Ненормативное ожидание

Впервые в истории Казахстана производителям установили законодательные ограничения по энергоемкости. Но принятые в спешке нормативы энергопотребления придется пересмотреть

Ненормативное ожидание

С 7 февраля в Казахстане вступило в действие постановление правительства «Об утверждении нормативов энергопотребления». К документу прилагается внушительный список норм расхода энергии (электрической и тепловой) и топлива на производство различной продукции – от подземной добычи медной руды до вышивки трикотажного белья. Тех, кто перекроет нормативы, будут штрафовать.

Эксперт Госкомэнергонадзора Бауыржан Едильбаев отмечает, что до этого времени производители были вольны в расходе энергии: «Ранее в Казахстане подобные нормативы не существовали, и потребители могли использовать сколь угодно большое количество энергии». Вопрос нормирования энергозатрат для Казахстана более чем актуален. Избыточное энергопотребление – одна из главных причин низкой конкурентоспособности нашей продукции. Однако ждать кардинального улучшения ситуации со вступлением в силу постановления властей не приходится – и не только из-за того, что штрафные санкции за нарушение нормативов еще не разработаны.

Расточительность не по средствам

Постановление в первую очередь коснется предприятий, использующих устаревшее – физически и морально – оборудование. То есть основной массы участников рынка. В 2008 году в рамках подготовки проекта закона «Об энергосбережении» КазНИИ энергетики проводилось энергообследование более 400 предприятий, которые были изучены по критериям энергоэффективности. Как отметил профессор этого института Бериккан Доскемиров: «Можно смело говорить о том, что почти все предприятия неэффективны в плане расхода энергии – они теряют от 30 до 70% получаемой энергии. Их коэффициенты энергоемкости, разумеется, со временем еще и растут». Причиной тому он называет сравнительно низкие цены на энергоносители и отсутствие средств на модернизацию. Правда, менеджер по связям Kazakhmys Plc. Зульфира Мухамедьярова сообщила: «Основываясь на предварительных расчетах наших специалистов, предположительно можно сказать, что утвержденный норматив электропотребления не окажет существенного влияния на себестоимость медной продукции».

По данным Минэнерго РК, в энергобалансе страны доминируют промышленные потребители, прежде всего металлурги. При этом износ основных фондов в металлургии и химической отрасли – более 60%, в горнодобывающей – 50–55%, в машиностроении – 35–40%. Минимальный потенциал энергосбережения горнорудной промышленности составляет семь миллионов тонн условного топлива в год.

Плохи дела даже у самих энергетиков. С 1980-х годов основное оборудование действующих электростанций почти не обновлялось, вследствие чего износ основного и вспомогательного оборудования составляет более 60%. Это привело к тому, что фактический расход электроэнергии на собственные нужды электростанций на 20, а то и 50% превышает заложенный в нормативах.

С тепловыми сетями дела обстоят еще хуже. Средний возраст тепловых сетей по состоянию на 2002 год составляет 22 года. По результатам исследования в рамках программы энергосбережения фактические тепловые потери в тепловых сетях городов в два и более раз выше нормативных (проектных). Истинные потери неизвестны, так как в системе централизованного теплоснабжения не налажен необходимый приборный учет.

Штрафы тут бессильны

Постановление разрабатывалось в преддверии ожидаемого принятия нынешним летом нового закона «Об энергосбережении». По словам разработчиков последнего, именно наличие ответственности за несоблюдение нормативов является его важным отличием от аналогичного закона 1997 года. Правда, «размеры штрафов пока не определены. Ясно, что выражаться они будут процентными значениями превышения нормативов. Об этом будет конкретно изложено в новом законе “Об энергосбережении”», – сообщил г-н Едильбаев. При этом тарифы с повышенной ставкой будут регулироваться как обычные тарифы Агентством по регулированию естественных монополий. Размер штрафов будет зависеть от энергоэффективности оборудования: чем меньше эффективность – тем выше штрафы.

Но с введением новых штрафов могут возникнуть проблемы – разработка закона «Об энергосбережении» затягивается, и его принятие может быть отложено с лета на осень или даже зиму. Эксперты вообще сомневаются в том, что штрафные санкции сами по себе помогут исправить ситуацию. «Что касается законопроекта “Об энергосбережении”, то могу отметить, что там сплошные штрафы и наказания. В ходе обсуждения звучали предложения о всевозможных льготах, например таможенных, на ввоз энергосберегающего оборудования. Но в проекте все указано слишком размыто, эти льготы прописаны нечетко», – отмечает главный энергетик ТОО «Атырауский НПЗ» Владимир Поленов.

Герой – надзорник

Но даже если не касаться проблемы штрафных санкций, новые нормативы оставляют много вопросов. Прежде всего неясно, каким образом будет контролироваться соотношение расхода энергии и количества выпускаемой продукции. Подобная практика не применялась в стране со времен Советского Союза. Но в советское время энергонадзор был влиятельным органом с персоналом в тысячи человек, с необходимым оборудованием и навыками. К настоящему моменту, по словам директора ТОО «Павлодарэнергосервис» Юрия Страхова, потенциал надзорного ведомства значительно упал: «Зайдите в алматинский филиал энергонадзора – там работают два человека. В нашем регионе – это с учетом Восточного Казахстана – три или четыре работника. Не представляю, каким образом будет осуществляться контроль». В Госэнергонадзоре сказали, что штат комитета в прошлом году был расширен с 34 до 120 человек (на всю страну!) – именно в преддверии широкомасштабных энергопроверок. Будут также привлечены независимые энергоаудиторские компании. Пока список энергоаудиторов не подготовлен и ни одна из опрошенных компаний не сообщила о поступлении предложений о проведении аудита.

Еще в начале 2007 года глава МЭМР Сауат Мынбаев говорил о необходимости определения субъектов, ответственных за реализацию политики энергосбережения, куда относится и контроль за соблюдением нормативов: «Должно существовать отдельное агентство. Если оно будет создано, мы без вопросов за, а если этого не случится, что больше похоже на правду, то по энергосбережению, в частности по электричеству и теплу, может отвечать Министерство энергетики в лице комитета по энергонадзору».

Нормативного закон исправит

Г-н Страхов скептически относится не только к контролирующим возможностям энергонадзора, но и эффективности действия самих нормативов: «Эффекта не будет. Нормативы дополнят список предписаний, которые надо выполнять, и чего никто делать не будет». Он уверен, что эти нормативы претерпят значительные корректировки в ходе рассмотрения законопроекта: «Нормативы расходов топливно-энергетических ресурсов подлежат пересмотру каждые три года с учетом достижений передовых технологий. Утвержденные нормы таковы, что трех лет ждать не придется».

Дело в том, что нынешние нормативы составлялись спешно, и ряд экспертов полагает, что они недостаточно хорошо продуманы (первоначально ожидалось, что они поступят на подпись только в III квартале текущего года, то есть к моменту принятия закона «Об энергосбережении»). Установленные нормы энергозатрат очень далеки от фактических расходов участников рынка, и никаких переходных, промежуточных значений не предусмотрено. Например, фактический расход электроэнергии на пылеугольных конденсационных электростанциях (к которым относятся крупнейшие станции Казахстана, их еще называют ГРЭС) составляет 10–12% от объема произведенного электричества – в два раза больше, чем предусмотрено вышеупомянутым постановлением правительства.

Усредненные значения нормативов расхода электроэнергии на ее транспортировку (так называемых потерь) приведены просто фантастически низкие. Так, для распределительных сетей они составляют 2–7%, тогда как данные по региональным электросетевым компаниям (РЭК) показывают, что самые низкие значения у Жезказганской РЭК – 9%, притом что это регион с наименее развитой электросетью. А среднее по республике значение – 20%.

Некоторые нормативы не учитывают специфику рынков. Нормативы энергорасходов на оборудование, спроектированное и установленное до 1980 года и после 80–90-х годов, отличаются в среднем на 10–20% в зависимости от внедрения инноваций за эти периоды. Но, например, современная технология блюминга практически ничем не отличается от более ранних разработок. И нормативы до и после 1980 года для блюмингов одинаковы.

Разумеется, еще до принятия нормативов предполагалось, что для эффективного внедрения культуры энергосбережения нормы должны быть существенно ниже нынешних значений. Но, пожалуй, стоило бы предусмотреть переходные периоды и тщательнее учесть отраслевую специфику.

Впрочем, работники энергонадзора считают, что производители, которые посчитают утвержденные нормативы неадекватными, могут обратиться с просьбой об их пересмотре: «Мы готовы к возможным обращениям со стороны производителей продукции. Для внесения изменений еще есть время – до принятия закона “Об энергосбережении” в его окончательной форме». Учитывая, что принятие закона может затянуться, время еще есть.

[inc pk='220' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики