Ответ в конце туннеля

Редакционная статья

Ответ в конце туннеля

Минувшей осенью пресса и аналитики неоднократно высказывались в том духе, что вот, мол, пришло время покупать активы – ведь на фоне мирового финансового кризиса они обесценились. Потом такие разговоры стихли – денег-то у потенциальных покупателей тоже стало намного меньше. Как выяснилось, не у всех – есть один покупатель, способный (и желающий) по дешевке приобрести привлекательные активы. Это государство.

Сами по себе события прошлой недели не выглядят из ряда вон выходящими – если рассматривать ситуацию в Казахстане в контексте общемировой. В минувшую среду премьер-министр РФ Владимир Путин объявил, что российские власти будут входить в уставной капитал банков и т.д. Про девальвацию национальных валют и говорить не стоит – до минувшей недели Казахстан, державший тенге в устойчивом коридоре, казался белой вороной на общем фоне.

Из ряда вон выходящей выглядит стремительность, с которой произошли изменения. Еще пару недель назад чиновники самого высокого уровня уверяли общественность, что никаких причин волноваться за наши банки нет – дефолтов не ожидается, положение финансовых институтов достаточно стабильно, резервов хватит. При этом акции то одного, то другого банка обваливались на фондовой бирже. Обычно так происходит перед массовой скупкой акций. Так и случилось: причем сразу же выяснилось, что у двух банков, меняющих собственников, дела совсем плохи, и это давно известно, и надзорные органы предупреждали об этом. Причем если продажа Альянса государству внешне выглядит безупречной (акционеры подтвердили, что добровольно продают банк за символические 100 тенге), то ситуация с БТА Банком сложнее. Формально у властей есть право отобрать финансовое учреждение, если его собственники не предпринимают мер, необходимых для нормального функционирования банка в соответствии с требованиями законодательства. Но акционеры БТА Банка отнюдь не сидели сложа руки (по крайней мере, такое впечатление создается при взгляде со стороны, хотя представители АФН и утверждают обратное). Возможно, именно поэтому покупатель в лице «Самрук-Казыны» и начал столь стремительно искать себе совладельца, например, в лице Сбербанка России. Привлечение крупного стратегического партнера позволило бы легитимизировать сделку в глазах общественности, да и на случай обращения прежних собственников в суд можно было бы предъявить бесспорно добросовестного приобретателя.

Приобретение контроля над вторым по величине банком страны позволило властям уверенно обрушить тенге. Девальвация невыгодна банкам, набравшим долгов в долларах, но теперь ведущей четверке бояться нечего – государство является их акционером, уже выделило крупные средства на докапитализацию и разместило миллиарды долларов на депозитах, а при случае этот совладелец подкинет денег еще. Теперь можно поддержать и отечественного производителя. Судьба банков второго эшелона и их вкладчиков, очевидно, не слишком заботит кабмин – крах этих организаций не потрясет экономику страны. Что же до судьбы «большой четверки», то, скорее всего, Ак орда выполнит свое обещание: бережно пронеся системообразующие банки через кризис (и поддержав по мере сил вливаниями через них национальную экономику), она расстанется с госпакетами акций. Глава «Самрук-Казыны» Кайрат Келимбетов обещал, что это случится в пределах пяти лет.

Кому они достанутся? В этом и будет заключаться одна из главных посткризисных интриг. Если акции будут выставлены на открытые торги, новые собственники банков будут известны – никаких проблем. Правда, и в этом случае может остаться осадок, ощущение, что власти во имя благой цели – помощи экономике – воспользовались средствами, которые приходится оправдывать. Но если крупные пакеты акций вновь, как это уже бывало в истории нашей страны, достанутся никому не известным арабским инвестфондам или другим структурам, за которыми оппозиция обычно подозревает лиц, близких к высшему руководству государством, то сложно будет расценить случившееся на прошлой неделе иначе, как передел собственности под благовидным предлогом.