Кризисная зачистка

Из-за девальвации гривны и падения производства финансовое положение украинских банков стремительно ухудшается. Кредитный бум сменился острейшим дефицитом ликвидности, сворачиванием кредитования и убытками от невозвратов. Список банков-банкротов продолжает расти

Кризисная зачистка

Шестидесятипроцентная – и это только по официальному курсу – девальвация гривны в октябре–декабре минувшего года нанесла сильнейший удар по банковскому сектору Украины. Торможение роста ресурсной базы кредитных учреждений, наблюдавшееся еще с конца весны в связи с нарастанием кризисных явлений в ключевых экспортных отраслях (сначала в металлургии, позже – и в химпроме), сменилось интенсивным «бегством от депозитов» как компаний, так и населения. За четвертый квартал депозитная база банков съежилась в валютной оценке на 23 млрд долларов; вклады населения усохли более чем на четверть, депозиты предприятий – на треть. Кроме того, резко выросла гривневая оценка валютных обязательств банков, а также ухудшились показатели обслуживания валютных кредитов заемщиками, что резко снизило доходы финучреждений и вызвало острейший дефицит ликвидности. В момент кульминации финансового кризиса во второй половине ноября ставки овернайт на межбанковском рынке зашкаливали за 50%, сейчас они выше 20% (что при годовой инфляции 22% кажется уже просто нормальным уровнем).

Кризис подкосил крупные финансовые институты. В конце января Национальный банк Украины (НБУ) ввел временную администрацию и полугодовой мораторий на удовлетворение требований кредиторов в 15-м по величине Укрпромбанке. После чего рейтинговое агентство Moody’s, засомневавшись в жизнеспособности банка, снизило долгосрочный рейтинг его валютных депозитов с B2 до Caa2.

С осени прошлого года временные администрации были введены в 6-м по величине активов Проминвестбанке (ПИБ) и его мелком родственнике – «Национальном кредите», а в 7-й по величине Надра Банк был направлен куратор. Рефинансирование на рекордную сумму не покрыло бреши в балансе «Надры», зато стало предметом разборок Нацбанка с правительством и чуть не стоило кресла главе НБУ Владимиру Стельмаху.

ПИБ избежал ликвидации благодаря поглощению российским Внешэкономбанком. Теперь его судьба зависит от того, выполнит ли российский инвестор обязательства по вливанию около 900 тыс. долларов и привлечению крупных клиентов.

Список проблемных банков в скором времени может пополниться еще несколькими крупными финучреждениями. В условиях свободного падения национальной валюты и промышленного спада качество кредитных портфелей украинских банков ухудшается, ресурсная база из-за недоверия вкладчиков и недоступности внешних заимствований усыхает.

Захлебнувшийся рост

Экономика страны подсела на кредитную иглу: банки, давая взаймы населению и торговым сетям, финансировали потребительский бум и при этом все больше обрастали внешними долгами. Легкомысленная щедрость кредиторов в отношении покупателей импортных автомобилей и бытовой техники навредила торговому балансу – он стал отрицательным в 2006 году и продолжает ухудшаться. «Стремительный рост валютного кредитования заложил под украинский банковский сектор мину замедленного действия», – говорит начальник отдела анализа и исследований «Райффайзен Банка Аваль» Дмитрий Сологуб.

Изменение конъюнктуры на мировых сырьевых и финансовых рынках вмиг разрушило хрупкое равновесие. «Основной причиной кризиса в банковском секторе стало резкое ухудшение макроэкономической ситуации из-за падения мировых цен на сталь и химическую продукцию. После девальвации гривны качество кредитов в портфелях банков значительно ухудшилось», – отмечает Сологуб.

Пороховая бочка взорвалась после скандала с Проминвестбанком. В конце сентября прошлого года рынок взбудоражили слухи о его нестабильности. Владелец ПИБа Владимир Матвиенко назвал появление слухов рейдерской атакой. После того как Национальный банк предоставил жертве паники вкладчиков рефинансирование на 5 млрд гривен (по тогдашнему курсу – почти миллиард долларов), а затем ввел в нем временную администрацию, финансисты впали в истерику. Игроки рынка МБК стали закрывать лимиты друга на друга, особенно после того, как Матвиенко заявил, что проблемы с ликвидностью не только у ПИБа, но и еще как минимум у 60 финучреждений (всего на Украине 184 банка). Тем временем среднедневные обороты межбанковского кредитного рынка в октябре снизились почти на треть, и жертвой всеобщего недоверия стал Надра Банк, которому предстояло погасить внешние займы на 230 млн долларов. Помощь кредитора последней инстанции не спасла широко задействованные в зарплатных проектах и выплате пенсий Проминвестбанк и «Надру». Владельцам обоих фининститутов пришлось спешно с ними расставаться. ПИБу удалось продаться Внешэкономбанку со второй попытки (сначала его хотела спасать компания Slav AG, подконтрольная народным депутатам Андрею и Сергею Клюевым), а сделка по продаже Надра Банка Group DF бизнесмена Дмитрия Фирташа под угрозой срыва.

Спасайся кто может

В октябре Национальный банк Украины прибегнул к опробованным в 2004 году запретительным мерам (тогда в разгар политического кризиса граждане не только штурмовали обменные пункты и банковские отделения, но и громили банкоматы): запретил досрочное изъятие вкладов и ограничил кредитование уровнем, достигнутым к середине октября. «Эти меры затормозили развитие кризиса и позволили банкам собраться с силами, – считает председатель правления Альфа-банка (Украина) Андрей Волков. – Сейчас для стабилизации ситуации наиболее важны политика рефинансирования и управление валютным курсом».

Доступ к своим ресурсам украинский банковский регулятор расширил только для 17 финучреждений с капиталом не менее полумиллиона гривен и регистрацией в форме открытого акционерного общества. Эти банки с ноября могут получать под залог своих акций оперативное рефинансирование в объеме до 60% уставного капитала на срок до года по льготной цене. В ноябре–январе в рамках своих обычных тендеров по поддержке ликвидности банков НБУ предоставил 8 млрд гривен среднесрочных кредитов, тогда как по новой программе выдал более 38 млрд гривен. Причем больше всего (10 млрд гривен) под честное слово потенциального инвестора было выделено Надра Банку. В связи с этим премьер-министр Юлия Тимошенко обвинила «Надру» в валютных спекуляциях, а Национальный банк – в коррупции.

В конце октября Верховная рада проголосовала за пакет антикризисных мер, в котором были учтены требования Международного валютного фонда для программы stand-by на 16,4 млрд долларов, в частности увеличение гарантированной суммы вклада с 50 тыс. до 150 тыс. гривен и механизм рекапитализации. Последний дал НБУ и Минфину право в случае возникновения у крупных банков финансовых проблем менять их собственников. Пока ни одного случая национализации не было, но первым кандидатом считается Укрпромбанк.

Принятые стабилизационные меры не решили фундаментальных проблем банковской системы. Качество активов украинских банков продолжает ухудшаться. Из-за кризиса в металлургии, машиностроении, строительстве компании-заемщики все чаще вынуждены просить об отсрочках.

По розничным кредитам из-за роста курса доллара и процентных ставок по уже заключенным договорам, а также из-за снижения зарплат в некоторых отраслях невозвраты достигли угрожающих масштабов. Только по официальным данным, доля проблемных кредитов за 11 месяцев прошлого года увеличилась больше чем наполовину – до 2,1%. По неофициальной информации, в портфелях некоторых крупных финучреждений уже до четверти плохих долгов. Банки идут на уступки должникам, понимая, что массовый выброс на рынок залоговых квартир и машин лишь усугубит их проблемы. Впрочем, сайты некоторых крупных игроков уже изобилуют объявлениями о продаже имущества, а под стенами Нацбанка начали проходить акции протеста валютных должников.

Не менее важной проблемой, чем рост невозвратов, являются перебои с фондированием. Поскольку население банкам больше не доверяет, предприятия сами нуждаются в оборотных средствах, а внешний рынок закрыт, у финучреждений страны осталось всего два источника привлечения ресурсов – Национальный банк и акционеры. По прогнозам МВФ, увеличение резервов под рисковые кредиты ударит по капитализации украинских банков. Поэтому перед выделением очередного транша средств фонд потребовал оценить состояние крупнейших финучреждений, чтобы у НБУ была информация о перспективах платежного баланса и том, кому из банков понадобится вливание капитала. Агентство Moody’s, недавно обнародовавшее негативный прогноз по шести крупным украинским банкам, считает большинство из них недокапитализированными.

Покупатели исчезли

Жертвами кризиса в первую очередь стали крупные финучреждения, которые агрессивно завоевывали розницу в расчете на выгодную продажу иностранцам – «Надра», «Родовід», Кредитпромбанк.

Увереннее чувствуют себя фининституты с иностранным капиталом (на них приходится почти половина активов украинской банковской системы), но и им не удалось избежать проблем. Причем у тех из них, кто прежде всего заботился о прибыльности («Райффайзен Банк Аваль», OTP Bank), их меньше, чем у тех, кто стремился любой ценой нарастить долю рынка, как, например, УкрСиббанк, наполовину принадлежащий французской группе BNP Paribas, и Укрсоцбанк, под- контрольный итальянской UniCredit.

Крупные игроки вроде «Райффайзен Банк Аваль», Укрсоцбанка и Альфа-банка (Украина) прошли испытание паникой вкладчиков и необходимостью погашать внешние долги при помощи материнских структур. Так, «Райффайзен Банк Аваль» получил от Raiffeisen Zentralbank 330 млн долларов, Bank Austria, входящий в группу UniCredit, выделил Укрсоцбанку 360 млн долларов, а Альфа-банк открыл украинской «дочке» кредитную линию на 700 млн долларов. Однако, несмотря на помощь акционера, Укрсоцбанк все равно стал лидером по повышению ставок по уже выданным кредитам, а в сентябре-октябре в нем заметно уменьшились депозиты физлиц.

До кризиса все иностранные группы активно увеличивали уставные капиталы своих украинских подразделений, а в последнее время о таких решениях акционеров сообщают единицы (например банк «Форум», принадлежащий немецкому Commerzbank).

По мнению аналитика инвестиционной компании Dragon Capital Виталия Ваврищука, главным преимуществом иностранных «дочек» является финансовая поддержка со стороны собственников. «В структуре пассивов многих “дочек” европейских банков доля материнских ресурсов превышает 30 процентов. Поэтому, если рефинансирование будет приостановлено, они вряд ли смогут компенсировать дефицит средств за счет других источников», – считает Ваврищук.

Банкиры, успевшие продать свои учреждения иностранцам за три–шесть капиталов, не нарадуются, не успевшие кусают локти. Год назад совладелец и президент банка «Надра» Игорь Гиленко рассказывал о желающих купить его банк с мультипликатором к капиталу 10. Теперь иностранные инвесторы уже не выстраиваются в очередь за украинскими активами (так, в октябре израильский банк Hapoalim отказался завершить сделку по покупке 60-го в рэнкинге Укринбанка за 136 млн долларов), а внутренние инвесторы приобретают их за символические деньги. «При ограниченной ликвидности финансового сектора продать крупный банк с мультипликатором больше единицы будет трудно. В то же время такие суммы вряд ли удовлетворят инвесторов, которые на пике роста стоимости активов платили за фининституты больше четырех капиталов», – отмечает Виталий Ваврищук.

Ищем дно

Мнения финансистов относительно дна кризиса расходятся. Одни считают, что сектор адаптировался к новым условиям, другие ожидают еще более сильной волны паники и всеобщего недоверия. «Скорее всего, проблемы в балансах банков вскрылись еще не полностью. Гривна девальвировала лишь в последние месяцы, поэтому платежеспособность клиентов, взявших валютные кредиты, будет снижаться постепенно. Финансовое положение компаний ухудшается, но пока оно не критическое. Проблемы с их платежеспособностью проявятся в ближайшие несколько кварталов», – считает Дмитрий Сологуб.

Руководство страны надеется смягчить удар посредством рефинансирования. Президент Украины Виктор Ющенко своим указом предложил Национальному банку внедрить пятилетнее рефинансирование финучреждений. То есть выдавать кредиты сроком на пять лет под учетную ставку НБУ для реализации инвестиционных проектов в сфере энергетики, транспорта и связи, а также связанных с проведением в стране чемпионата Европы по футболу в 2012 году. А банкам предлагается пролонгировать инвестиционные ссуды предприятиям АПК, машиностроения, металлургии и энергетики. По мнению заместителя председателя правления Партнер-банка Андрея Онистрата, реализация этой инициативы позволит спасти от банкротства крупнейших заемщиков. Однако еще неизвестно, одобрит ли эти действия МВФ: несколько лет назад фонд выступал против подобных проектов.

По прогнозам аналитиков «Райффайзен Банка Аваль», в 2009 году рост кредитного портфеля фининститутов не превысит 10–15%, а в случае глубокого и продолжительного экономического спада и вовсе будет отрицательным. Прибыльность снизится из-за ухудшения качества кредитов, а в структуре доходов резко вырастет доля комиссионных. Так, банки уже шокировали клиентов комиссиями на покупку валюты, которые достигали 10–15%. Кредиты населению если и будут предоставляться, то только на короткий срок и только в гривне.

Кризис повлечет передел рынка и увеличит концентрацию банковского сектора. «В 2009-м мы станем свидетелями слияний и поглощений банков. Причем для украинской банковской системы это будет новым явлением. До сих пор местные банки редко приобретали друг друга. Однако в этом году финучреждениям станет трудно выполнять нормативы капитализации, у многих возникнут сложности с фондированием. Тем более что конкуренция на рынке ужесточится», – прогнозирует Андрей Волков.

Слабые игроки также могут покинуть рынок из-за банкротств. Какой именно сценарий реализуется – банкротства или слияния – будет зависеть от политики регулятора, в частности от того, упростит ли он процедуры объединения банков.

Усилить позиции смогут финучреждения с иностранным капиталом, в том числе подразделения госбанков, которым легче получить фондирование от материнских структур. Наиболее радужные перспективы у средних банков, до кризиса не злоупотреблявших розничными программами. «Из кризиса украинская банковская система выйдет принципиально иной. В частности, вскроются все ее язвы, которые прежде удавалось залечивать за счет общемировых тенденций к росту. Когда кризис закончится, Украина может недосчитаться до трети банков. Выживут только самые эффективные», – резюмирует Андрей Онистрат.

В борьбе за выживание банкам предстоит очистить балансы от плохих долгов, увеличить капиталы и рассчитаться с иностранными кредиторами – в этом году им придется выплатить нерезидентам 16,8 млрд долларов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики