Никому не верь

От редакции

Никому не верь

В первый день девальвации население Казахстана кинулось в обменники. Нашествие граждан было тем более массовым, что девальвация стала неожиданностью для подавляющей массы казахстанцев. Но обменные пункты оказались закрыты. Конвертировать тенге в доллары по прежнему курсу успела лишь небольшая кучка лиц, обладающая инсайдерской информацией – накануне, 3 февраля, в ходе дневной сессии на Казахстанской фондовой бирже было куплено более 1,1 млрд долларов – за весь декабрь было скуплено лишь в три раза больше валюты, чем за один февральский день. Инсайдеры помельче вечером того же дня выстроились в очереди в обменники, сметя доллары и евро. Но основная масса населения осталась со своими кровными тенге. Обнаружив, что поезд ушел, граждане бросились в магазины – скупать бытовую технику и одежду по старым ценам; пенсионеры отправились на рынок затовариваться сахаром и подсолнечным маслом. Успели не все – некоторые стали свидетелями, как торговцы лихорадочно, от руки, переписывали ценники.

Не вдаваясь в подробности – была утечка информации из Нацбанка или нет (главный банкир страны, Григорий Марченко, факт утечки отрицает, некоторые мажилисмены уверены в обратном) − следует признать, что одномоментная девальвация позволила избежать длительного разогрева валютного рынка, сохранить золотовалютные резервы и ослабить давление на отечественных производителей вследствие завышенного курса тенге. Но при этом резко сократится внутренний спрос, ведь население одномоментно же обеднело почти на 25%  - разница между старым и новым курсом. Какими способами теперь средний и мелкий бизнес, прежде всего, в торговой сфере, да и другие участники рынка будут зарабатывать деньги для того, чтобы отдать ранее взятые долги (а ведь не только банки активно кредитовались в долларах) – это теперь головная боль самих игроков. Как отметил г-н Марченко, если кто-то понабрал кредитов в иностранной валюте – это вопрос управления рисками для конкретной семьи или предприятия.

Спрос понемногу восстановится – если на то будут воля мирового рынка нефти, обеспечивающего приток нефтедолларов в нашу экономику, и Нацбанка, отвечающего за удержание курса доллара в рамках нового коридора. Правда, может восстановиться и конкурентоспособность импортных товаров – девальвацию национальных валют других стран никто не отменял. В январе мы были свидетелями того, как рубль пробил границу, установленную для него российским Центробанком. Сейчас ситуация у северных соседей несколько нормализовалась – начался очередной период налоговых выплат, российским банкам не хватает рублей, и они начали сбрасывать доллары. Что будет после того, как налоги будут уплачены – сказать сложно. Привлекательных инструментов для инвестиций за пределами рынка валюты в России немного. А в Казахстане и того меньше. Отсюда – постоянное давление на курсы со стороны инвесторов (или спекулянтов - кому как нравится). А главное – игроки (и физические, и юридические лица) теперь станут гораздо чувствительнее к скрытым сигналам, которые могут свидетельствовать об очередном пересмотре курсов.

Одним из аргументов в пользу девальвации тенге было желание отбить у спекулянтов охоту играть на девальвационных ожиданиях. Но ожидания никуда не делись – более того, фактический обман участников рынка и населения правительством и Нацбанком, обещавшими постепенное снижение курса тенге на 10% в течение длительного времени, подорвали доверие к высшим органам власти. Девальвация позволила сбить напряжение на валютном рынке, но одновременно сделала его более уязвимым. Пока рубль укрепляется, пока цена на нефть держится выше 40 долларов за баррель, беспокоиться особенно не о чем, ажиотажного спроса на валюту не будет. Но нынешняя ситуация в мировой экономике не позволяет надеяться на то, что в ближайшее время макроэкономический климат улучшится. Значит, напряжение опять начнет потихоньку расти. И справиться с ним будет уже значительно сложнее – наученные опытом, казахстанцы понесут свои тенге в обменники, не дожидаясь очередного заявления главы Нацбанка. За все приходится платить – иногда деньгами, иногда – репутацией.