Гуд бай, бай-бэк!

Гуд бай, бай-бэк!

АО «Разведка Добыча КазМунайГаз» (РД КМГ), «дочка» нацкомпании «КазМунайГаз», сообщило на прошлой неделе, что с начала действия программы обратного выкупа акций в ноябре прошлого года компания произвела бай-бэк своих бумаг на сумму 34,6 млн долларов. Это около 10% предельного потолка годовой программы выкупа акций РД КМГ на казахстанской и лондонской фондовых биржах и менее 1% временно свободных средств, имевшихся в распоряжении компании на момент принятия решения о самоскупке. Обескураживающий результат – по крайней мере если исходить из щедрого пиара времени запуска программы выкупа, представлявшего ее чуть ли не главным событием года на фондовом рынке. И вполне нормальный, если учесть резко изменившиеся за последние пять месяцев конъюнктурные условия. Достаточно назвать лишь нокаутирующее падение нефтяных цен: средняя цена сорта Brent провалилась всего лишь за квартал вдвое – со 115 долл. за баррель в 3 квартале 2008 г. до 55 долл./барр. в 4-м. Это привело к резкому сокращению рентабельности операционной деятельности нефтедобытчика, которая в отдельные периоды, по признанию самой компании, была даже отрицательной. Нельзя забывать и о том, что РД КМГ нужно сильно потратиться на приобретение 50% + 2 акции «Мангистаумунайгаза», пятой компании в стране по объему добычи (сделку обещали закрыть до конца марта). Так что покупателю было совсем недосуг заниматься фондовыми «глупостями» – когда говорят пушки, музы молчат.

Самое же забавное заключается в том, что если целью программы бай-бэка был перелом тренда катастрофического падения курса акций компании (за июнь–октябрь прошлого года они рухнули на 60 с лишним процентов), то эта цель достигнута: падения курса бумаг РД КМГ в Лондоне с ноября прошлого года не наблюдается, а на KASE акции компании за этот период подорожали более чем вполовину, что даже с поправкой на недавнюю девальвацию тенге кажется вполне приличным результатом. Другое дело, что этот результат вряд ли имеет какое-то серьезное отношение к микроскопическому бай-бэку акций нефтедобытчика – скорее свою роль здесь сыграл фактор глобальной приостановки отрицательной переоценки сырьевых компаний фондовыми инвесторами по всему миру (тогда как, скажем, акции банков и автопроизводителей продолжают пробивать один уровень поддержки за другим). С конца ноября устойчивый понижательный тренд сменился волатильным «боковым» трендом курсов акций и других публичных сырьевых лидеров Казахстана – «Казахмыса», ENRC, Kazakhgold, которые к никакому бай-бэку не прибегали вообще (довольно масштабную программу выкупа проводил «Казахмыс», но это старая, фактически еще докризисная история – с октября 2007 по февраль 2008 года компания выкупила собственных акций на 390 млн долларов, но та программа имела цели, отличные от курсовой поддержки, ведь в течение лета-осени 2007 года «Казахмыс» дорожал на бирже).

Среди российских компаний, анонсировавших в последние месяцы планы самоскупки части своего флоута, фигурировало порядка дюжины эмитентов – операторы сотовой связи МТС и «Вымпелком», ретейлер Pyaterochka Holding N.V., управляющий сетью универсамов «Пятерочка» и «Перекресток», ряд компаний тяжелой промышленности («Северсталь», «Полюс Золото» и др.). Однако по состоянию на сегодняшний день программы бай-бэка провели лишь ГМК «Норильский Никель» (она диктовалась надобностями острого противостояния действующих акционеров компании) и Eurasia Drilling Company, крупная и успешная нефтесервисная компания с лукойловским прошлым. Остальные по тем или иным причинам от самоскупки отказались.

Хотя конъюнктура фондовых рынков для самоскупки сейчас самая благоприятная (можно откупить бумаги на минимуме, а после кризиса впарить акции рынку второй раз совсем по другой цене; можно использовать часть своих акций при слияниях и поглощениях, заодно – уменьшая флоут – сужать возможности враждебных поглощений себя любимых со стороны), компании в массовом порядке не прибегают к этой опции. Сила кризиса такова, что бай-бэк в списке приоритетов отодвигается на задний план, свободные средства в большом дефиците, а кредиты, за редким исключением – даже не по ставкам, а просто физически, – недоступны.

Даже если отвлечься от кризисного контента, бай-бэк акций вряд ли является проявлением стратегической силы компании. Как и тучные дивиденды, самовыкуп в принципе свидетельствует о некоем дефиците перспективных направлений развития компании (точнее, дефиците видения этих направлений ее руководством), недостатке объектов производственных инвестиций. Если у компании завелись «шальные деньги» на бай-бэк или заоблачные дивиденды, многие инвесторы и аналитики расценивают это как сигнал повнимательнее присмотреться к компании, поизучать, все ли в порядке у нее со стратегическим менеджментом.

Обратный же выкуп облигаций, особенно суверенными и суб-суверенными заемщиками, равносилен с точки зрения инвесторов досрочному погашению, разрушающему будущий кэш-флоу твердой или хотя бы прогнозируемой интенсивности. К тому же сокращая флоут, бай-бэк искусственно тянет курсы бондов вверх, тем самым снижая текущую доходность к погашению остающихся в обращении бумаг. Все это делает бай-бэк облигаций страшным моветоном для рынка. Государства развивающихся стран частенько прибегают к бай-бэку особенно «тяжелых» по обслуживанию еврооблигаций, но делают это тайно, через массу посредников, вдали от глаз и ушей прессы и въедливых аналитиков.

Бай-бэк есть так или иначе форма манипулирования рынком – и именно поэтому сия операция, будучи абсолютно легальной, противна фундаментальному принципу фондового рынка – свободной игры достаточно большого числа несвязанных друг с другом агентов. Рынки не терпят игры в поддавки. Если вас не устраивает рыночная оценка вашей компании, а с учетом глубины и глобальности нынешнего кризиса эти оценки еще долго будут далеки от сколь-нибудь даже не справедливых, а просто разумных уровней, то не честнее ли просто выкупить весь флоут и провести делистинг? Жизнь вне биржи не заканчивается.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики