Увязшие в долларах

Высокая степень долларизации и импортозависимости национальной экономики делает неизбежным усиление инфляции, подогреваемое сохраняющимися девальвационными ожиданиями

То, что вслед за 25-процентной (если считать от коридора в 117-123 тенге за доллар до коридора 145-155 тенге за доллар) девальвацией подскочат цены, было вполне ожидаемо. Собственно, инициаторы снижения курса тенге этого и не скрывали. Правда, рост цен ожидался весьма умеренный. Выступая в начале февраля на пресс-конференции, посвященной девальвации, глава Нацбанка Григорий Марченко заявил, что не ожидает 25-процентного роста цен: «Потому что у нас не все товары в стране импортные. Есть достаточное количество товаров и услуг, которые выпускаются <и оказываются> национальными производителями… На них девальвация такого влияния не окажет». Что касается импортных товаров, закупленных до девальвации, например, лекарств, то, по его мнению: «Совершенно необязательно, чтобы аптеки повысили  <цену> пропорционально. У них есть своя маржа, можно снизить ее», - подчеркнул главный банкир страны.

Но действительность превзошла ожидания. По отдельным позициям в первую же постдевальвационную неделю цены подскочили на треть. Причем не только по импорту. И есть все основания полагать, что рост цен продолжится – особенно, в случае дальнейшего снижения курса тенге; исключить этого в нынешних условиях нельзя. Попытки властей ограничить рост цен с помощью административных мер обречены на провал – в долгосрочной перспективе поможет лишь развитие собственного импортозамещающего производства, в ближайшей – перестройка валютного рынка страны.

Переписанные ценники

В первые же дни после девальвации цены в магазинах полезли вверх. Импортное продовольствие подорожало по отдельным позициям на 20-30% - например, окорочка и крупа, подсолнечное масло из России. Опрошенные нами на минувшей неделе представители продовольственных магазинов сообщили, что по большинству позиций цены пока не поднимают, но уже получили предупреждения от поставщиков о предстоящем пересмотре оптовых цен.

Продавцы промтоваров отреагировали на девальвацию оперативнее. Практически одновременно по всему Казахстану от Алматы до Петропавловска менялись цифры на ценниках, догоняя выросший доллар. В Астане такие крупные магазины, как «Мир бытовой техники», «Мечта», «Технодом», «Сулпак» увеличили стоимость продукции в среднем на 20%. Закрылись на переучет магазины по продаже автомобильных запчастей. Схожая ситуация наблюдалась и в других городах. В Павлодаре компьютерная техника и комплектующие к ней подорожали на 20-30%. В Шымкенте на 15-20% возросли цены на бытовую химию, на 20% на бытовую технику и компьютеры.

«Цены поднялись из-за нового курса доллара. Товар у нас импортный, поэтому цены привязаны к доллару, - сообщил нам на условиях анонимности представитель «Планеты электроники». Правда, он пообещал, что выше определенного уровня цены повышаться не будут, даже если девальвация продолжится. – Мы постараемся договариваться с поставщиками или предпринимать еще какие-то меры. Думаю, потолок – это повышение еще на 10-15% от исходных цен».

Цены на медикаменты повысились от 15% до 30% в зависимости от их наименования и региона распространения. Генеральный директор одной из крупнейших в Казахстане аптечной сети «ЭМИТИ» Азиль Абельдинов рассказал нам, что многие поставщики лекарств уже пересмотрели свой прайс-лист. «То, что мы получали по старым ценам, будем продавать по старым, но сейчас уже все мои поставщики подняли цены. Мы переоценили 20-30% ассортимента, повышение цен составило от 10 до 20%», - сообщил он.

Выступая на совещании в правительстве, глава Мининдустрии и торговли Владимир Школьник подытожил: «В январе уровень инфляции составил 0,3%, а уже в феврале после резкой девальвации тенге цены на продтовары повысились от 2-3% до 12%». И напомнил, что аналогичная ситуация сложилась в 1999 году, после введения свободного обменного курса тенге. «Рыночные механизмы одинаковы, и, конечно же, тенденции увеличения цен на внутреннем рынке следует ожидать», - отметил он. В свою очередь глава Агентства по защите конкуренции (АЗК) Мажит Есенбаев спрогнозировал рост цен на муку и хлебобулочные изделия, горюче-смазочные материалы, сахар – и даже овощи и фрукты.

Возвращение меморандумов

Прогнозы министра и антимонопольщика отнюдь не порадовали главу кабмина Карима Масимова. Премьер возложил на Владимира Школьника персональную ответственность за работу комиссии, ответственной за разработку мер по сдерживанию цен. «Быстрее двигайтесь!», -  потребовал он.

Судя по первой реакции властей, основные надежды они возлагают на административные рычаги. Не исключено введение таможенных барьеров: глава Мининдустрии заявил о намерении разобраться с ростом импорта дрожжей, молочной продукции, кровельных изделий и еще ряда позиций.

Вспомнили и о меморандумах о неповышении цен. Г-н Школьник сообщил, что планируется перезаключение таких документов с компаниями, продающими продовольственную продукцию, не имеющую импортной составляющей. При этом он подчеркнул, что товары, закупленные до изменения курса нацвалюты, должны продаваться по сложившимся ценам. Вице-премьер Умирзак Шукеев жестко заявил, что «никакого потенциала для роста цен продуктов, производящихся из зерна, у нас в стране нет. Это надо четко и ясно говорить, чтобы никаких других сигналов не подавать». А глава Минздрава Жаксылык Доскалиев пригрозил: «Будут приняты самые жесткие меры к тем, скажем так, бизнесменам, которые хотят заработать на спекуляциях. Если надо будет, то и половину <аптек> закроем, а если надо, откроем государственные аптеки». Вместе с тем министр признал, что «на 12-процентное повышение цен на импортируемые лекарства, в частности, на жизненно важные, все-таки придется пойти», но пообещал, что те, кто будет необоснованно задирать цены, лишатся лицензии.

Региональные власти высказываются в том же духе: аким Алматы Ахметжан Есимов не преминул «предупредить всех, кто попытается нечестно зарабатывать на людях в это непростое время - городские власти будут пресекать эти попытки всеми доступными средствами».

Первые меморандумы уже заключены: Минздрав и акиматы договорились с фармацевтами заморозить цены на сотню медикаментов, «наиболее часто применяемых социально-незащищенными слоями населения, и не вошедших в объем гарантированной бесплатной медицинской помощи».

Экономика, зацикленная на импорте

Меморандумы нам не в новинку. Осенью 2007 года на фоне резкого скачка цен на зерно (и, как следствие – на хлеб) региональные власти широко применяли практику заключения меморандумов с участниками рынка. Эффект оказался кратковременным – по итогам года уровень инфляции оказался наивысшим за последние годы, достигнув 18,8%. Причем тогда речь шла о достаточно узкой группе продовольственных товаров. Сегодня – о всей линейке продукции для промышленных потребителей и рядовых граждан. Причем не только импортного производства, но и отечественного. И отнюдь не из-за алчности участников рынка.

С импортными товарами ситуация, в общем, понятна. «Импортеры будут приводить продажные цены в соответствие закупочным по новому курсу. Поскольку импорт товаров народного потребления превалирует над отечественным производством, рост цен неизбежен», - отмечает исполнительной директор Sky Bridge Capital Дияз Байсеитов. Вопреки мнению властей, у участников рынка есть резон поднимать цены, не дожидаясь, пока придут новые партии товаров, закупленные уже после девальвации. Ведь внутри страны торговля идет за тенге, и если имеющиеся запасы будут распроданы по старым ценам, трейдеры не смогут обеспечить адекватное пополнение оборотного капитала, выделить те же объемы валютных средств на закупку новых партий – конвертировать тенге в доллары (рубли, юани и т.д.) им придется по новому курсу. О масштабах явления можно судить, исходя из степени зависимости экономики страны от импорта. Она, без преувеличения, тотальна. Из 95 категорий товаров потребительского спроса, выделяемых Агентством по статистике, 56 позиций более чем наполовину закрываются импортом, а из 141 категории товаров промышленного назначения - 72. На импорт приходится почти 68% продающегося в стране мяса птицы, 84% овощей (кроме картофеля), почти 60% сыров, 87% верхней одежды, 93% нижнего белья… о таких категориях, как мебель, антибиотики, верхняя одежда, плиты ДСП, проволока, шины, сортовой прокат и пр. даже говорить не стоит – зависимость от импорта равна или приближается к 100%!

Особенно сильно от импорта товаров FMCG и продовольствия зависят приграничные области, прежде всего, расположенные вдоль границы с Россией.

Более того. Стоит учесть, что импорт активно используется при производстве отечественных товаров. Формально казахстанские производители закрывают 60% спроса на колбасу, 72% – на молоко и 88% - на сахар. Но фактически эта продукция производится в основном из импортного сырья – молоко восстанавливается из порошка, рафинад выпускается из тростника, а не отечественной свеклы. По оценке  президента группы компаний Resmi Кайрата Мажибаева, доля импорта в себестоимости продукции казахстанского бизнеса составляет как минимум 15-30%, а если учитывать уровень долларизации экономики – 50%. «Нельзя забывать о том, что половина кредитов в экономике - долларовые. И эти долларовые займы в основном являются кредитами малому и среднему бизнесу. То есть фактически можно говорить о том, что импортозависимая часть казахстанского производства фактически составляет как минимум 50%», - процитировал г-на Мажибаева КазТАГ.

Дияз Байсеитов обращает внимание еще на один значимый фактор: «Виток инфляции неизбежен, что бы ни говорили власти о нечувствительности отечественных производителей к колебаниям валюты, и какие бы административные меры ценового контроля они ни принимали. Причиной тому является не столько высокая импортная составляющая, сколько повсеместная долларизация казахстанской экономики». Имеется в виду, что, несмотря на законодательный запрет ценовых котировок и расчетов в иностранной валюте между резидентами, доллар был и остается общепринятым средством сбережения и крупных расчетов за движимое и недвижимое имущество, автомобили – и не только. «Если даже местные производители зерна традиционно ориентируются на валютный курс при внутреннем ценообразовании, а государственный бюджет делает соответствующие поправки при его колебаниях, то несложно предсказать реакцию цен на это событие в целом. Трудно представить, чтобы рынок, например, аренды или продажи/покупки недвижимости, среагировал на падение курса тенге адекватным снижением цен в долларах. Все будут стараться использовать возникшую курсовую разницу как дополнительную премию», - отмечает эксперт.

Ситуация осложняется тем, что не только в импортозависимых секторах экономики внутренние цены определяются внешними, но и в экспортно-ориентированных. Например, на рынке зерна. Как подчеркнул недавно Мажит Есенбаев: «Из-за девальвирования тенге цена на внутреннем рынке вырастет, так как экспортеру невыгодно будет продавать в Казахстане зерно по действующим ценам, которые при пересчете на доллары стали ниже
мировых. Либо увеличится экспорт зерна, что создаст дефицит на внутреннем рынке и, соответственно, произойдет рост цен, который спровоцирует повышение стоимости на производную от зерна продукцию». «Держатели зерна пытаются пересчитать все цены на зерно в пересчете на новый курс», - подтверждает президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков республики Евгений Ган. Это делает муку наших производителей неконкурентоспособной – ведь разница в ценах на муку отечественных производителей и муку российского производства доходит до 50-70 долларов за тонну, что даже при возможном более низком качестве российской муки делает ее предпочтительнее. А значит, в перечне импортозависимых категорий товаров может появиться еще одна позиция.

Больше валют, хороших и разных

Воздействие механизмов, разогревающих инфляцию, будет отчасти компенсировано антиинфляционными мерами. Это и состоявшееся снижение Нацбанком ставки рефинансирования с 10 до 9,5%, и уменьшение на полпроцента минимальных резервных требований (с 3 марта). Власти Алматы объявили о намерении развивать в городе новые сельскохозяйственные рынки – и временные, и стационарные (в ответ на повышение цен торговцами «Зеленого базара» - центрального продовольственного рынка города). Вероятно, аналогичные шаги предпримут и в других регионах.

Определенное охлаждающее воздействие на ценовой разогрев окажет продолжающееся снижение покупательского спроса – впрочем, не слишком значительное, ведь здесь проявится действие «эффекта храповика» (см. «Храповик цен»).

Каков будет результирующий эффект? Пока сказать сложно. Правительство и Нацбанк рассчитывают удержать инфляцию в пределах 11%, то есть, уровень цен должен вырасти не более чем на 2% по сравнению с показателями 2008 года. Вероятно, в силу масштаба импортозависимости и долларизации экономики, инфляционные механизмы все же окажутся сильнее. Тем более что инфляцию могут подстегнуть и сохраняющиеся на рынке девальвационные ожидания. Если один раз была проведена неожиданная значительная девальвация, то нет гарантий, что она не повторится. И на основе подобных рассуждений предприниматели будут склонны закладывать возможный риск в стоимость товаров.

«Мы не планируем делать пересмотров этих <валютных> коридоров на ежедневной или еженедельной основе», - заявил г-н Марченко на пресс-конференции, посвященной прошедшей девальвации. Но при этом не конкретизировал, с какой частотой возможен пересмотр курса национальной валюты.

В том, что продолжение девальвации возможно, сомневаться не приходится – ситуация на мировых рынках в среднесрочной перспективе не дает оснований для оптимизма. Сценарии дальнейшего падения рубля – валюты нашего главного внешнеторгового партнера, снижения цен на нефть и металлы (и, соответственно, уменьшение притока валютной выручки) выглядят вполне реалистичными.

В любом случае, рассчитывать на то, что цены удастся сбить благодаря административному давлению, не стоит. Участники рынка будут изо всех сил сопротивляться попыткам ограничить рост стоимости своей продукции адекватно падению курса тенге. Надеяться на массовую переориентацию спроса на отечественные товары бессмысленно – как мы видели, по целому ряду позиций это невозможно в принципе, поскольку казахстанская экономика не закрывает их; цена многих отечественных товаров определяется уровнем цен импортируемого сырья. На развитие собственных импортозамещающих производств (что совершенно необходимо в долгосрочной перспективе) уйдут месяцы и годы.

Как представляется, единственный способ снизить давление на цены в ближней и среднесрочной перспективе, учитывая сохраняющуюся угрозу продолжения девальвации, – попытаться уменьшить степень долларизации экономики страны.

Подчеркнем - речь не идет об отказе от поддержки курса тенге – это крайне негативно сказалось бы на положении казахстанских банков, которым, как известно, в этом году нужно выплатить 11 млрд долларов внешних кредитов. Речь об отвязке внутренних цен от цен в долларах.

Акцент участников рынка на американской валюте объясняется не только тем, что казахстанские экспортные товары продаются за американскую валюту, но и фактической привязкой тенге к долларам – мы имеем в виду существование валютных коридоров, в которых Нацбанк держит тенге. Соответственно, участники рынка могут рассчитывать на сохранение паритета тенге-доллар в течение длительного срока, что делает удобным расчеты именно в долларах – благодаря предсказуемости курса. Нацбанк мог бы принять меры по частичной «дедолларизации» Казахстана, по крайней мере, в тех секторах, где это возможно – например, уменьшив предложение долларов на внутреннем рынке, одновременно увеличив предложение евро, возможно – иены и юаня. Одновременно стоит задуматься о формировании бивалютной корзины по примеру России – не секрет, что сегодня существует единственный валютный курс: тенге к доллару, стоимость остальных валют определяется через кросс-курсы.

Стоит учесть, что зарубежные валюты колеблются разнонаправлено, и рост курса доллара при одновременном снижении евро (или наоборот) уже не будет оказывать такого разогревающего эффекта на уровень цен внутри нашей страны. Пока же ситуация принципиально не изменилась – коридор сдвинулся, но тенге по-прежнему жестко привязан к доллару.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?