компанию ожидает почти четырехкратное снижение прибыли.

Глава компании Каиргельды Кабылдин в минувшем декабре заявил: «Некоторые проекты мы должны, безусловно, остановить и отложить до лучшего периода. Этот список сейчас находится на обсуждении в правлении «КазМунайГаза», и мы должны где-то в середине января его завершить и доложить совету директоров, который поставил перед нами цель сократить расходы и пересмотреть инвестиционную программу». По его словам, в список отложенных войдут проекты по строительству любых новых нефтеперерабатывающих заводов, в том числе участие в проекте строительства НПЗ в районе турецкого порта Джейхан (стоимость проекта оценивается в пять миллиардов долларов, участники – АО «КазМунайГаз», индийская Oil India, турецкая Calik Enerji и итальянская Eni). «У нас другой приоритет – это реконструкция собственных НПЗ: модернизация, увеличение глубины переработки и повышение стандартов», – отмечает глава нацкомпании.

Кроме того, румынская Rompetrol, 75% акций которой принадлежит «КазМунайГазу», к 2010 году планирует достигнуть полной (5 млн тонн) загрузки своего НПЗ «Петромидия» и довести выработку на нем бензина «Евро-5» с 25 до 100%. В настоящее время 80% сырья для нефтепереработки на этом НПЗ поставляет АО «Торговый дом “КазМунайГаз”» из ресурсов АО «Разведка Добыча “КазМунайГаз”» (нефтедобывающая «дочка» «КазМунайГаза»). Однако, по мнению аналитика ИК UniCredit Aton Павла Сорокина, модернизация отечественных НПЗ, скорее всего, будет отложена, а «Петромидия» – проводиться более медленными темпами. Его коллега из российской ИК «Атон» Вячеслав Буньков также полагает, что модернизация НПЗ будет отложена.

Действительно, учитывая, что нацкомпании предстоят выплаты за приобретенные акции в КТК, АО «Мангистаумунайгаз», а РД КМГ начала обратный выкуп своих акций и глобальных депозитарных расписок (ГДР), «КазМунайГаз» за счет собственных средств осуществить эти проекты вряд ли сможет. Это подтверждается переносом сроков введения новых стандартов («Евро-2», «Евро-3») топлива.

Труба трубе рознь

Поскольку острого дефицита трубопроводных мощностей в Казахстане (да и в мире в целом) пока нет, то ситуация с магистральными трубопроводами более однозначна. Почти все акционеры Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) и власти транзитных стран – России и Казахстана – достигли согласия о принципах расширения магистрали с 33 до 67 млн тонн в год. Окончательное решение ожидается в конце года, когда ВР продаст свои акции Kazakhstan Pipeline Ventures и LUKArco, поскольку хочет выйти из консорциума. К концу года будет актуализировано и технико-экономическое обоснование расширения КТК. То есть консорциум, не отказываясь от своих планов, «поспешает не торопясь».

Увеличение пропускной способности транспортной системы для экспорта газа из Центральной Азии в Россию предусмотрено четырехсторонним Соглашением между Россией, Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном. Оно предусматривает развитие системы Средняя Азия – Центр (САЦ) и строительство Прикаспийского газопровода из Туркменистана в Россию через Казахстан. На фоне финансового кризиса активное строительство таких газопроводов, как Прикаспийский и особенно Nabucco (его планируется проложить из Центральной Азии в Европу) проводить достаточно трудно, потому что денежных средств и кредитов под них (а это дорогостоящие проекты, к примеру, стоимость Nabucco – около восьми миллиардов евро) будет очень сложно добиться с учетом падающих цен на энергоресурсы и сокращения объемов потребления. Чего ради направлять ресурсы в проекты с низкой рентабельностью? Их реализация, отмечает Павел Сорокин, возможна лишь при проявлении сильной политической воли.

Совершенно другая ситуация складывается со строительством казахстанской части газопровода Туркменистан – Китай. Строительство его первой очереди (Бейнеу–Бозой–Шалкар–Акбулак) со сроком завершения во второй половине 2011 года будет продолжена. Это обусловлено социальной и политической направленностью проекта: обеспечением стабильных поставок газа в южный регион страны, что позволит достичь независимости от узбекского газа.

Нефтехимия подождет

Создание интегрированного нефтехимического комплекса в Атырауской области, реализуемого АО «Kazakhstan Petrochemical Industries» (50% акций компании контролируется РД «КазМунайГаз»), мощностью 800 тыс. тонн полиэтилена и 450 тыс. тонн полипропилена в год, по-видимому, придется отложить. И дело не только в огромной стоимости проекта (около пяти миллиардов долларов). Нефтехимикам не удастся воспользоваться разницей между стоимостью сырья и ценами на конечную продукцию: рухнувшие во второй половине 2008 года цены на нефть уронили и цены на нефтехимическое сырье (бензол, этилен, пропилен, стирол), а мировой кризис способствовал значительному падению цен на полимеры. Так, цены на полиэтилен упали до пятилетнего минимума. Стагнация в строительной отрасли привела к резкому снижению спроса на пластиковые трубы и другие строительные пластикаты. Итогом стало затоваривание складов нефтехимической продукцией, и сегодня многие ее производители сокращают загрузку мощностей.

Таким образом, можно достаточно уверенно утверждать, что в сложившихся условиях инвесторы (и государственные, и частные) вынуждены будут крайне жестко следить за расходованием средств по инвестиционным проектам. Ведь реализация практически каждого из них связана с политическими, инфляционными, техническими, природными и управленческими рисками. Безусловно, эти факторы влияют по-разному, но итог один: удорожание (нередко на десятки процентов) реальной стоимости проектов и затягивание сроков их выполнения.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики