Компании сегодня в хорошем тонусе

Компании сегодня в хорошем тонусе

Piti Imagine открывает календарь показов мужской моды. На экспозиции, собирающей все профессиональное сообщество (поставщиков тканей, кожи, фурнитуры, дилеров и проч.), известные бренды впервые презентуют новые идеи, а уже потом с большой помпой показывают их байерам в Милане, Париже или Нью-Йорке. Для молодых компаний выставка – возможность заявить о себе как о серьезном бренде: Piti Imagine известна как жесткий селекционер участников. «Мы отбираем компании по таким параметрам, как качество исполнения продукта, инновации, инвестиционная активность, убедительность бренда», – рассказывает Раффаэлло Наполеоне, глава Piti Imagine. Задача Piti Imagine – продвигать итальянскую моду на мировую арену. С этой целью выставку основали в 1954 году правительства Тосканы и Прато – провинций, где сконцентрировано максимальное в Италии количество производителей текстиля, одежды и обуви. Именно с Piti начали свой путь в высокую моду Gucci, Armani, Pucci. Впоследствии на выставке стали появляться и иностранные бренды, однако подавляющее число экспонентов по-прежнему составляют итальянцы. В последние годы все чаще подают заявки на участие в Piti китайские компании – мировые лидеры в валовом экспорте мужской одежды. Китайцы пытаются через выставку выйти в люксовый сегмент рынка. Но пока их попытки безуспешны: они не могут выдержать суровые требования отборочной комиссии. «На Piti Imagine попадают только инновационные производители по-настоящему уникальных товаров, с традициями ручной работы», – говорит г-н Наполеоне.

Нынешний бум на Piti показывает, что отрасль активизируется. О том, что делать моде в период кризиса, Раффаэлло Наполеоне рассказал в интервью «Эксперту».

– Господин Наполеоне, чувствуете ли вы перемены? Сказался ли кризис на вашем бизнесе?

– В этом году мы зафиксировали рекордное число участников Piti Imagine – 917 брендов мужской одежды. Такой наплыв я считаю закономерным. Выставочный бизнес расцветает во время кризиса, поскольку помогает продвижению, которое становится архиважным в такие периоды. Особенно если компания сокращает прямую рекламу или отказывается от нее, а таковых большинство. Выставочный сервис сегодня актуален и потому, что предлагает всем участникам технологического процесса – производителям и поставщикам сырья, дилерам – наилучшие возможности для коммуникации. Это ключевая потребность рынка в период кризиса: от того, насколько у компании выстроены отношения с партнерами, зависит ее устойчивость в нестабильных условиях.

– То, что компании сегодня делают ставку на качество продукта взамен сокращения издержек и бонусных программ, – не идеализм ли это? Нужна ли вообще мода в суровое кризисное время?

– Стратегия «просто снизить цены» абсолютно бесперспективна. Нужно дать потребителям больше поводов для покупки – вот главный посыл передовых компаний, которые производят изделия с высокой добавленной стоимостью. Мода – одна из самых креативных индустрий. Каждый сезон нужно предлагать рынку новые идеи и коллекции, по частоте внедрения инноваций эта отрасль не уступает IT-сектору. Но путь этих внедрений здесь тернист. Технологический цикл в модной индустрии очень долог, он включает в себя множество сложнейших этапов, напрямую не связанных между собой. И инновации должны быть на всех уровнях – от, условно говоря, отбора овец в Монголии до оформления витрин бутиков и выкладки на полке в Милане. Каждое звено имеет своего генератора идей – узкого специалиста, а полностью этот сложнейший путь контролирует одна «голова», способная видеть глобально. Вот что такое модный бизнес. И если хотя бы одно звено в этой цепочке просядет с инновациями, он не сложится.

Кризис добавил лидерам новых идей на каждом этапе. Компании сегодня в хорошем тонусе – такого не было уже много лет, поскольку благоприятная конъюнктура позволила многим брендам сбавить темп. Модная индустрия подошла к кризису с малым количеством новых идей, заезженными образами, псевдоновинками.

– Нужна ли господдержка европейским брендам в условиях кризиса? В России считают, что отечественный легпром без нее не сможет.

– Федеральной господдержки в Италии нет. Между тем наша страна – единственная в мире, где существует полный цикл производства товаров легпрома, о котором я говорил выше. И потому мы ведущие экспортеры обуви, одежды, текстиля и кожи, особенно в высоком рыночном сегменте. Когда в 60–70-х годах прошлого века Великобритания, Франция и Германия закрыли свои мануфактуры, Италия этого не сделала. Наше правительство долгое время словно не замечало легкой промышленности, сосредоточившись на энергетике и машиностроении. И вдруг в конце 90-х годов выяснилось, что это – одна из основных индустрий в стране, в ней занято больше людей, чем в автопроме! Сегодня поддержка отрасли есть, но в основном на местном уровне. Например, правительство Тоскании или Ломбардии имеет долгосрочные программы развития своих регионов. И если к ним за помощью обратится компания, запросы которой совпадут с их желанием развивать ту или иную местность, то они помогут – с покупкой земли, проводкой коммуникаций, инфраструктурой. Однако это вовсе не гарантирует компании успеха, потому что слишком многое зависит от личной инициативы, по крайней мере если мы говорим о рынке товаров с большой добавленной стоимостью. Поточное производство вполне может существовать только на одной господдержке. Я считаю, что мода способна развиваться только на предпринимательском духе и инициативе. А они заметно оживились во время кризиса.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее