Военного решения нет

Военного решения нет

Без активного участия соседей Афганистана решение афганского вопроса невозможно, уверен независимый эксперт Владимир Парамонов  Узбекистан).

– Ситуация в стране крайне сложная и взрывоопасная. Многое будет зависеть от характера дальнейших международных усилий, их грамотной координации, долгосрочной стратегии новой администрации США. От готовности Вашингтона поставить во главу угла именно аналитическую и дипломатическую составляющие, а на передний план реальной политики в отношении Афганистана вынести масштабные экономическую и социальную программы, в целом действовать сообща, а не односторонне. Как совместить все эти «сложные переменные» в одном «афганском уравнении», причем в условиях набирающего обороты мирового финансово-экономического кризиса? Очевидно, что эта задача не из легких. Но это не значит, что ее не надо решать и, тем более, что ее невозможно решить. Все возможно, было бы желание сильных мира сего и соседей Афганистана. Кстати, именно эта формула и предложена президентом Узбекистана.

– В ходе встречи с президентом РФ в Ташкенте в январе Ислам Каримов выступил против военного решения афганского вопроса. Он сказал, что войска, введенные в чужую страну, со временем приобретают характер оккупантов. Будет ли Узбекистан поддерживать операцию «Несокрушимая свобода» и ISAF, если об этом попросит Вашингтон? Если да, то в какой форме?

– Мне кажется, что вы слишком свободно трактуете контекст того, что сказал президент Узбекистана. Поэтому сначала хотелось бы все же уточнить то, о чем он говорил. Во-первых, о том, что афганский вопрос нельзя решить лишь военным путем – лишь путем дальнейшей милитаризации. Во-вторых, президент Узбекистана отметил, что в глазах афганского населения любое присутствие зарубежных вооруженных сил означает оккупацию и что военным присутствием афганский вопрос не решить. В-третьих, президент всегда говорил, что для решения проблем Афганистана нужна координация всех заинтересованных сил и в первую очередь соседних стран. И все ведущие эксперты по Афганистану подтвердят правильность этих тезисов.

Поэтому уверен, что Узбекистан будет поддерживать именно грамотную политику в отношении Афганистана, как и любые усилия, если они будут вести к стабилизации, а не дестабилизации этой страны. Касательно же планов США и их союзников в афганском направлении – это все еще вопрос двусторонних и многосторонних переговоров, в том числе с участием Узбекистана. Военная же составляющая должна быть лишь одним из аспектов переговоров, причем, очевидно, не самой главной и принципиальной.

Главный же вопрос – это каким будет дальнейший план действий США и их союзников по стабилизации Афганистана. Будет ли он комплексный и долгосрочный? Будет ли предполагать участие соседних с Афганистаном стран и в какой степени учитывать их интересы? Много вопросов. Поэтому сейчас однозначно сказать о форме поддержки Узбекистаном действий США и их союзников просто нельзя. Да и самого плана – предмета обсуждения, похоже, пока еще нет: он, в лучшем случае, только в стадии формирования.

– Узбекистан остается членом ОДКБ. Однако формат международной группы по Афганистану, предложенный Узбекистаном (6+2+НАТО), не предусматривает участия ОДКБ. Прокомментируйте, пожалуйста, возможность взаимодействия НАТО и ОДКБ в связи с такой позицией Ташкента.

– Никто не отрицает возможность любого взаимодействия. Но взаимодействовать надо реальным силам, силам, напрямую заинтересованным в урегулировании ситуации в Афганистане, несущим ношу ответственности за судьбу этой страны и смежных пространств. Здесь не до демагогии и политико-пропагандистской риторики. Ведь на кону ни много ни мало – стабильность огромных евразийских территорий, да и всей Евразии. И во взаимодействии должны активно участвовать именно соседи Афганистана плюс ведущие державы и игроки. Зачем расширять круг активных участников до бесконечности? Кому это выгодно? Явно, что не Афганистану. Так я понимаю позицию Узбекистана. А если у каких-либо стран–членов ОДКБ есть желание взаимодействовать с НАТО по Афганистану, то надо сначала задаться двумя принципиально важными вопросами: Насколько само НАТО готово к этому диалогу? Насколько сама ОДКБ готова к активному (заметьте – не пассивному) участию в процессах стабилизации в Афганистане?

– Возрастает ли в нынешних условиях (атаки талибов на пути доставки грузов в Пакистане, периодическое закрытие Хайберского перевала, возможное закрытие базы «Манас») роль Узбекистана в решении афганского вопроса?

– Роль Узбекистана традиционно была высока и остается таковой, даже если кто-то это ранее старался не замечать. Вы правы, что в современных условиях (в Пакистане, в Кыргызстане, да и в мире) значение и роль Узбекистана только повышается. Но нельзя сводить все к военным методам и, соответственно, поиску некоей военной роли или ниши Узбекистана. Это противоречит не только позиции Ташкента по вопросу афганского урегулирования, но и здравому смыслу, который должен был давно кому-то подсказать: военного решения нет.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?