Отдохнули с прибылью

В России начался рост цен на зерновые. Причина этого – изменение баланса спроса и предложения зерна на мировом рынке и внутренние логистические проблемы экспортеров

Отдохнули с прибылью

Если на этой неделе в Аргентине так и не будет дождя, то на хороший урожай зерновых можно не рассчитывать, а значит, спрос на пшеницу будет расти», – так сегодня комментируют трейдеры текущую ситуацию на мировом рынке зерна. Засуха и неурожай в Аргентине – основное событие, к которому сегодня приковано внимание игроков зернового рынка, в том числе в России: Аргентина, как и Россия, является основным поставщиком дешевой пшеницы на мировой рынок. Низкий урожай и плохое качество зерновых в Аргентине в этом сезоне (а там сейчас как раз начало сезона) стали одной из причин наметившегося роста спроса и цен на российскую продовольственную пшеницу. В январе этого года цены на пшеницу третьего класса в нашей стране выросли со 160 до 200 долларов за тонну (с погрузкой в порту), то есть на 25%. Однако неурожай в Аргентине не единственная причина ценового всплеска на российском рынке. Есть еще целый ряд технических факторов: непогода на юге России, новогодние каникулы, сбои в логистике.

От избытка до дефицита один шаг

Напомним, что в этом сезоне Россия собрала крупнейший за пятнадцать лет урожай зерна – порядка 105 млн тонн. По оценкам, на внутреннее потребление нам надо не более 75 млн тонн, то есть у нас образовалось примерно 30 млн тонн «лишнего» зерна, которое можно либо экспортировать, либо заложить в закрома.

Закончив прошлый сезон на пике ценовой конъюнктуры, в новом сезоне российские экспортеры активно включились в борьбу за мировые рынки сбыта. Однако спустя пару месяцев, в октябре-ноябре, российский экспорт начал снижаться: оказалось, что российская пшеница невысокого качества, и на наших традиционных рынках сбыта – Ближний Восток, Северная Африка – мы стали проигрывать в качестве и затратах на логистику европейским производителям. Кроме того, большой урожай в этом сезоне получили многие страны, и в мире образовался избыток предложения зерна невысокого качества. В результате цены на мировом рынке стали падать с катастрофической скоростью. Как следствие, покупатели зерна заняли выжидательную позицию, покупая понемногу на текущие нужды и не делая запасов.

В итоге российский рынок оказался завален пшеницей не самого высокого качества, на которую не было адекватного спроса на рынке. В конце прошлого года в России даже встал вопрос о предоставлении экспортерам субсидий на вывоз зерна – нужно было куда-то девать лишнее. Параллельно Минсельхоз начал интервенции на зерновом рынке. По имеющимся данным, объем закупок на сегодняшний день составил 6,4 млн из заявленных 10 млн тонн.

Несмотря на ажиотаж по поводу большого количества лишнего зерна на рынке, экспорт все равно оставался на достаточно высоком уровне – порядка 1,5 млн тонн в месяц. Активность экспортеров подстегивало наличие у них оплаченных квот на погрузку в Новороссийском порту, доставшихся им недешево и в тяжелой конкурентной борьбе. В итоге суммарный объем экспорта пшеницы еще до завершения сезона превысил 11 млн тонн, что почти равно экспорту прошлого года. Основная доля пришлась на частные сделки между компаниями, а не на государственные тендеры стран – импортеров пшеницы, на которые изначально делали ставки многие наши компании: доля продаж по тендерам не превысила 20–25%.

Буквально до начала нового года ничто не предвещало неожиданностей: мировые цены на зерно оставались на очень низком уровне, из-за чего рентабельность экспортных сделок была крайне невысокой, а то и отрицательной; в связи с разразившимся кризисом и низкой мировой ценовой конъюнктурой многие наши агрокомпании и трейдеры закончили год с убытками. Однако с начала года спрос на российскую пшеницу неожиданно активизировался, и цены стали расти.

Рынок достиг дна

Основными факторами, повлиявшими на это, стали изменение баланса спроса и предложения на мировом рынке и технические проблемы внутри страны, которые привели к сбоям в поставках и отгрузке товара покупателям.

В этом сезоне производство зерна в мире составило 647 млн тонн, объем мировой торговли – порядка 110–120 млн тонн. С начала сезона предложение на рынке было огромным, и россиянам было трудно конкурировать с более качественным европейским зерном. И это с учетом того, что один из самых крупных игроков мирового зернового рынка – США (американский экспорт в прошлом году составил 33 млн тонн) – почти на 30% сократил экспорт: американские производители решили попридержать урожай в ожидании лучшей ценовой конъюнктуры. Богатый урожай в Аргентине, традиционно соперничающей с Россией в дешевом сегменте зернового рынка, мог лишь усугубить ситуацию.

Однако в Аргентине случилась засуха, и урожай зерновых ожидается низким и неважного качества. По оценкам, пшеницы в этом году там соберут в два раза меньше, чем в прошлом: 8,3 млн против 16,3 млн тонн. Местные власти сразу же приняли решение ограничить экспорт, приостановив выдачу лицензий экспортерам.

Традиционным потребителем аргентинской пшеницы является Бразилия. Ограничение экспорта из Аргентины привело к росту цен на пшеницу в этом регионе со 165 до 240 долларов за тонну. Сейчас бразильцы ищут, чем заместить аргентинское зерно, и это сразу же подстегнуло спрос на мировом рынке, в том числе в России. Еще больше активизировался спрос после того, как в январе в странах, являющихся нашими традиционными покупателями – Пакистане, Египте, Сирии и др., было объявлено о новых государственных тендерах на закупку зерна.

Помимо внешних в стране были и внутренние причины для оживления спроса. Так, многие трейдеры не рассчитали план поставок в праздничные дни, и в результате, когда элеваторы-продавцы закрылись на новогодние праздники и не отгружали товар, экспортерам нечем было загружать пришедшие в порт пароходы. Кроме того, непогода и проливные дожди отсрочили загрузку многих пароходов. К концу новогодних каникул в порту скопилось большое количество судов. Чтобы не терять деньги на простое пароходов, трейдеры стали искать по рынку товар, который можно быстро доставить в порт. Со своей стороны, колхозники, выйдя после праздников на работу, почувствовали давление спроса и начали поднимать цены, продавая зерно небольшими партиями и активно торгуясь.

Параллельно потребители-мукомолы, не получив товар вовремя, стали искать другой товар с быстрой доставкой, а поскольку на рынке уже возник ажиотаж, то цены постепенно начали ползти вверх. Этому способствовал и тот факт, что в этом сезоне в условиях снижающихся цен все мукомолы работали «с колес», не имея запасов на случай сбоя поставок. Многие потребители ощутили, что рынок достиг дна и падать дальше цены в краткосрочной перспективе не будут.

«Сейчас постепенно поставки товара в порт стабилизировались, к концу месяца все пароходы будут погружены», – говорит коммерческий директор компании «Валары» Виталий Бобнев. Однако возникший после Нового года ажиотаж привел к тому, что в близких к Новороссийскому порту регионах юга России предложение зерна заметно сократилось. И сегодня трейдеры говорят, что избыточного предложения зерна с удобной логистикой на рынке нет.

Как распорядиться запасами

Безусловно, рост цен на зерно – это большой подарок для наших агропроизводителей, которые, как они утверждают, весь сезон продают зерно без прибыли. Агрокомпаниям уже становится невыгодно продавать зерно в интервенционный фонд, их предпочтения на стороне растущего в цене экспорта. Об этом свидетельствует и снижение динамики объемов интервенций – с полумиллиона тонн в неделю в декабре до 140–150 тыс. тонн в январе.

Повлияет ли существенным образом повышение цен на зерно на ситуацию в других отраслях? На наш взгляд, вряд ли. Можно ожидать, например, повышения цен на хлеб. Но, как известно, цены на хлеб росли всегда, невзирая на ситуацию на зерновом рынке, к тому же в структуре себестоимости хлеба зерно занимает не более 25–30%.

Кроме того, повышение цен на зерно может потянуть за собой и цены на фураж. Судя по данным с мирового рынка, практически все страны, кроме России, заявили о планируемом в ближайшее время снижении поголовья скота и, соответственно, объемов потребления кормов. А значит, большого давления спроса со стороны животноводов не будет. Что касается России, где пока прогнозируют активное импортозамещение в животноводстве и рост поголовья, то предложение фуражного зерна с лихвой обеспечит этот прирост.

Будут ли цены расти дальше? Большинство экспертов сходятся во мнении, что наступит стабилизация. «На наш взгляд, сейчас спрос и предложение на рынке сбалансированы. Вряд ли цены будут сильно расти, но и падения не будет, во всяком случае на внутреннем рынке», – говорит Виталий Бобнев.

В пользу того, что отката цен на прежние позиции на рынке не произойдет, свидетельствует несколько факторов. Так, сегодня на российском рынке нет большого навеса предложения зерна (если не считать интервенционный фонд). Нет его и у стран – наших конкурентов на мировом рынке. В частности, Франция в этом году отгрузила на экспорт втрое больше, чем в прошлом. Кроме того, на российском рынке сохраняются и логистические проблемы, которые носят уже системный характер: у нас всего два глубоководных портовых элеватора, с которых можно загружать большие пароходы. Их пропускная способность недостаточна. Сохраняется проблема железнодорожного доступа к этим элеваторам и неконтролируемого роста прямых и косвенных расходов на железнодорожные перевозки. И, наконец, у покупателей сегодня нет запасов, а это значит, что мукомолы будут стабильно выходить на рынок за покупками.

Во многом дальнейшее развитие событий на рынке будет зависеть от того, как правительства и частные компании в разных странах распорядятся накопленными в этом сезоне запасами. Сегодня у трейдеров есть серьезные опасения, что в преддверии нового урожая правительства вывалят все лишнее зерно на рынок и это уронит цены. «Я ожидаю сильного падения цен в конце февраля – начале марта. Запасы пшеницы везде огромны. Наш анализ мирового спроса и предложения показывает рост переходящих остатков этого сельскохозяйственного года до самого высокого уровня за последние пять лет, – говорит управляющий директор компании “Нидера” Андрей Рубайло. – В апреле Ближний Восток и Северная Африка уже начнут собирать новый урожай. В этом году везде, от Алжира до Ирана, прошли и еще идут дожди, так что регион полностью оправился от засухи прошлого года».

Конечно, самое пристальное внимание сегодня уделяется американскому рынку, где у частных продавцов накоплены большие запасы. Американские игроки традиционно ориентируются на биржевую торговлю, а цены на «бумажное» зерно понемногу росли даже в условиях низких цен на рынке физической торговли. «Раз цены на бирже растут, значит, и на физический товар будет рост», – так думают американские трейдеры. Если американцы в преддверии нового урожая примут решение распродать запасы, то мировые цены однозначно полетят вниз.

Ожидают распродажи запасенного правительством зерна и в России. «Нас сегодня беспокоит то, каким образом государство будет выводить свое зерно на рынок», – говорит Виталий Бобнев. По словам участников рынка, планируемый объем закупок в 10 млн тонн – это очень много. Как минимум 2 млн тонн можно смело продать, тем более что, как оказалось, в стране недостаток элеваторов, предназначенных для длительного хранения зерна. «Сегодня государственным зерном занят 321 элеватор. Сорок процентов из них не приспособлены для длительного хранения зерна. Со временем качество зерна, которое хранится в таких элеваторах, будет ухудшаться», – говорят производители.

Если российское правительство решит распродавать зерно, что называется, в рынке, то обвал цен неизбежен, и это опять приведет к убыткам у операторов зернового рынка и задаст низкую ценовую планку на будущий сезон. Продажа зерна по межправительственному соглашению была бы идеальным вариантом ликвидации избытка, считают трейдеры. Возможно, обсуждаемые сейчас на правительственном уровне поставки в Бразилию, Китай и другие страны и могут послужить началом реализации подобного сценария. По имеющимся данным, к середине февраля будут окончательно согласованы фитосанитарные требования к российской пшенице с Бразилией. А это уже достаточно серьезно. Зачастую подобного рода согласования становятся политическим вопросом: например, фитосанитарные требования к американской пшенице до сих пор не согласованы в Индии и Пакистане, и эти страны закрыты для американских экспортеров. Потенциально согласование требований означает, что Бразилия может быть открыта не только в рамках межправительственных соглашений, но и для российского экспорта в целом.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом