У страха глаза велики

У страха глаза велики

При всей серьезности стоящих перед экономикой Казахстана в кризисный период вызовов представляется, что автор все-таки позволил себе несколько сгустить краски.

В принципе, экономическая теория и международный опыт говорят о том, что отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса далеко не автоматически влечет за собой девальвацию национальной валюты. Умеренный дефицит текущего счета (в пределах 5% ВВП) может поддерживаться при фиксированном курсе достаточно долго – от нескольких кварталов до нескольких лет – в случае устойчивого финансирования за счет притока капитала из-за рубежа или в случае временного закрытия рынка внешних капиталов для страны – за счет накопленных международных резервов.

Фактические масштабы потери резервов денежными властями Казахстана с начала первой волны кризиса (август 2007 года) по конец минувшего года пока нам представляются умеренными (порядка 17%), по крайней мере, не критическими. Для сравнения – утечка резервов в России всего за три месяца – с 8 августа 2008-го (война с Грузией) до 10 ноября 2008-го – достигла 24%, что и вынудило Банк России приступить к плавной, ступенчатой девальвации рубля. Более точную оценку устойчивости внешнего финансового состояния Казахстана можно будет дать на основе анализа платежного баланса за IV квартал 2008 года, который будет весьма показателен – ведь он отразит резкое падение цен на нефть и металлы, что может привести к негативному сальдо платежного баланса.

Между тем существует еще и третий потенциальный канал финансирования дефицита платежного баланса, позволяющего избежать (либо хотя бы отсрочить) девальвацию, – это государственные внешние займы. Однако предлагаемый автором механизм таких займов – кредиты у России и Китая в их национальных валютах в размере годового товарного импорта Казахстана из этих стран – не представляется оптимальным. Ввиду внешней неконвертируемости российского рубля и китайского юаня эти средства (даже если они будут получены) должны быть частично конвертированы в свободно конвертированные валюты (для финансирования дефицита по инвалютным статьям платежного баланса) за счет международных резервов Казахстана. В результате диверсификации резервов пострадает их качество – в частности, часть резервов будет номинирована в слабеющем относительно СКВ рубле.

Если исходить не из абстрактно-партнерских, а чисто экономических мотивов, то привлекать внешние займы в случае хронического дефицита платежного баланса Казахстану гораздо выгоднее именно в свободно конвертируемых валютах. Хотя при этом нельзя исключать, что кредиторами вполне могут стать Россия и/или КНР, а не МВФ, как в случае Украины, Белоруссии и Латвии – все зависит от финансовых, да и не только финансовых условий подобных займов.

Далее, если допустить, что тенге все же будет девальвирован к доллару, и даже в более существенной степени, чем недавно озвученные главой Министерства экономики и бюджетного планирования 10%, негативные последствия такого шага для экономики не надо преувеличивать.

[inc pk='1786' service='media']

Валютный риск сектора банков второго уровня в связи с угрозой девальвации тенге нам не кажется значительным. Макрооценки в целом по банковскому сектору по состоянию на 1 декабря прошлого года – это последние доступные статистические данные на сайте Национального банка РК – дают картину хорошей сбалансированности валютных активов и валютных пассивов банков второго уровня. Вот какова картина в цифрах: кредиты экономике (предприятиям и населению), номинированные в инвалюте, составляли на эту дату 27,2 млрд долларов; требования к нерезидентам – 23,5 млрд. Итого активы БВУ в СКВ насчитывали 50,7 млрд долларов. Теперь подсчитаем номинированные в инвалюте пассивы. Валютные депозиты населения составляли 4,6 млрд долларов, валютные счета и депозиты нефинансовых предприятий – 12,9 млрд; займы у нерезидентов – 35,6 млрд. Итого пассивы БВУ в СКВ не превышали 53,1 млрд. Таким образом, соотношение инвалютных активов и пассивов в целом по банковскому сектору практически 1 к 1.

Конечно, такая макрооценка в целом по банковской системе дает лишь «среднюю температуру по больнице» – она должна быть дополнена анализом соответствия валютных активов и валютных пассивов отдельных казахстанских банков (хотя бы крупнейшей четверки или шестерки), а также прогнозом качества валютных ссуд банков (устойчивости качества их обслуживания к динамике курса тенге). Ясно, что заемщики-экспортеры в целом более устойчивы к девальвации тенге, чем клиенты банков из внутренне ориентированных секторов экономики. Но даже общее валютное равновесие уже очень обнадеживает.

И, наконец, что касается денежной политики. Функционирование в Казахстане де-факто модели денежной политики типа currency board, когда денежное предложение тесно связано с динамикой международных резервов, является не ошибкой или злым умыслом Нацбанка Казахстана, а естественным следствием структуры экономики с колоссальным креном в пользу энергосырьевого экспорта. Сравните – доля экспорта в ВВП у Казахстана почти 50%, у России – около трети, у США – порядка 8%; при этом хотя бы доллар экспортной выручки имеет лишь 4% американских компаний. Именно колоссальная мощь диверсифицированной, ориентированной прежде всего на удовлетворение внутреннего спроса экономики и определяет силу и международный резервный статус американской валюты, которая, к слову сказать, покрыта резервами золота и других мировых валют менее чем на 10%.

Отвязать динамику денежного предложения от состояния платежного баланса и изменения резервов принципиально можно, как представляется, только одним способом – за счет агрессивного наращивания дефицитного бюджетного финансирования. При этом мы вполне солидарны с автором – критически важно наращивать не столько социальные расходы бюджета, сколько государственные инвестиции в жилищное, дорожное, трубопроводное и другое инфраструктурное строительство. Финансироваться дефицит может за счет быстрого роста эмиссии государственных ценных бумаг. Первоначально она могла бы полностью либо частично откупаться в свой портфель Нацбанком Казахстана (инфляционный риск подобных операций в условиях колоссального дефляционного давления в экономике сейчас минимален), затем – посредством «зеркальных» продаж – размещаться уже на рынке. За несколько лет при поддержании дефицита бюджета на умеренном, управляемом уровне в 3–4% ВВП и его финансирования на рынке внутренних заимствований можно было бы создать альтернативный внешнему внутренний канал устойчивой тенговой эмиссии.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее