Новые подходы к старым проблемам

По мере нарастания внутренних проблем Афганистан становится объединяющим фактором для всех участников «Большой игры» в Центральной Азии

Новые подходы к старым проблемам

На прошлой неделе Кабул потряс очередной теракт: смертники атаковали министерства юстиции, финансов, управление тюрем и американское посольство. По данным телеканала «Аль-Джазира», не менее семи нападавших были уничтожены. Количество жертв оценивается в 20–30 человек. Ответственность за случившееся взяло на себя движение «Талибан».

Нападение произошло накануне 20-й годовщины вывода советских войск из Афганистана. Решение об этом для Москвы стало не только окончанием изнурительной и непопулярной войны, но и важным шагом по налаживанию новых отношений с Западом. А в Вашингтоне в 1989 году не могли даже предположить, что через 20 лет американцам предстоит столкнуться в той же самой стране с теми же проблемами, которые в 80-е годы безуспешно пытался решить Советский Союз: коррумпированное правительство, разрушенная экономика, клановая борьба, религиозный экстремизм. Плюс наркобизнес, достигший небывалых размеров. Мало того, за поддержкой Соединенным Штатам предстоит обратиться к Москве.

Сегодня Афганистан оккупирован войсками США и стран НАТО, до стабильности там так же далеко, как и 20 лет назад, но идет подготовка не к выводу иностранных войск, а к введению дополнительного американского контингента. По мнению американского военного эксперта Роберта Каплана, ситуация в Афганистане требует от Барака Обамы принятия немедленных решений в первые же недели или даже дни своего пребывания в Белом доме. «Мы участвуем в войне против партизан, и похоже, что мы ее проигрываем. “Талибан” укрепляется в большинстве районов страны, и весьма возможно, что наши дополнительные части придется направлять прямо в Кабул, чтобы защищать столицу от вражеских атак. Вот насколько плоха там ситуация», – пишет он в журнале Atlantic.

Именно поэтому Афганистан был центральной темой прошлогоднего саммита НАТО в Будапеште, международной конференции по безопасности в Мюнхене в начале февраля этого года, о нем пойдет речь в конце марта в Москве на специальной конференции под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и в начале апреля на очередном саммите Атлантического альянса. Видимо, именно на нем будет окончательно принята новая концепция решения афганского вопроса с участием всех заинтересованных сторон.

Выход через вход

Каких-то концептуальных разногласий относительно путей решения афганского вопроса сегодня нет. США и НАТО, Россия и ОДКБ, Китай и ШОС – все сходятся в том, что одних лишь военных действий недостаточно. На днях министр обороны США Роберт Гейтс, выступая в Конгрессе, заявил: «Как и в случае с Ираком, проблему Афганистана нельзя решить, используя исключительно военные методы». Чуть раньше практически то же самое говорили президенты Узбекистана и России во время встречи в Ташкенте. Весной прошлого года на VI евразийском медиафоруме министр иностранных дел Казахстана Марат Тажин говорил, что проблема Афганистана имеет три составляющих – военную, политическую и экономическую.

Пока трудно что-то сказать про экономическую компоненту, но уже известно, что политическая Белым домом будет пересмотрена, а военная – усилена. Роберт Гейтс сообщил Конгрессу, что США отправят в Афганистан дополнительно 30 тыс. солдат, так как «у нас сейчас недостаточно войск, чтобы обеспечить минимальный уровень безопасности в некоторых наиболее опасных районах».

Кроме того, становится актуальным поиск новых подходов к Афганистану в прямом смысле этого слова. Снабжение многотысячного воинского контингента, а также реализация различных невоенных проектов требуют надежных транспортных коридоров, поэтому к участию в решении афганского вопроса будет неизбежно подключена и Россия, и ее союзники в Центральной Азии. Поскольку авиационная база США в киргизском аэропорту «Манас» в недалеком будущем может быть закрыта, а маршруты, ведущие в Афганистан от пакистанских портов, подвергаются постоянным атакам талибов, наземный путь через Россию и центральноазиатские страны становится не только лучшим, но и едва ли не единственным транспортным мостом (см. «Союзнический долг погашен», «Эксперт Казахстан» № 5 от 9 февраля 2009 года).  Участие Ирана и Пакистана относится сегодня в большей степени к политической составляющей проблемы, но и экономику Афганистана без их активного участия не поднять.

В поисках обещанного обновления

Весьма вероятно, что в основу американской стратегии ляжет доклад по Афганистану, подготовленный группой экспертов во главе с помощником президента по национальной безопасности генералом Джеймсом Джонсом и бывшим послом США в ООН Томасом Пикерингом. Доклад озаглавлен «Оживляя усилия, пересматривая стратегию», но, строго говоря, он скорее содержит призыв к пересмотру, чем предлагает новую стратегию.

Как подчеркивают авторы: «Одна из важнейших и неотложных задач, стоящая перед американцами – создание боеспособной афганской армии». По мнению американского командования, на сегодняшний день там не хватает 3300 военных инструкторов. Численность Афганской национальной армии составляет около 70 тыс. человек, этого явно недостаточно, если учесть опыт Ирака. Ведь армия должна стать стержнем (основой) афганской государственности. Допустим, инструкторы найдутся, численность армии вырастет до двухсот тысяч. Встанет вопрос о ее финансировании, то есть о том, кто будет донором. В условиях продолжающегося кризиса это может стать серьезной проблемой.

В докладе Джонса–Пикеринга указывается, что не только в столицах стран-участниц коалиции в Афганистане, но и в штаб-квартире НАТО может быть взят курс на сокращение численности или даже вывод войск из Афганистана. Подчеркивается, что и то, и другое будет иметь в равной степени ужасные последствия: «Если международные силы будут выведены из Афганистана, хрупкое афганское правительство, скоре всего, распадется, а “Талибан” и другие полевые командиры установят контроль над разными районами и будут вести войну друг с другом. Провал усилий по стабилизации Афганистана не только откроет путь к превращению страны в базу для “Аль-Каиды”, но и окажет негативное воздействие на соседний Пакистан, вдохновляя местных талибов и другие экстремистские группы на дестабилизацию пакистанского режима в надежде на установление фундаменталистского, теократического правления».

Смена стратегии и президента

Барак Обама пришел в Белый дом под лозунгом перемен. Добиться перемен, по крайней мере перемен к лучшему, в Афганистане в ближайшее время вряд ли возможно. Значит, нужно менять что-то другое. Если невозможно быстро изменить тенденцию развития ситуации в стране, то можно попытаться сменить хотя бы президента. Параллельно попыткам предложить новые подходы к вопросу «что делать?» продолжаются поиски ответа на вопрос «кто виноват?». В странах Центральной Азии и в какой-то степени в России, традиционно имеющих более тесные связи с национальными меньшинствами Севера, а не с пуштунскими племенами, ответственность за все афганские проблемы принято возлагать на «американскую марионетку», афганского президента Хамида Карзая. Но недавно схожие тенденции стали наблюдаться и на Западе, в том числе и в Вашингтоне. Равной Карзаю по влиятельности и опыту политической фигуры среди его оппонентов пока не наблюдается, но это, возможно, просто потому, что Белый дом еще не определился с альтернативой и не начал кампанию по его раскрутке. Впрочем, в Вашингтоне уже побывали на смотринах возможные соперники Хамида Карзая на выборах, намеченных на конец августа.

Сам Карзай фактически начал свою предвыборную кампанию в начале февраля на конференции в Мюнхене. Его выступление содержало подробный отчет об успехах, достигнутых страной за те годы, что он ей руководил. Особый акцент был сделан на развитии образования и здравоохранения, а также на свободе прессы. Впрочем, он отдал дань и самокритике, признав наличие коррупции, препятствующей оказанию эффективной помощи со стороны стран-доноров, плохое состояние полиции и массовое культивирование опийного мака. В борьбе с наркотиками, если верить Карзаю, достигнуты значительные успехи, в этом году, по его словам, урожай снизится на 20–30%.

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) за прошлый год, площадь посевов опийного мака сократилась со 193 тыс. гектаров в 2007 году до 157 тыс. гектаров в 2008-м. Урожай снизился на 6% – до 7,7 тыс. тонн, а доходы наркоторговцев – с четырех до 3,4 млрд долларов. Тем не менее в производстве опийного мака занято около миллиона афганцев. Все это позволило нынешнему госсекретарю США Хилари Клинтон отозваться о Хамиде Карзае как о главе наркогосударства.

Карзай также признал, что его правительство практически не контролирует провинцию Гильменд (зона ответственности британских войск) и еще как минимум в 10 провинциях имеет серьезные проблемы с повстанцами. Вину за это он возложил на действия США и их союзников, в результате которых множатся жертвы среди гражданского населения, что в свою очередь ведет к росту популярности антиправительственных сил.

Надо полагать, что вся отчетная часть выступления была адресована западным союзникам, сами афганцы такому, разумеется, не поверили бы. Для афганцев было сказано другое. Карзай объявил о необходимости «примирения» – термин, которым применительно к Афганистану обозначают переговоры с талибами. Это не первое открытое обращение афганского президента к талибам. В конце прошлого года он обещал неприкосновенность их лидеру мулле Мухаммаду Омару, если тот согласится на переговоры. Неизвестно, готовы ли талибы к переговорам, но американцы, как обычно, встретили такие заявления настороженно, отметив, что не надо подменять мирный процесс примирением.

От войны устали все

Недавние попытки американцев убедить своих европейских союзников послать в Афганистан дополнительные силы успехом не увенчались. Сначала отказом направить к уже находящимся в Афганистане 3300 солдатам дополнительные части ответила Франция. Визит главы Центрального командования вооруженных сил США генерала Дэвида Петреуса в Париж 9 февраля закончился безрезультатно. 10 февраля об отсутствии планов увеличивать численность своих частей в Афганистане сообщил МИД Испании.

Во вступлении к докладу Джонс и Пикеринг ссылаются на данные социологического исследования, проведенного в странах НАТО еще в середине 2007 года. Повсюду, кроме США и Великобритании, большинство опрошенных высказались за скорейший вывод своих солдат из Афганистана. Собственно, именно США и Англия вносят основной вклад в Международные силы по поддержанию стабильности (ISAF) – из 55-тысячного натовского контингента 23 тысячи американцев и девять тысяч англичан.

Из крупных стран пока лишь Италия, словно в качестве компенсации за вывод в прошлом году своего воинского контингента из Ирака, согласилась отправить к своим двум тысячам военнослужащих в Афганистане еще 800 человек. Впрочем, они вряд ли будут участвовать в военных операциях, ограничиваясь подготовкой полицейских и содействием гражданскому населению.

Но если европейцы устали от сообщений о гибели в далеких краях своих соотечественников, то афганцы устали оттого, что их страна оккупирована хоть и дружественными, но иностранными войсками. По данным соцопроса, проведенного недавно компанией Би-би-си, 77% опрошенных назвали иностранное военное присутствие неприемлемым. Это может служить аргументом против поддержки проводимой американцами военной операции в любой форме. Но определить ту грань, которая отделяет военную составляющую от политической и экономической, довольно сложно. Сегодня от нас ждут активной позиции по Афганистану в Брюсселе и Вашингтоне. Поэтому, как уже писал наш журнал, участие Казахстана в решении афганского вопроса неизбежно (см. «Мы придем», «Эксперт Казахстан» № 18 от 5 мая 2008 года). Однако без четкой, учитывающей наши национальные интересы и согласованной с Россией позиции по всем основным аспектам восстановления Афганистана мы уже в апреле можем оказаться в роли простых исполнителей решений, принятых на саммите НАТО. Таковы правила игры на международной арене: если ты не способен внятно сформулировать собственные интересы, тебе суждено отстаивать интересы других.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности