Десятилетнее преобразование

Редакционная статья

Десятилетнее преобразование

Вся десятилетняя история партии «Нур Отан» связана с выборами и президентом. Партия «Отан» появилась 10 лет назад как проект одновременно электоральный и президентский, то есть накануне выборов, но президентских, а не парламентских. Целью своей она объявила не приход к власти и даже не получение большинства мест в мажилисе, а поддержку Нурсултана Назарбаева, которого провозгласила своим лидером. В условиях президентской республики это указывало не на маргинальность или конъюнктурность, а, напротив, на серьезность и долгосрочность проекта.

Организационная работа по превращению общественного штаба в поддержку Нурсултана Назарбаева на президентских выборах в партию с разветвленной структурой, численность которой неудержимо стремится сравняться с численностью госслужащих и бюджетников, была недолгой. Несколько из существовавших на день проведения первого съезда (1 марта 1999 года) партий – Народное единство Казахстана, Демократическая партия, Либеральное движение и Движение за Казахстан-2030 присоединились к «Отану».

Его вскоре стали называть партией власти, и «Отан», в то время еще не получивший сиятельного префикса «Нур», с удовольствием это название принял. Более того, он стал таким же, как сама власть (не как конкретный госорган, наделенный властными полномочиями, а как власть в общем смысле слова, который имеют в виду, говоря, «власть приказала закрыть газету») – бесформенным, но тяжелым, одновременно грозным и беспомощным, невидимым, но всюду присутствующим, банальным, как зло у Ханны Арендт.

Это накладывало отпечаток и на структуру партии – эвентуальное слияние партячеек с органами исполнительной власти и впадение первых в глубокую межвыборную спячку. И на ее программу – синкретизм социал-демократических и либеральных лозунгов. И на позиционирование в координатах «левые–правые»: разумеется, центристская, когда надо – правая, когда надо, а порой и одновременно, – левая.

Главными соперниками «Отана» на партийном поле выступали не его политические оппоненты – оппонировать, по сути, было просто нечему, а конкуренты в борьбе за благосклонное внимание президента, к которым относились фактически все партии, кроме коммунистической. И те партии, которые объявили себя пропрезидентскими, и те, которые после очередной битвы с силами зла (воплощенными в Рахате Алиеве) назвались демократической оппозицией, демонстрировали полное равнодушие и к межпартийному диалогу, и к борьбе за умы и сердца электората, зато проявляли неподдельный интерес к министерским и прочим портфелям во властных структурах.

Тем временем связь президента и его партии стала в общественном сознании настолько тесной, что слово «Отан» начали употреблять в переносном смысле, заменяя им табуированное в ряде ситуаций слово «президент». Применительно к Нурсултану Назарбаеву, который является одновременно лидером партии, нации и государства, партия «Отан» стала чем-то вроде политической метонимии, причем президент воспринимался как целое, а партия – как его часть.

Ход парламентской кампании 2004 года показал, что конкуренты «Отана», добившиеся немалых успехов в применении избирательных технологий, претендуют на роль партии власти, то есть партии поддержки президента, ссылаясь на свою современность, эффективность и владение техникой манипулирования общественным сознанием. Президент своих предпочтений менять не стал, более того, открыто продемонстрировал поддержку именно «Отана», который и победил на выборах.

Вскоре начался процесс целенаправленного моделирования партийного пространства, в ходе которого «Отан» вновь вобрал в себя все значимые пропрезидентские партии и начал превращаться из партии власти в правящую партию. 1 марта пройдет очередной партийный съезд, на котором Нурсултан Назарбаев покажет, какое место он отводит своей партии в системе государственного управления. Судя по последним заявлениям президента и его соратников по партии, оно будет более высоким, но расположено будет в сфере политической, а не экономической. А формула «сначала экономика, потом политика» у нас сегодня по-прежнему актуальна как никогда раньше.