Свое кино за чужие деньги

Соединить деньги и кино – большая и кропотливая работа, надо уметь заинтересовать наш бизнес и государство – полагает продюсер Саин Габдуллин. Пока же авторское кино создается на зарубежные деньги

Свое кино за чужие деньги

Компания «Кино», которую возглавляет Саин Габдуллин, занимается продюсированием и продвижением исключительно авторского, фестивального кино. «Я продюсер штучного продукта. На создание фильма могу затратить четыре года», – поясняет он. Так, например, получилось с фильмом киргизского режиссера Марата Сарулу «Песнь южных морей», премьера которого состоялась в прошлом году на кинофестивале «Евразия». Сыгравшая в нем российская актриса Ирина Агейкина получила приз за лучшую женскую роль (см. «Эксперт Казахстан» № 40 от 13 октября 2008 года). Еще раньше, в 2002 году, спродюсированные Габдуллиным короткометражка «Взлет» и полнометражный фильм «Брат мой, Шелковый путь» того же режиссера впервые участвовали в конкурсах международного кинофестиваля «Берлинале». Сейчас завершена работа над картиной «Другой берег». Это дебют грузинского режиссера Георгия Овашвили в полнометражном кино. Фильм представлен на Берлинский МКФ, отобран в конкурсную программу секции «Поколение» (Generation) «Берлинале-2009» и уже приглашен в конкурсную программу Белградского МКФ и МКФ в Висбадене (Германия). Как рассказал г-н Габдуллин, начинают поступать предложения международных дистрибьюторских компаний.

Первый в списке

– Саин, вы предпочитаете работать с зарубежными режиссерами?

– Начало компании «Кино» было положено работой с казахстанскими режиссерами-аниматорами Гани Кистауовым и Жакеном Даненовым. На нашей студии они сделали первый в Казахстане полнометражный мультфильм «Остров дракона», который взял Гран-при на первом фестивале «Евразия» в 1998 году. Сотрудничали с Лейлой Аранышевой, снявшей «Тройной прыжок пантеры» и «Десант». С Маратом Сарулу познакомились в Москве, когда он учился на высших курсах сценаристов и режиссеров, а я во ВГИКе. У нас завязались творческие отношения. Уже работая на киностудии, я заочно окончил институт. С Маратом мы сотрудничаем уже более 20 лет. Фактически все призы компании «Кино» завоевали его работы.

– С чем это связано, почему вы работаете с киргизским режиссером и последнее время с грузинским?

– В кино для меня не существует географических границ. Искусство личностно, и не принципиально, какой национальности режиссер. Если говорить о проекте «Песнь южных морей», то я его инициативный продюсер от самой идеи до последнего кадра. Я, ваш соотечественник, подключил к работе над фильмами представителей нескольких стран.

– Вы представляете картины киргизского и грузинского режиссеров как казахстанские, но при этом говорите, что национальные границы не имеют значения…

– Для меня имеют. Я работаю для того, чтобы Казахстан был заявлен на международной сцене. В создании «Песни южных морей» участвовали сразу четыре страны – Казахстан, Германия, Россия и Франция. Наша страна первая в этом списке, потому что я – продюсер фильма. Для меня много значит, что Казахстан идет впереди, а только потом цивилизованные страны.

Без границ, но со страновым престижем

– То, что вы делаете, – бизнес? Или вы занимаетесь спонсорской деятельностью?

– Участие в престижных фестивалях, конечно, дает возможность выйти на рынки. Но я еще не продюсировал ни одной картины, которая бы себя окупила. Смысл исключительно в престиже, в символическом капитале. Именно он способствует формированию имиджа Казахстана.

– Средства, которые вы привлекаете на производство фильмов, в основном казахстанские?

– Нет. Обычно средства выделяют международные неправительственные организации, фонды. Вот сейчас на новый проект с участием Марата грант выделила Швеция. В октябре 2008 года мною был представлен новый кинопроект «Светлый путь» Марата Сарулу на рынок новых проектов на Пусанском международном кинофестивале (Южная Корея). Его дирекция сообщила, что из двухсот представленных проектов для участия было отобрано 30 идей, и синопсис «Светлый путь» вошел в пятерку лучших проектов. Меня пригласили за счет кинорынка для участия в переговорах с заинтересованными потенциальными продюсерами и кинофондами. В данный момент уже подписан договор с Гетеборгским международным фондом (Швеция) о его участии в финансировании развития проекта. Международные, преимущественно европейские организации финансируют наш кинематограф. Они поддерживают талантливых людей независимо от места положения. В Европе таких фондов, которые делают акцент на фестивальное кино, на арт-хауз, много.

– Почему зарубежные фонды поддерживают режиссеров других стран?

– Для фондов первична значимость имени, престиж. Для них не имеет значения, какой национальности и какую страну представляет режиссер – для них принципиально важно, что именно их фонд, их страна поддержала талантливую личность и, соответственно, эта страна через кинофонд представлена в титрах фильма и во всех рекламных материалах и фестивальных каталогах. Экономический момент вторичен. Но он не исключается. Редко бывает, когда фильмы, получившие первые призы на престижных фестивалях, имеют и коммерческий успех.

– Вы как продюсер нашли деньги, а кто обладает правом проката?

– На любом фестивале масса дистрибьюторов, которые занимаются поиском, отслеживают фильмы и потом уже связываются с хозяевами. Права на фильмы не у фондов, дававших деньги на их съемку, а у производящих компаний. Но есть договоренность, чтобы в титрах было указано, что фильм сделан, например, при поддержке такого-то международного фонда. Кроме этого везде в беседах с потенциальными сопродюсерами, прокатчиками, дистрибьюторами, мировыми агентами по продаже я проговаривал имя фонда. Я обязан это делать.

На словах, в тени славы

– Как обстоят дела с финансированием кино в Казахстане? Как в этом участвует государство?

– К проекту «Песнь южных морей» мы приступили в конце 2003 года. Утвердили идею. Марат написал сценарий за месяц. Я начал над ним работать: переводить, искать контакты. Параллельно запустил проект в Министерство культуры и информации Казахстана. Тогда его министром еще был Есетжан Косубаев, потом Ермухамет Ертысбаев. И все они поддерживают – «да, да». У меня тем временем уже появились российский, немецкий, французский продюсеры. А там все твердят: «да, да»… Подошло время формировать бюджет. Министерство все еще поддерживает на словах. Уже на кинофестиваль «Евразия» прилетел мой немецкий сопродюсер Карстен Штойтер. Я его пригласил в Минкультуры на переговоры, и там снова подтвердили свою заинтересованность. Но в итоге ничего не дали. Вот вам пример. Я провел большую работу, и получается, что оказался в дураках. Очень некрасивая ситуация. На Казахстан просто махнут рукой, посчитают, что у нас несерьезные люди. В министерстве же ничего не объяснили. Дальше я уже сам начал искать спонсорские займы. Здесь нет четко выстроенной линии. Можно познакомиться на улице, и что-то может выгореть. Сейчас с картиной «Песнь южных морей» я хочу достучаться до Ассамблеи народа Казахстана. Ведь это фильм о межнациональных отношениях.

– Как вы собирались вернуть спонсорский заем?

– Надеялся продать картину и вернуть деньги. Хотя случаев возврата средств еще не было. Но сейчас на американском континенте мы нашли дистрибьютора. В музее «Метрополитен» в Нью-Йорке в конце января прошла премьера картины «Песнь южных морей». Идут переговоры в Европе. Есть надежда.

– В вашей практике были случаи, когда кто-то из отечественных бизнесменов поддерживал ваши проекты?

– Были, но это скорее исключение. Называть имена этих людей я не хочу. Было бы радостно, если бы таких бизнесменов было больше. Я связываю надежды с приходом нового директора киностудии «Казахфильм». Он собирается сотрудничать с продюсерскими компаниями. У меня такая компания, и я готов участвовать в тендерах.

Перенимать прогрессивные формы

– Сейчас снимается много копродукции. Каков, на ваш взгляд, ее вклад в развитие национального кинематографа?

– Кино – дорогостоящее искусство. Тяжело вытянуть картину, тем более если государство отвернулось. Поэтому и нужна помощь на разных отрезках кинопроизводства. Например, немцев я пригласил на постпродакшн. Монтаж полностью делали в Берлине – изображение, звук. Это большие деньги.

– Что нужно сделать для развития нашей киноиндустрии, чтобы наши режиссеры начали снимать на отечественные деньги?

– Источник финансирования не должен быть монополизирован. У художника всегда должна быть альтернатива. Финансовая альтернатива дает больше шансов представителям авторского кино. Структура финансирования независимого авторского кинематографа может быть перенята из принципа работы многочисленных европейских кинофондов, которые, привлекая авторитетных экспертов, выделяют государственные деньги на совместное финансирование перспективных кинопроектов.

Мое пожелание, чтобы те, кто заинтересован в престиже нашего государства, создавали фонды. Они могут формировать экспертные советы из известных режиссеров и продюсеров, обсуждать поданные заявки. Если бы было больше кинофондов, общественных организаций, работающих с госсредствами, было бы легче представителям авторского кино. У нас пока таких организаций нет. Надеюсь, что активнее начнет работать рынок проектов при кинофестивалях. Надо перенять прогрессивные формы таких рынков у передовых зарубежных кинофестивалей. Когда есть что-то высокого уровня, можно не искать оригинальных ходов, а повторить имеющийся опыт. Однажды мы участвовали на кинорынке кинофестиваля «Евразия» с проектом «Песнь южных морей», но денег это не принесло. Мне очень понравилось, как четко и слаженно работал рынок в Пусане. Там ко мне подходили многие. У нас же никто не подошел. На «Евразии» другой принцип работы – круглый стол. А в Пусане идет конкретный разговор – переговорщики платят деньги за встречи с авторами проектов.

Хотелось бы, чтобы выросло гражданское самосознание и чувство патриотизма. Одно дело побеждать на нефтяном рынке, другое, что гораздо сложнее и престижнее, на культурном фронте за счет талантливых произведений при участии Казахстана. По количеству фильмов, участвующих в кинофестивалях, определяется имидж государства.

На стадии постпродакшн

– Расскажите о вашей работе с грузинским режиссером.

 – С Георгием Овашвили познакомились на кинофестивале в Марокко в 2004 году, где я посмотрел его нежную короткометражку «Над уровнем моря». Жюри отметило его картину главным призом. В 2006-м он приехал на наш фестиваль «Звезды Шакена» в составе жюри, и у нас было немного времени пообщаться – в это время, выиграв грант в Киноцентре Грузии, он приступал к производству фильма «Другой берег», я же был полностью занят картиной Марата Сарулу «Песнь южных морей». На следующий год на фестивале «Евразия» у нас с Георгием было больше времени для общения: он представил презентационный ролик своей картины, рассказал о своих бесконечных проблемах, в результате которых фильм остановился после завершения съемок – остался монтажно-тонировочный период (постпродакшн). Для просмотра рабочего материала (более шести часов) мы с креативным продюсером компании «Кино» Маратом Сарулу вылетели в Тбилиси, где я и объявил окончательное решение об участии в этом проекте. Для монтажа изображения мы пригласили в Тбилиси режиссера-монтажера из Южной Кореи г-жу Sun-Min Kim. После утверждения монтажа изображения переехали в Прагу на студию «Баррандов» для монтажа звука и музыки, где у нас возникли сомнения по музыкальному ряду, и мне пришлось принять жесткое решение об отстранении композитора. Как позже сказал звукорежиссер, хладнокровный чех Иво Хегер: «У меня так сильно колотилось сердце, и я выдохнул облегченно, когда ты объявил решение». Далее Георгий приступил к поиску нового композитора. Сосо Барданашвили эмигрировал в 90-х годах в Израиль, в юном возрасте известный композитор Гия Канчелли привел его в кино. Думаю, нашей картине очень повезло, что Георгий нашел его и он согласился работать за символическую оплату: приятно было работать с профессионалом в Праге на финальной перезаписи фильма (mix). В итоге общими усилиями мы в декабре завершили творческую составляющую фильма и сдали картину на печать копий в Стамбул.

– Где вы нашли средства на постпродакшн?

– Для организации финансирования монтажно-тонировочного периода я обратился к казахстанско-грузинской компании «Аксай БМС», которая, выиграв тендер, работает в Грузии в области недропользования. Благодаря их спонсорской поддержке мы смогли достойно завершить картину и выйти на уровень Берлинского МКФ с режиссерским дебютом.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?