Материализация фантома

Потребители газа с настороженностью восприняли юридическое оформление производителями голубого топлива Форума стран – экспортеров газа. Но страхи излишни – газовым аналогом нефтяного картеля новая организация не станет

Материализация фантома

Идея создания международной организации, объединяющей страны, производящие и экспортирующие природный газ (многие западные наблюдатели называли ее не иначе как «газовой ОПЕК»), бродила по планете с конца прошлого века. С тех пор вопрос ее реализации неоднократно ставился на повестку дня крупнейшими мировыми экспортерами газа, но особенно актуальной идея стала в последние два-три года.

Согласно прогнозам, общее потребление энергии, к примеру, расширенным Европейским союзом с 2005 по 2030 год вырастет на 14%, при этом потребление газа – на 39%. Прогнозная цифра спроса на газ в Европе в 2020 году оценивалась как минимум в 700 млрд куб. м при росте объемов импорта газа почти в 2,5 раза (до 500 млрд куб. м). Евросоюз, стремясь к диверсификации источников поставок, одновременно будет выступать как корпоративный покупатель и наверняка попытается диктовать свою волю продавцам. Создание союза стран – поставщиков газа позволило бы его участникам значительно усилить свое влияние на мировом рынке энергетического сырья и эффективно противостоять этому давлению. Таким образом, контроль над энергоресурсами становится важнейшей формой контроля над глобальной экономикой.

Осознание производителями газа этого факта вело их к необходимости координации действий и ценовой политики при поставках топлива на внешние рынки. Но пока цены на топливо ползли вверх, экспортеры газа предпочитали не связывать себя формальными обязательствами, а ограничивались ни к чему не обязывающими консультациями в рамках ежегодного форума. Мировой кризис обрушил цены на нефть, и неизбежность падения вслед за ними мировых цен на газ заставила его экспортеров активно договариваться о совместных действиях.

Призрак «газовой ОПЕК» начал материализовываться и все более структурироваться. В итоге 23 декабря прошлого года в Москве был утвержден устав международной организации Форум стран – экспортеров газа (ФСЭГ), придав существовавшему с мая 2001 года неформальному объединению статус постоянной организации. В числе стран – участниц форума Алжир, Боливия, Бруней, Венесуэла, Египет, Индонезия, Иран, Катар, Ливия, Малайзия, Нигерия, Норвегия, Объединенные Арабские Эмираты, Россия, Экваториальная Гвинея, Тринидад и Тобаго. Казахстан получил статус наблюдателя. Новая организация будет иметь исполнительный совет и секретариат во главе с генеральным секретарем.

Основа для союза

Для эффективной деятельности ФСЭГ требуется глубокая оценка ситуации в сферах спроса и предложения, маршрутизации, технологий. Необходима глобализация рынков сжиженного газа и трубопроводного газа, координация в сфере уже существующих газовых проектов: евразийских проектов Ирана и России, трансазиатских и трансафриканских газовых артерий. Поэтому целями организации официально объявлено отслеживание конъюнктуры рынка, регулирование спроса и предложения в отдельных регионах и проведение исследований. Важнейшим направлением деятельности новой организации станет разработка нового «справедливого» механизма ценообразования на газовом рынке.

Однако никаких рычагов, позволяющих ему регулировать газовые цены, подобно тому, как ОПЕК регулирует цены на нефть, ФСЭГ не получил, ведь согласно уставу он не будет заниматься квотированием добычи голубого топлива. Таким образом, смысл создания организации – в формировании новой дискуссионной площадки, где будут обсуждаться перспективы и текущие проблемы отрасли. Но именно с подобных дискуссий начинался и нефтяной картель ОПЕК. Министр энергетики Венесуэлы Рафаэль Рамирес даже заявил: «Мы видим в форуме возможность построить солидную организацию, в основе которой лежат те же принципы, которые породили ОПЕК».

Нефтяная модель неприменима к рынку газа: газ добывается и продается по иным правилам, чем нефть

В рамках ФСЭГ сконцентрировано 42% мировой добычи газа, 75% запасов (при этом около 60% всех доказанных мировых запасов газа сосредоточено в России, Иране и Катаре) и 52% экспорта (в том числе 82% экспорта сжиженного природного газа). Это дает основания полагать, что организация может сыграть важную роль в развитии рынка природного газа и в перспективе иметь то же значение, что и ОПЕК для нефтяного. Но для этого необходимы координация и укрепление взаимодействия между странами-участницами. Отсутствие единого мирового рынка газа делает координацию действий стран-экспортеров по контролю за объемами добычи и ценами на газ довольно сложной. Кроме того, Россия в основном поставляет газ по трубопроводам, Катар осуществляет поставки сжиженного природного газа (СПГ), а Иран сейчас и вовсе вынужден импортировать газ из Туркмении.

Задачи на перспективу

Как известно, ОПЕК больше 10 лет оставалась бессодержательной, не угрожавшей развитым странам структурой – как до последнего времени ФСЭГ. Но в 1973 году, когда члены организации превратили нефть в энергетическое оружие, всего за полгода цена барреля взлетела с 2 до 12 долларов. И все же представляется, что в обозримом будущем создание полноценного газового аналога ОПЕК в рамках ФСЭГ маловероятно.

Специалисты отмечают существование нескольких направлений, по которым необходимо договариваться участникам форума. Прежде всего это проблемы доступа и развития транспортной системы. Вопрос о трубе, вопрос о доставке – самый сложный из всех вопросов газовой тематики, и стоит он гораздо острее, чем столь важный для нефтяников вопрос квотирования добычи.

Следующий важный вопрос – о цене. Выступая единым фронтом, удерживать выгодную для поставщиков цену значительно легче. Эксперты не исключают возможности формирования цены на газ по новой модели. Например, помимо баланса спроса и предложения ее будут определять издержки производителей, которым уже сейчас приходится работать с «трудными» месторождениями. Также появляется возможность сделать цены более самостоятельными, «отвязав» их от цен на нефть и топочный мазут (сейчас формулы цен на газ зависят от стоимости этих видов топлива). Для этого имеется удобный механизм: сжиженный природный газ, который может стать биржевым товаром, к которому привязывалась бы цена на природный газ. Но доля СПГ на мировом газовом рынке пока не слишком велика – на него приходится менее трети экспортных продаж голубого топлива, правда, к 2020 году, как прогнозировали специалисты PricewaterhouseCoopers, может увеличиться почти до 40%.

Мировых бирж газа наподобие нефтяных еще не существует, и нефтяная модель неприменима к рынку газа: газ добывается и продается по иным правилам, чем нефть. Во-первых, поставки газа – и трубопроводного, и СПГ – осуществляются в основном по долгосрочным контрактам с фиксированными ценами, во-вторых, сам рынок сильно фрагментирован, носит преимущественно региональный характер. Вследствие этого он не обладает гибкой логистикой перенаправления поставок, что является необходимым условием влияния на цены. Поэтому в ближайшие годы ситуация с ценами на газ кардинально не изменится. Кроме того, события на нефтяном рынке показали, что даже ОПЕК, контролирующая около 38% мировой добычи и 63% мирового экспорта нефти, уже в течение нескольких месяцев не может развернуть ценовой тренд вверх.

Другой фактор, который значительно осложняет реализацию этой идеи – сильное влияние стран-транзитеров на состояние международного газового рынка. Яркой иллюстрацией этого стал очередной газовый конфликт Украины и России, наглядно показавший, что газ – это не просто топливо, а инструмент политического давления и предмет серьезного торга. Это означает, что для превращения ФСЭГ в действительно влиятельную организацию в рамках этой структуры следует добиваться взаимных согласований и договоренностей со странами-транзитерами по таким вопросам, как проблемы цены, доступа и развития газотранспортной системы, рентабельности в добыче и транспортировке.

Важным направлением работы форума должно стать и стратегическое планирование развития газовой отрасли. По всем этим вопросам найти баланс интересов трудно, но необходимо. Как бы то ни было, страны – участники ФСЭГ получают дополнительную политическую опору при переговорах с потенциальными импортерами газа. А экономические выгоды в рамках организации – дело будущего.

В объятиях «Газпрома»

В новой организации официально пока не обозначено присутствие Азербайджана, ряда стран Центральной Азии и других газоэкспортеров, активно приобщаемых к обходящим Россию газопроводным проектам. У этих стран есть два пути построения своей энергетической политики: соперничество или сотрудничество с ФСЭГ. Похоже, пока они раздумывают. В сложной ситуации оказались центральноазиатские страны. Их газовые ресурсы (4,3% мировых доказанных запасов) оказались в замкнутом транспортном пространстве, привязанными к России с ограниченными выходами на мировые рынки и сравнительно слабо развитой сетью коммуникаций.

Предварительные расчеты построения альтернативных, обходящих Россию маршрутов говорят об их низкой рентабельности. Безусловно, этот фактор подталкивает страны к сближению, но говорить о юридическом оформлении какого-либо антиальянса, как и вхождении в форум, в ближайшее время не представляется возможным.

Россия через «Газпром» активно пытается усилить привязку центральноазиатских производителей к себе. Так, с Туркменией и Узбекистаном подписаны долгосрочные контракты на закупку газа. С Казахстаном достигнуты договоренности о разработке общего баланса поставок и транзита газа. Предусматривается сотрудничество в области разведки, разработки и эксплуатации месторождений газа, строительства, реконструкции и эксплуатации газопроводов, подземных хранилищ газа, предоставление сервисных услуг.

В июне 2002 года российским «Газпромом» и НК «КазМунайГаз» на паритетной основе создано совместное предприятие «КазРосГаз», осуществляется переработка сырья Карачаганакского месторождения на Оренбургском ГПЗ и его продажа. То, что из этих стран именно Казахстан проявил наибольший интерес к новой организации, понятно. Если сегодня Казахстан выступает практически как страна транзита (экспорт газа в 2008 году составил около пяти миллиардов кубометров), то лет через пять (если начнется промышленная разработка Кашагана) вместе с большой нефтью пойдет и большой газ, который надо будет куда-то девать, и встанет вопрос о серьезных объемах его экспорта. Тогда участие во ФСЭГ окажется как нельзя кстати.

Чем ответят «оппоненты»?

Как известно, предложение о создании газового союза было негативно воспринято США и европейскими странами, опасающимися, что эта структура будет контролировать рынок, цены и, соответственно, ущемлять энергетическую безопасность чуть ли не всего мира. Так, в 2007 году палата представителей конгресса США заявила, что «создание газового картеля будет рассматриваться как умышленная угроза США, а сама „газовая ОПЕК“ – не что иное, как глобальная организация по вымогательству и рэкету». При этом совершенно «забыв», что импортеры энергоресурсов уже давно имеют хорошую совещательную и лоббистскую организацию в виде Мирового энергетического агентства.

[inc pk='1785' service='media']

Если процесс газовой «картелизации» все-таки будет запущен, вряд ли европейцы смогут на него повлиять. Тем более что повышение конкурентоспособности продукции Евросоюза и снижение негативного антропогенного влияния на окружающую среду возможны только при увеличении доли газа в его энергобалансе.

Несомненно, в целом страх перед союзом стран – экспортеров газа беспочвен. Но США и ЕС вполне резонно опасаются улучшения взаимопонимания между ними и их консолидации даже на совещательном уровне. Ведь любое политическое и экономическое объединение делает страны сильнее, а их позицию более жесткой. Европейская комиссия уже всерьез рассматривает контрмеры. В частности, по мнению The Financial Times Deutschland, одной из них может стать объединение E.ON, RWE и Gaz de France в картель покупателей газа.

Подводя итоги

Создание ФСЭГ – безусловно, сильный политический ход стран – экспортеров газа. Но сказать, насколько реально эффективной будет координация их интересов в рамках единой организации, сегодня сложно. Тем не менее шансы на то, что газовый картель реально заработает в ближайшем будущем, довольно призрачны: легче пугать кого-то скоординированной политикой, чем проводить ее на деле. Дело за «малым»: найти баланс интересов, который устроит всех. При этом следует отметить, что политизированность вопроса поставок газа как одного из важнейших энергоносителей будет сохраняться всегда.

Несомненно, создание ФСЭГ позволит его участникам, последовательно отстаивая свои интересы, осуществлять эффективный контроль над объемами и направлениями экспортных поставок всех стран-участниц, обеспечивая формирование единого баланса производства и потребления природного газа, а также проведение единой экспортной и ценовой политики.

Существующие тенденции говорят о том, что формирование единого рынка газа – а значит, и «газовой ОПЕК» – в первую очередь будет связано с развитием и распространением технологий и производств по сжижению газа, который можно продавать так же легко, как и нефть. Определяющую роль на рынке СПГ будут играть Катар, Алжир, Малайзия, Индонезия, Австралия – страны, где активно развиваются соответствующие технологии. В России пуск единственного в России завода по сжижению природного газа (мощностью 9,6 млн тонн в год), строящегося на юге Сахалина, произойдет в феврале 2009 года. Причем большая часть этого газа уже раскуплена на 25 лет вперед энергетическими компаниями Японии, США и Южной Кореи. И если Россия останется в стороне от технологий СПГ, то, считают эксперты, через пару десятков лет ее энергетические рычаги заметно ослабнут.

Таким образом, фундаментальные отличия газового бизнеса от нефтяного будут сглаживаться по мере расширения межконтинентальной торговли СПГ с приближением структуры газового рынка к нефтяному. Ожидать некоторого переформатирования ФСЭГ в «газовую ОПЕК» можно не ранее чем через 10–15 лет, когда доминирование СПГ придаст газовому рынку глобальные черты и позволит перенести наработанный нефтяным картелем опыт в газовую сферу. Но и тогда газовый рынок не повторит структуру нефтяного.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности