Разница в одну букву

Экономика Ирландии переживает рецессию. Сегодняшние характеристики еще недавно могущественного «кельтского тигра» – продолжительный спад, схлопывание рынков и национализация банков

Разница в одну букву

Ирландские журналисты часто вынуждены выносить на первые полосы газет или международные новости, или сообщения о ДТП и бытовых проблемах – в небольшой стране с 4,4 млн человек населения не всегда есть поводы для первополосных заголовков. Но начало 2009 года оказалось совсем иным – ирландцы быстро забыли недавние рождественские праздники. Сперва о банкротстве объявила компания Waterford Wedgewood, известная своими хрустальными и фарфоровыми брендами. Несколько дней спустя компания Dell, один из крупнейших иностранных инвесторов, объявила о закрытии производства и переносе его в Польшу. Затем стало известно о национализации банка Anglo Irish Bank (AIB), третьего крупнейшего финансового института страны. В довершение ко всему британская компания Diageo, владелец брендов Guinness и Harp, производящая треть пива в Ирландии, объявила об отказе от планов инвестировать 820 млн долларов в строительство новой пивоварни в Дублине.

Поток скверных новостей лишь усугубил и без того пессимистичные настроения ирландцев. После без малого двух десятилетий стремительного роста, когда Ирландию называли «кельтским тигром», страна входит в период продолжительного спада. Растущая безработица, падающие цены на недвижимость, схлопывающиеся рынки, резкое увеличение правительственного долга – все эти проблемы привели к появлению в Дублине новой шутки: «Чем отличается Ирландия от Исландии? – Одной буквой и примерно шестью месяцами».

Сдувшийся пузырь

Когда-то одна из беднейших стран Западной Европы, расположенная на периферии европейской экономики, в 2007 году Ирландия имела самый высокий ВВП на душу населения среди всех государств ЕС, за исключением крохотного Люксембурга. Благодаря десятилетиям инвестиций из Брюсселя в развитие инфраструктуры, низким налогам, гибкому рынку труда, образованной англоязычной рабочей силе, а также вступлению в зону евро эта страна оказалась весьма привлекательной для инвестиций из США и Канады.

Период бурного развития последних двадцати лет четко делится на два этапа. В 1990-х годах экономика Ирландии развивалась за счет глобализации, расширения экспорта и так называемого догоняющего роста (когда страна догоняла своих соседей по ЕС). Однако с началом нового десятилетия характер роста изменился. «Его главными двигателями стали низкие процентные ставки ЕЦБ, которые вызвали подъем на рынке недвижимости, а затем и в секторе строительства. В 2007 году в Ирландии возводилось в пять раз больше жилья, чем десятью годами ранее. Формирование пузыря на рынке недвижимости привело к обманчивому ощущению экономического успеха», – рассказал «Эксперту» старший экономист исследовательского центра Economist Intelligence Unit Дэн О`Брайен.

Бум на рынках строительства и недвижимости способствовал значительному улучшению состояния государственных финансов – доля налогов на недвижимость в общем объеме налогообложения выросла с 6,0% в 1998 году до 15,7% в 2006-м. Это позволило правительству значительно больше тратить на образование, здравоохранение, транспорт, социальную сферу. С 2000 года число занятых в ирландском госсекторе выросло на 40%.

Домовладельцы, чувствуя себя, благодаря росту цен на недвижимость, все более богатыми, стали активно брать кредиты под залог имущества. Средний объем заимствований ирландских домохозяйств вырос до 48 тыс. долларов (без учета долгов по ипотеке). Это меньше, чем в США или Британии, но больше, чем где-либо еще в Европе.

Когда же бум закончился, рынок недвижимости пошел вниз: с 2006 года цены упали на 18%. Это привело к резкому сужению строительного рынка – если в 2006 году в стране было возведено 88 тыс. новых домов, то в 2008-м – лишь 38 тыс. Да и построенное не пользуется спросом: вывески «For Sale» висят по всему Дублину, особенно их много в районах новой застройки.

Будет хуже

Провал на рынке недвижимости окажется продолжительным из-за негативных экономических новостей. Ирландия стала первой экономикой в зоне евро, которая уже в сентябре 2008 года вошла в техническую рецессию (два квартала отрицательного роста подряд). В конце сентября, когда финансовые системы многих стран мира лихорадило после банкротства Lehman Brothers и правительственного вмешательства в судьбу американских Fannie Mae, Freddie Mac и AIG, власти Ирландии пошли на беспрецедентный шаг. Проигнорировав советы из Франкфурта (Европейский ЦБ) и Брюсселя (Еврокомиссия), правительство Ирландии взяло на себя обязательства шести крупнейших ирландских банков (620 млрд долларов). Эта сумма почти в два раза превышала размер ВВП страны – понятно, что рассчитаться в случае дефолта банков ирландское правительство не смогло бы.

Такое решение потребовало немедленного секвестра бюджета. Министр финансов Брайан Ленихен еще в октябре объявил о сокращении госрасходов. В декабре министру пришлось прибегнуть к рекапитализации банковской системы – кредитным учреждениям было выделено 7,7 млрд долларов, включая 2 млрд банку Anglo Irish (к слову, за несколько дней до этого стало известно, что на протяжении восьми лет AIB скрывал факт предоставления персональных кредитов 120 млн долларов своему главе Шону Фитцпатрику).

Сочетание сокращения госрасходов с финансовыми вливаниями в банковскую сферу, которую сотрясали скандалы и где – немаловажная деталь – топ-менеджмент получал многомиллионные бонусы на протяжении многих лет, вызвало серьезное недовольство в Ирландии. После принятия болезненных мер популярность нового правительства Брайана Кауэна, приступившего к работе лишь в мае 2008 года, резко упала. Ситуация накалялась, кабинет решил вмешаться и просто национализировал Anglo Irish Bank, отстранив весь топ-менеджмент. Положение дел в банковской сфере Ирландии, обязательства которой значительно превышают активы, оказалось настолько сложным, что многие аналитики сегодня сходятся во мнении: ирландцы могут пойти по исландскому сценарию. «В Рейкьявике поняли, что единственный способ предотвратить коллапс – национализировать ведущие банки. Высока вероятность, что в 2009 году то же самое произойдет и в Ирландии», – рассказал «Эксперту» Алан Барретт, старший экономист дублинского Института экономических и социальных исследований. К такому повороту событий может привести волна дефолтов по ипотечным кредитам, которые не будут выплачиваться в срок потерявшими работу десятками тысяч ирландцев. Ситуация, по мнению аналитиков, усугубляется еще и тем, что ирландские банки могут скрывать истинный масштаб проблемных ипотечных кредитов на своих балансах.

Участие в зоне евро, которое помогало росту в хорошие времена, сегодня стало проблемой. Удорожание евро относительно американского доллара и британского фунта привело к коллапсу ирландского экспорта: на Британию приходится 19% заграничных поставок, на США – 18%. Туризм, одна из ключевых отраслей экономики Ирландии, также резко пострадал из-за дорогого евро. Британские и американские туристы перестали приезжать в Ирландию, за несколько месяцев подорожавшую для них на 25–30%. Раньше британцы ездили в Дублин на выходные, чтобы посидеть за кружкой пива, теперь пивные в центре города пустуют. Вместо этого сами ирландцы отправляются за покупками в британскую Северную Ирландию, игнорируя призывы правительства «быть патриотами». От Дублина до Белфаста всего полтора часа на машине, а разница в ценах оправдывает даже поездку за продуктами.

Дорогой остров

Ирландия перестала быть привлекательной и для международных инвесторов. Из всех 16 стран зоны евро лишь Греция сегодня имеет более высокий кредитный риск по долговым обязательствам правительства. В середине января агентство Standard & Poor`s снизило кредитный прогноз Ирландии с нейтрального на отрицательный и предупредило о возможном снижении кредитного рейтинга. В Дублине же распространяются слухи, пока опровергаемые правительством, что ирландские власти могут обратиться в МВФ с просьбой о помощи, если ситуация ухудшится. А ситуация будет ухудшаться, согласно большинству прогнозов: ожидается рецессия, из которой страна не сможет выйти раньше 2011 года.

Чтобы справиться с рецессией, власти Ирландии собираются увеличить дефицит бюджета до 9,5% ВВП (при разрешенных маастрихтскими критериями 3%). И это с учетом планируемого сокращения госрасходов на 2,6 млрд долларов – если такого сокращения не произойдет, бюджетный дефицит составит 11–12% в ближайшие несколько лет.

Дефицит будет финансироваться за счет роста госдолга, который может увеличиться с 25% (2007 год) до 80%. «Такой уровень задолженности не только приведет к росту стоимости обслуживания долга, но и повредит инвестиционной привлекательности Ирландии», – считает Роберто Энрикес, аналитик JP Morgan в Лондоне. Для того чтобы обслуживать новый долг, нужны средства: власти на ближайшие два года заморозили зарплаты в госсекторе и даже могут начать сокращать их. Но и этого едва ли будет достаточно – возможно, придется повышать налоги (о чем упомянул министр финансов Ленихен). А Ирландия и без того уже стала очень дорогой для иностранных инвесторов (средние расходы международных компаний на производство единицы продукции с 2000-го по 2008 год увеличились здесь на 32% из-за роста зарплат на предприятиях и укрепления евро).

Обычно при рецессиях национальная валюта ослабляется, что позволяет отыграть конкурентное преимущество. «Но в Ирландии – участнице зоны евро – нет этой возможности, поэтому единственные ценовые механизмы, которые могут быть откорректированы, – это цены на активы и зарплаты», – считает Майкл О`Салливен, экономист Credit Suisse в Лондоне.

Корк–Дублин–Белфаст–Лондон

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики