Комментарии излишни

В новой книге Джоан Роулинг «Сказки барда Бидля» сопутствующие материалы затмили волшебные истории, зато расширили представление о мире Гарри Поттера

Комментарии излишни

Публичная история «Сказок барда Бидля» Джоан К. Роулинг началась с аукциона Sotheby’s. Рукописное издание в сафьяновом переплете, украшенное серебром, лунными камнями и иллюстрациями самой г-жи Роулинг, было продано 13 декабря 2007 года за 1,95 млн фунтов стерлингов сайту Amazon.com. Остальные экземпляры выполненных вручную «Сказок» (всего было сделано семь книг) писательница подарила своим друзьям и близким. Первоначально широкая публикация сборника не предполагалась: по условиям аукциона Amazon.com мог тиражировать лишь пересказы волшебных историй. Однако затем писательница передумала и с согласия всех владельцев раритетных манускриптов решила опубликовать «Сказки» массовым изданием.

Появление «Сказок» после серии романов о Гарри Поттере вполне оправданно: директор Хогварда Альбус Дамблдор завещает аналогичный сборник подруге Гарри Гермионе Грэйнджер, и входящая в него «Сказка о трех братьях» помогает друзьям справиться с Волан-де-Мортом. Для самой же писательницы «Сказки барда Бидля» стали «квинтэссенцией всех тем, поднятых в “Гарри Поттере”, и замечательным способом попрощаться с миром, в котором я жила в течение 17 лет».

Всего в сборнике пять сказочных новелл – не так уж и много для падких на необычные истории детей. Следует признать, что все они подобраны со вкусом и расположены по выгодному для восприятия принципу контрастной сюиты. Тут есть и бытовая история («Колдун и прыгливый горшок»), и куртуазное волшебство («Фонтан феи Фортуны»), и социальная сатира («Зайчиха Шутиха и ее пень-зубоскал»), и, наконец, сказки об испытании человеческой души («Мохнатое сердце чародея» и «Сказка о трех братьях»). В историях есть все, что по статусу положено волшебным сказкам: простые и колоритные персонажи вроде изящных фей и неудачливого рыцаря, и четкий конфликт героев, олицетворяющих разные человеческие качества и жизненные позиции. Отзывчивый отец противопоставлен черствому сыну, а глупый король – остроумной прачке. Сюжеты компактные, автор не отвлекается на второстепенные персонажи и не увлекается многоступенчатыми историями. Рассказы оживляются колоритными подробностями с характерной для Роулинг выраженной телесностью: зайчиха «усатая и толстенькая», а горшок покрыт бородавками и выплевывает слизняков. Язык гибкий. Например, в «Сказке о трех братьях» он напевен и напоминает балладу: «Была она (река. – “ЭК”) глубокая – вброд не перейти, и такая быстрая, что вплавь не перебраться», «И Смерть заговорила с ними». В «Зайчихе Шутихе и ее пне-зубоскале», напротив, стиль намеренно снижен: «Однажды утром проходимец и глупый король, как обычно, махали палочками, подпрыгивали и декламировали бессмысленные стишки». Над метафоричностью «Фонтана феи Фортуны» и «Мохнатого сердца чародея» можно поразмыслить и с философской, и с культурологической точек зрения.

Но все впечатление от волшебных историй рассеивают многословные комментарии. Уже в предисловии начинаются необъяснимые нападки г-жи Роулинг на магловские (привычные нам) сказки: «… у Бидля волшебницы действуют куда решительнее, чем героини наших сказок. Аша, Ательда, Амата и зайчиха Шутиха сами вершат свою судьбу, а не спят несколько лет или сидят и дожидаются, пока кто-нибудь вернет им потерянную туфельку». В этот момент почему-то сразу вспоминается стойкая и решительная Герда. Не менее спорным кажется утверждение о том, что в магловских сказках причиной бед является магия. Считается, что беды начинаются из-за нарушения каких-либо правил или проявления недолжных чувств (обычно зависти). Парадоксально, но те же причины, а отнюдь не владение или невладение магией, как утверждает в предисловии Джоан Роулинг, вызывают несчастья и в сказках Бидля.

Замешательство читателя могут вызвать комментарии Альбуса Дамблдора – разноплановые и несвязанные ни концептуально, ни стилистически. Так, «Колдун и прыгливый горшок» сопровождается историческим экскурсом в противостояние маглофилов и маглоненавистников и неожиданно заканчивается ехидным выпадом в адрес некой Беатрис Блоксам, которая переработала сказки Бидля в стиле приторного гламура. Вспоминая о постановке «Фонтана феи Фортуны», комментатор поворачивает к проблеме браков между магами и маглами, а заметки к «Сказке о трех братьях» начинаются с игривых воспоминаний о ссорах братьев Дамблдоров: «…он больше всего любил другую – «Брюзга – задрипанный козел». Но больше всего смущает, что в комментариях прямо прописана мораль сказок. Например, в «Мохнатом сердце чародея» «речь… идет об одном из самых сильных соблазнов магии: о стремлении к неуязвимости». А «Мораль “Сказки о трех братьях” совершенно ясна, понятней некуда: любые попытки победить смерть обречены на провал». Эти лобовые трактовки Дамблдора обедняют смысл самих сказок и плохо согласуются с образом директора, менее всего склонного додумывать что-либо за других.

Словом, пространные комментарии, ссылки на источники, комментарии к комментариям и игры с авторством (Бидль написал, Дамблдор прокомментировал, Гермиона Грэйнджер перевела, а Джоан Роулинг только сделала иллюстрации и выступила кем-то вроде выпускающего редактора, хотя имя ее стоит на обложке) заслоняют мир сказок, поэтически емкий, страшный, забавный и привлекательный.

Кажется, что г-жа Роулинг перехитрила саму себя: разносортный контекст вытеснил текст, ради которого он и создавался. В итоге книга перестает быть целостным произведением и имеет только один связующий элемент: это мир Гарри Поттера. Впрочем, не стоит судить сборник слишком строго. Проект «Сказки барда Бидля» – не столько литературный, сколько социально-благотворительный: вырученные средства будут перечислены в благотворительные фонды, помогающие детям. И, судя по объемам продаж (после появления книги в магазинах за первые три дня только в Великобритании было раскуплено 367625 экземпляров), свою функцию книга выполнила.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее