Не лечите похмелье водкой

По мнению известного либерального экономиста Тома Палмера, нынешние действия правительств ведущих стран мира лишь усугубляют экономический кризис

Не лечите похмелье водкой

На прошлой неделе в мировой политике разразился скандал. Президент США Барак Обама подписал план спасения американской экономики. Одним из пунктов которого стал призыв «Покупайте американское!» (хотя ранее сам г-н Обама высказывался против такого подхода). Протекционистская политика Белого дома вызвала немедленную реакцию во всем мире – министр иностранных дел Бразилии Селсо Аморим заявил, что оспорит законность этого призыва во Всемирной торговой организации, представители Евросоюза, Канады и КНР выступили с осуждением политики руководства США. При этом и Евросоюз, и Китай в последнее время предприняли ряд мер, направленных на поддержку собственных рынков. Так, руководство Франции заявило, что поддержит лишь тех французских автопроизводителей, которые не будут переносить сборку за границу. ЕС в целом ограничил ввоз американского мяса и медной катанки из Китая, готовится ограничить импорт холоднокатаной стали. А Китай и без всяких протекционистских мер снизил в январе импорт на 43%.

Закрытие рынков стало повсеместным явлением. И лишь немногие экономисты, стоящие на либеральных и либертарианских позициях, считают, что такие действия национальных правительств ведут в тупик и лишь навредят и мировой экономике, и самим странам, проводящим политику протекционизма. Одним из таких скептиков является известный теоретик либеральной мысли, директор Университета Катона (Cato University) Том Палмер, побывавший на прошлой неделе в Казахстане. О том, чем, по его мнению, грозит отказ от принципов свободной торговли и почему политикам не стоит лишний раз лезть в экономику, г-н Палмер рассказал в интервью нашему журналу.

Игра ни в какие ворота

– Господин Палмер, сегодня во многих странах мира стремление сохранить и поддержать собственные рынки находит воплощение в политике протекционизма. Каковы могут быть последствия такой политики?

– Протекционизм – это, конечно же, огромная опасность для мировой экономики. И мы уже проходили этот путь. Когда в 1929 году разразился кризис на фондовых биржах, американский конгресс ответил на это принятием одного из худших законов в истории США. 17 июня 1930 года был принят закон о тарифах Смута-Холи, идея которого заключалась в том, чтобы защитить американскую промышленность в условиях финансового кризиса. Последствия были катастрофичными. Экспорт США в течение одного года сократился на 50%. Потому что политики не понимают, что такое торговля. Экспорт – это то, что вы отдаете, чтобы покрыть импорт. Поэтому, если вы усложняете процесс импорта, автоматически вы усложняете процесс экспорта. Кроме того, этот закон о тарифах вызвал цепную реакцию протекционизма по всему миру. В течение двух лет мировая торговля практически была развалена и сократилась на 70%. Потому политика протекционизма – это стопроцентно гарантированный путь к полному развалу мировой экономики и, следовательно, к бедности и страданиям. Это применимо к Казахстану в той же степени, что и к Евросоюзу, и к США. Соответственно, политика протекционизма в Казахстане будет иметь такие же разрушительные последствия для казахстанского экспорта.

– Насколько сильны позиции сторонников протекционизма в мире?

– Стремление к протекционизму наблюдается в странах Западной Европы. И американский конгресс принял план по спасению американской экономики, в котором есть раздел, озаглавленный «Покупай американское!». Все экономисты были против этого, но, к сожалению, в конгрессе США не так много экономистов. Я надеюсь, что этот пункт будет пересмотрен, потому что в противном случае возникает слоган: «Если мы будем покупать американское, то больше никто не будет его покупать». То же самое произойдет, если проводить политику «покупай российское, казахстанское или европейское» – это будет означать, что другие это покупать не будут.

На волю, всех на волю

– В Казахстане провели девальвацию для того, чтобы отечественные продукты и товары были конкурентоспособными с импортными. Это можно отнести к протекционистской политике или это что-то другое?

– Это очень сложный вопрос. Я считаю, что обменный курс тенге должен определяться рынком, а не политикой. И вы получите более разумную и справедливую основу для торговых отношений Казахстана с его партнерами, а также механизм обратной связи тогда, когда курс национальной валюты будет плавающим. Кроме того, нужно иметь в виду, что когда проводится девальвация, ваши деньги дешевеют. Это как если бы я заглянул к вам в бумажник, где было 10 тысяч, и взял оттуда одну тысячу. Вы от этого не становитесь богаче.

Валюта, которая является сильной по причине правильной финансовой политики, лучше, чем слабая валюта. Ведь экономика состоит не только из экспортеров, в ней есть и импортеры. И если вы будете направлять монетарную политику на удорожание импорта, то это отразится и на всех экспортных производствах, сделав их более дорогими. Можно привести простой пример из американской экономики. Компания Caterpillar выпускает очень хорошие машины, тракторы, которые продаются в США и по всему миру. Это успешная экспортная компания. И если вы девальвируете доллар, то тракторы Caterpillar станут доступнее по цене в других странах. Но импортная сталь, из которой они производятся, будет стоить дороже. Поэтому не совсем понятно, оказали ли вы действительно помощь экспортной индустрии, проводя такую политику.

– У нас экспортные пошлины снижаются…

– Я считаю, что эти пошлины вообще должны быть равны нулю. Есть оптимальная ставка пошлины на экспорт и импорт – это ноль.

– В конце 90-х годов, во время азиатского финансового кризиса, премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад ввел фиксированный обменный курс. И ряд американских экономистов, включая Пола Кругмана, сочли этот шаг правильным…

– Но и те страны, которые в то время не вводили фиксированного курса, тоже быстро восстановились. Поэтому я не думаю, что фиксированный курс серьезно помог Малайзии. Возьмем тайский бат. У него как раз был фиксированный курс. И одна из причин кризиса <в Таиланде> в том, что этот курс не соответствовал глупой фискальной политике тайского правительства. Существование международного валютного рынка и рынка капитала помогает удерживать правительства от глупой фискальной и монетарной политики, подобной той, что проводило тайское правительство. Фиксированный курс может не отвечать монетарной политике, что приводит к серьезным дисбалансам. И вместо того чтобы дать рынку адаптироваться к курсу обмена и обеспечить плавный переход, происходит резкое изменение обменного курса, дающее шоковый эффект.

– Сегодня правительство России фактически устанавливает полуфиксированный курс, некий коридор с фиксированной верхней границей, объясняя это необходимостью прекратить валютные спекуляции банков…

– В принципе, если фиксированный обменный курс, как и любая фиксированная цена, установлен на той отметке, которую определил рынок, то никакого вреда от него нет. Но откуда политикам знать, каким должен быть рыночный обменный курс? Так почему бы не дать рынку самому определять этот обменный курс, не надеясь на то, что президент страны сможет выбрать курс, который, может быть, если повезет, совпадет с тем, который установил бы рынок?

Уроки Лао Цзы

[inc pk='1762' service='media']

– Как сейчас будут развиваться emerging markets в условиях недостатка инвестиций с мировых рынков капитала?

– Буду откровенен. Мне кажется, что сейчас слишком много обсуждаются вопросы привлечения иностранного капитала и слишком мало говорится об использовании капитала внутреннего. Это может показаться немного странным некоторым людям, потому что я сам выступаю за свободное движение капитала через границы. Зачастую получается так, что люди, которые зациклены на иностранных инвестициях, полностью игнорируют внутренние инвестиции и деловой климат, который стимулирует людей к инвестированию своих накоплений. Обычная логика подсказывает, что на одних иностранных инвестициях не разбогатеешь. Некоторые страны были просто вынуждены разбогатеть без каких-либо иностранных инвестиций.

– Нас иностранные инвестиции, наоборот, сейчас подвели, и на нашей экономике кризис очень сильно отразился именно из-за того, что у нас было очень много иностранных инвестиций.

– Да, так бывает от избытка «горячих» денег, которые деформируют банковскую систему. И опять-таки здесь нужна здоровая, четко обозначенная государственная политика. Правительство должно абсолютно одинаково относиться к внутреннему и иностранному капиталу, не должно быть никаких преференций для иностранцев. И это все означает, что должны быть простые и понятные правила налогообложения, чтобы налоги взимались по плоской шкале и были низкими. Инвесторы должны быть уверены в том, что их средства защищены от произвольных решений правительства или непредсказуемых изменений законодательства. Одним из главных врагов инвестиций и создания богатства является юридическая неопределенность. Иногда говорят: держите политиков за дверью, когда вы готовите еду. Китайский философ Лао Цзы сказал о том же еще лучше: управлять большой страной – все равно что жарить маленькую рыбку. Если вы будете часто протыкать ее, проверяя на готовность, вы ее испортите.

– Возможно ли, что начнутся какие-то процессы, обратные глобализации и каждая страна будет бороться с кризисом сама по себе?

– Боюсь, что такая вероятность есть, но это была бы катастрофа. Представьте себе, что у вас есть протекционизм, в каждом доме. Представьте себе, что в каждом доме приходится делать все самостоятельно, то есть самостоятельно для себя производить продукты питания, делать лекарства, шить одежду. Вы будете абсолютно нищим. Вместо этого было бы лучше вести обмен товарами с соседями – давать им то, что вы производите лучше всего, покупать у них то, что они производят. И с точки зрения экономики торговля с соседями по улице не отличается от торговли между странами, когда товары пересекают государственные границы.

Есть очень важный момент, который часто упускается. Слишком много людей думают, что необходимо иметь торговые соглашения с США, Японией, Европой. И при этом они игнорируют возможности торговли со своими соседями. Поэтому мне кажется, что для Центральной Азии возможность в значительной степени обезопасить себя – это попытаться свести к минимуму между странами СНГ все препятствия, все барьеры, которые существуют в торговле.

Меньше тарифов – больше торговли

– Но на смену глобализации приходит не изоляционизм, а как раз регионализм, когда от внешних контактов отгораживается не одна страна, а целые блоки, например в Европе или СНГ.

– Думаю, что такой подход также глубоко ошибочен. Торговля должна быть свободной в отношении всех, а не специальных торговых партнеров. Закон должен устанавливать равенство в торговых отношениях. Политика европейского руководства привела к значительному росту цен на продукты в Европе. Можно сказать, что они сами же себя душат.

Если бы мне предложили проранжировать политику торговли, я бы сделал это следующим образом. Самая лучшая – это одностороннее установление равных правил для всех. Грузия и Эстония последовали этой политике и были очень успешны. Даже когда Грузия переживала эту ужасную войну, ее экономика продолжала развиваться, несмотря на полное <политическое> поражение. И Грузия все это время экспортировала свои товары по всему миру. Намного лучше бы было, если б в зону свободной торговли тогда вошли и Россия, и Южная Осетия, и Абхазия. Может быть, и не было бы той войны. Одна из многих причин ужасного инцидента с Абхазией – то, что предыдущее правительство Грузии запретило импортировать товары из Абхазии, что само по себе было абсолютно сумасшедшим решением.

Следующей по рангу будет многосторонняя политика, когда вовлечены все страны и везде идет снижение торговых барьеров. Третье место занимает двусторонняя или региональная торговля. В принципе, она тоже может быть неплохой, но не настолько хороша, как многосторонняя или односторонняя торговая открытость. И этому есть логическое объяснение. Стоимость транспортировки товаров из Китая в США дешевле, чем транспортировка товаров из Чикаго в Техас. Поскольку морской транспорт самый дешевый для транспортировки большого объема грузов.

Наилучший региональный блок – необязательно блок с соседней страной. Например, предпочтительным торговым блоком было бы все побережье Тихого океана – Чили, Эквадор, Перу, Мексика, США. По другую сторону океана – Россия, Корея, Китай. Я не предлагаю этого, а просто привожу в качестве примера, чтобы пояснить, насколько абсурдно может быть восприятие региональной торговли.

Все, что нужно сделать – это обеспечить свободную торговлю. Не нужно вырабатывать никаких планов действий, ничего. Нужно просто сказать, что тарифы равны нулю. Общим правилом является то, что торговое соглашение на, допустим, 600 страницах уже не обеспечивает свободную торговлю. Потому что каждая страница в нем будет представлять собой некие тайные привилегии для какого-то определенного представителя или области промышленности. Можно написать реальное соглашение о свободной торговле на одном листке бумаги. И этого будет достаточно.

Ход конем по голове

[inc pk='1763' service='media']

– Помимо внешнеторговых ограничений, сегодня мы наблюдаем еще одну тенденцию – усиление позиций государства в экономике, особенно в финансовой сфере – и в Америке, и у нас. Как вы относитесь к усилению роли государства как экономического, финансового регулятора?

– Это ужасно. И не потому, что я сейчас в розовых очках. На самом деле это подает неправильные сигналы всем игрокам на финансовом рынке. Существуют так называемые проблемные активы. Поясню на примере США. Как вы знаете, там тоже есть ипотека, под нее были выпущены долговые ипотечные обязательства, ипотечные ценные бумаги, которые поддерживались и сопровождались деньгами налогоплательщиков. Эти ценные бумаги были распространены по всему миру. Частные компании, занимавшиеся оценкой и переоценкой этих бумаг, давно предупреждали о возможных проблемах на ипотечном рынке. Но эти частные фирмы просто замолчали после того, как конгресс США принял программу по спасению проблемных активов (программу TARP) объемом 800 миллиардов долларов. Это не позволило специалистам правильно оценить имеющиеся портфели и обеспечить регулирование ситуации рынком. Вместо этого возникла большая неопределенность – как будто встряхнули шахматную доску вместе с фигурками. И как результат, игроки решили повторно не выходить на этот рынок, а просто придержать наличность. Вот рецепт нынешнего ухудшения ситуации в мире.

Что происходит сейчас в США и Казахстане? Правительство говорит: «Делай это, не делай это; вы должны вкладывать в эти отрасли промышленности и не вкладывать в эти». В качестве примера можно привести ситуацию с General Motors, когда правительство субсидировало, выдавало залоговые займы. И в то же время в США существует эффективное и прибыльное производство автомобилей в Огайо, Теннесси, Южной Каролине. Но это автомобили немецких или японских фирм. Конгресс отказался поддержать лишь американские фирмы, но Генри Полсон (министр финансов США. – «ЭК») пошел против конгресса и предоставил деньги Chrysler и GM, и сейчас очень гордится этим, он просто американский автомобильный царь. Но нам не нужен царь.

Да здравствует недеяние!

– Есть ли другой рецепт выхода из кризиса, кроме вливания денег в определенные отрасли?

– Да. Самое лучшее из того, что могли бы сделать политики – это ничего не делать. Но для политиков это самое сложное. Вот пример из истории депрессии, которая наблюдалась в 1920 году. Тогда был очень серьезный финансовый кризис после Первой мировой войны. Но он продлился с 1920 по 1921 год. Потому что политики ничего не делали. Затем был кризис 1929 года. Протекционизм, вливание денег в определенные отрасли промышленности, стимулирование через увеличение общественных работ, война – все это сделало его самым длинным в истории Америки. Депрессия продолжалась до 1946 года. Это как с похмельем. Вчера вы хорошо провели время, а сегодня проснулись с головной болью. Можно постараться пережить это похмелье, выпить чашку кофе и продолжать работать дальше. Либо вы можете взять водку и опохмелиться. Это как раз то, что сейчас делают политики. Они говорят, что самым лучшим лечением похмелья будет дополнительная доза водки.

– Многие говорят о том, что на смену США как лидеру мировой экономики придет иной регион или группа стран, например Евросоюз, страны BRIC. Это возможно?

– Если американские политики развалят американскую экономику, то да. Если этого не произойдет, то, скорее всего, нет.

Позвольте сказать нечто, что, возможно, пойдет вразрез с мнением большинства и, может быть, покажется немного обидным. Наиболее интересным, наиболее важным показателем является показатель дохода на душу населения, а не <совокупный> доход всей страны. Несмотря на то что в странах BRIC наблюдается рост доходов на душу населения, он очень невелик. Вероятно, страны Западной Европы, Япония, США и дальше будут лидировать по этому показателю.

Что касается вопроса о лидере мировой экономики, то сам по себе этот вопрос несколько неправильный. Но при этом содержит в себе очень интересный момент, связанный с диверсификацией резервных валют и различных финансовых инструментов. Если США пойдут на дальнейшую инфляцию доллара, то люди в других странах просто не захотят держать деньги в долларах. И стоимость доллара по сравнению с остальными валютами упадет. Политика того, что именно доллар будет использоваться в качестве резервной валюты, может сама по себе отпасть. Но это зависит от политики США.

– Что придет вместо доллара? Юань, рубль, евро?

– Поверьте, не рубль (смеется). И не потому, что я сейчас пытаюсь быть грубым, просто рубль не является сильным игроком на мировом рынке. Евро может стать более устойчивым. Но это будет зависеть от политики европейского Центрального банка. Ключевым моментом является то, что финансовые рынки сами должны выбрать эту валюту. Это не должно быть навязано кем-то.

– Вы предпочитаете, чтобы буква «F» обозначала слово Free (свободный), а не Federal (правительственный)?

– Да, верное замечание.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом