Ближе к натуре

В Казахстане открываются бартерные клубы, в которых физические и юридические лица могут обмениваться товарами и услугами, не используя денежных расчетов. Независимые наблюдатели считают, что эта форма бизнеса будет востребована в кризис, а затем отомрет

Ближе к натуре

На данный момент сектор малого и среднего бизнеса (МСБ) и физические лица сталкиваются с проблемой нехватки наличных средств, и в такой ситуации выходом может стать бартер.

«Действительно, в последний год все больше сделок оформляется в форме бартера, то есть обмена товара на товар или услуги. Так предприниматели уходят от расчетов с партнерами деньгами», – говорит вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей РК Тимур Назханов.

Как признались «Эксперту Казахстан» в одной из средних по размерам торговых компаний, бартерные сделки в условиях кризиса выглядят очень привлекательно. Однако их широкому распространению препятствует проблема поиска партнеров. Трудно найти того, кто возьмет твой товар и предложит в ответ что-то необходимое. По мнению участников рынка, бартерные сделки использовались бы чаще при наличии какого-либо центра с информацией о возможных партнерах, где было бы представлено множество компаний и предложено много лотов для обмена. В них можно обменять завалявшийся мопед на уроки оперного пения или партию соков. Всех желающих участвовать в обмене администраторы клуба регистрируют в базе данных и в случае совпадения спроса и предложения устраивают обмен. Клуб выступает посредником при организации бартерной сделки.

Такие бартерные центры существуют за рубежом (см. справку). В Казахстане они появились только после начала нынешнего кризиса. Пока у нас есть только одна сеть бартерных клубов. Первый из них открылся в Астане осенью прошлого года, в январе их было пять, сейчас они присутствуют уже в семи городах страны по одному в каждом городе (Алматы, Астана, Шымкент, Усть-Каменогорск, Павлодар, Караганда, Петропавловск).

 «Бартер помогает предпринимателям не простаивать. Если у них нет возможности продать что-то за деньги, они ищут возможности обмена. Это помогает обеспечивать оборот и экономить наличность для тех случаев, когда без нее не обойтись», – убежден директор Бартерного клуба Астаны, индивидуальный предприниматель Вячеслав Мокин. Он уверен в будущем своего проекта, однако многие из опрошенных нами участников рынка считают, что пока кризис продолжается, у детища г-на Мокина могут появиться сильные конкуренты. А после кризиса бартер будет уже не так востребован.

Скованные одной цепью

Как рассказывает Вячеслав Мокин, после открытия первого клуба ему стали звонить предприниматели из других городов, прося помощи в открытии аналогичных клубов у себя. Роза Жумабаева, решившая открыть такой клуб в Алматы, рассказала, что идея бартерных клубов была новой для Казахстана и перспективной, поэтому она и решила открыть его в южной столице. «На сегодняшний день уже даже Бишкек подключился к сети», – радуется г-н Мокин.

Все клубы юридически и финансово независимы – это партнерская сеть, где каждый работает сам по себе и работает на себя. По словам г-на Мокина, денег с новых партнеров он не берет: «Мы договорились с клубами, что у нас будет общий сайт и обмен информацией. Все, что клубы в регионах зарабатывают – это их заработок. Мой интерес – развитие сети, пополнение республиканской базы данных. Допустим, клиент из Алматы хочет обменять партию иссыкских вин на подсолнечное масло, мы подключаем к поиску вариантов Усть-Каменогорск (или любой другой город) и ищем вариант обмена. Чем больше городов подключим к нашей партнерской сети, тем больше потребностей наших клиентов сможем удовлетворить».

Как отмечает директор бартерного клуба Шымкента Фархад Алиев, проблем с открытием клуба не возникло: «Наш клуб работает полтора месяца, и наша база быстро пополняется. Мы довольны имеющимся результатом. Легко открыли, начали делать рекламу, и люди стали приходить, обмениваться». Никаких законодательных ограничений для открытия такого клуба нет, достаточно зарегистрировать обычное ИП. Бартерный клуб – это, как правило, несколько предпринимателей, работающих в скромном офисе. Основу их работы составляет информационная база данных с заявками на обмен.

Большая часть инвестиций на первом этапе будет приходиться на аренду помещения. При этом нет необходимости в дорогом офисе, поскольку в основном работа будет связана с телефонными звонками. Пакет программного обеспечения и документов будет стоить 1000 долларов, если вы решили открывать бартерный клуб по линии сети Вячеслава Мокина. Но в этой сети есть ограничение – не более одного клуба в городе.

Однако ничто не мешает вам открыть свое собственное бартерное агентство и стать бартерным посредником. Можно даже быть простым бартерным агентом или брокером и искать для какой-нибудь компании варианты бартерного обмена. В последнем случае можно работать без офиса и без специального программного обеспечения.

Маржа посредника

Клуб зарабатывает на услугах посредника – берет комиссию за сделку. При сделках более 10 тыс. тенге клубу причитается 3–5% от общей суммы, если сделка с недвижимостью – то 1%. Финансовую информацию о прибыли создатели клубов не оглашают, ссылаясь на то, что боятся конкуренции. Например, в Алматинском бартерном клубе сообщили, что у них уже появился конкурент – Алматинское бартерное бюро – еще один посредник для бартерных сделок. Однако связаться с этой компанией и получить какую-либо подробную информацию о ней пока не удалось.

Чтобы база росла, в базе данных регистрируют всех подряд и бесплатно. При этом каждый новый член клуба не знает, кто в нем состоит – администрация предлагает клубменам только список позиций для обмена. Если клубмен находит что-то интересное для себя, ему предлагают заключить юридический договор, т.е. вступить в клуб, договориться об оплате и т.д. «У нас более 300 регистрантов (клиентов), а договор – примерно со 100 – это те, кто уже совершил сделки или готов их совершить», – отмечает г-н Мокин. Это цифры только по Астане.

Как отмечает Роза Жумабаева, основываясь на своем опыте, для того чтобы клуб начал функционировать, нужно набрать минимальную базу в 100 членов, тогда будут совпадения внутри базы. После того как этот рубеж пройден, база начнет расти быстрее. Алматинский клуб собирал первоначальную базу в течение двух месяцев, сейчас он работает четвертый месяц и уже имеет 350 членов, и их количество растет каждый день. Большая часть этой базы – физические лица и малые предприниматели.

В разных городах товары, приобретшие популярность для обмена по бартеру, отличаются. В Алматы, например, широко предлагают для обмена жилую недвижимость, оптовые партии продуктов питания. В Астане много предложений услуг – обучения, рекламы, сферы обслуживания. А в Шымкенте отмечают, что для обмена наиболее популярны машины, земли и дома, продукты питания, сырье. По одному клубу в месяц может проходить несколько десятков сделок. Физические лица часто обмениваются недвижимостью или машинами, предприниматели меняют остатки товара на необходимые услуги и материалы (ГСМ, сырье и т.д.). Редкие товары (например виниловые диски или какие-то специфические товары) пока не получили широкого распространения, поскольку в базе для таких сделок редко находятся партнеры по обмену. В некоторых случаях, если в базе данных нет необходимого партнера для обмена, клуб будет искать его через другие источники, в том числе через коммерческие предложения.

Меняй, но проверяй

На начальном этапе, рассказывает Роза Жумабаева, главная проблема – это доведение информации о себе до потребителя. Потенциальные клиенты пытаются понять, в чем суть нового проекта и можно ли ему доверять.

Определенные трудности отмечает и Вячеслав Мокин: «Бывали клиенты, которые хотели пользоваться нашими услугами, но не хотели их оплачивать. Они хотели получить информацию о партнерах, которые заинтересованы в обмене, но «кинуть» клуб. Поэтому сейчас мы со всеми заключаем договор, где оговариваются все условия, в том числе оплата и получение информации».

Проблемы могут возникнуть и у клиентов. Условия бартерных сделок достаточно негибкие, и сделка может легко развалиться, особенно при количестве участников свыше трех. Кроме того, российский опыт показал, что бартерные сделки пользуются повышенным вниманием налоговиков. При таких сделках может возникнуть цена, существенно отличающаяся от рыночной, что в свою очередь может привести к кассовым разрывам, а это не понравится налоговой инспекции. При наличии большого количества договоров, предполагающих бартер, налоговые проверки могут затянуться, и все это может грозить штрафами.

«Естественно, при использовании бартерных схем достаточно сложно определять точность расчетов, соответствие предлагаемых товаров, услуг их реальной рыночной стоимости. Бартерные сделки могут сопровождаться конфликтными ситуациями, судебными и внесудебными разбирательствами между партнерами, – рассказывает Тимур Назханов. – Возникают сложности ведения учета по бухгалтерии, уплаты налогов. В результате бизнес в еще большей степени уходит в “теневой” сектор, а это дает простор для коррупции, развития криминалитета». Как отмечает эксперт, бартерные сделки – это шаг назад для экономики Казахстана: «Мы подобное проходили в 90-е годы прошлого века на заре развития рыночной экономики. Но думаю, что в 2009–2010 годах количество бартерных сделок будет увеличиваться».

Альтернативный путь

Подобные компании сейчас возникают и в России, и некоторые из них смотрят в сторону Казахстана. Набирает популярность проект «РОСБАРТЕР», запущенный в начале декабря компанией «Персональный Интернет Коммуникатор». Система предлагает базу данных и ряд сервисов для осуществления бартерных сделок. По заявлению создателей проекта, его старт был очень удачным. Уже действуют 50 региональных центров проекта в России. В системе зарегистрировано 200 компаний и более 150 лотов, и их число растет каждый день. Сейчас компания ведет переговоры с партнерами по выходу в Украину, Казахстан и Беларусь. Как уверяют создатели системы, бартерный центр выходит на точку безубыточности со второго месяца работы.

Можно подать заявку в компанию на открытие бартерного клуба в Астане (судя по сайту проекта, это сделали уже 14 человек), уже на следующий день придет подробный бизнес-план. «РОСБАРТЕР» предложит достаточно крупный проект на совместной основе – 51% с российской стороны и 49% с казахстанской. Соответствующим образом распределяются инвестиции и доходы. Заявитель может стать эксклюзивным организатором проекта в Казахстане. Первоначальные инвестиции в этот проект со стороны казахстанского предпринимателя составят 48,5 тыс. евро. Первые два квартала основной упор будет делаться на развитие сети. За этот период должно быть открыто 16 региональных центров во всех областях страны, набрано 150 агентов и 40 брокеров. Количество клиентов (согласно бизнес-плану) достигнет 10 000, оборот в системе – 200 млн евро, а чистая прибыль 2,5 млн евро в месяц. Через год количество клиентов достигнет 25 000, а оборот – 500 млн евро.

Вячеслав Мокин считает, что этот вид деятельности будет развиваться и после кризиса, поскольку люди привыкнут пользоваться бартером и увидят, что так можно экономить свой бюджет. «Мы хотим приучить людей к бартеру. В Европе и США бартер очень популярен. Люди состоят в клубах и стараются экономить за счет того, что оказывают друг другу какие-то услуги. Это становится образом жизни – экономить за счет бартера. Статистика по зарубежным странам говорит, что с помощью бартера можно уменьшить издержки своего бюджета на 30%. Допустим, парикмахер может стричь семью стоматолога, а тот полечит зубы семье парикмахера. Таким образом, каждый из них сэкономил какую-то сумму, которую может потратить на что-то другое, например на приобретение турпутевки».

Однако некоторые представители бизнес-среды считают, что бартер не будет популярен в будущем. Тимур Назханов уверен, что «когда страна преодолеет кризис и восстановятся рыночные принципы развития экономики, надобность в бартерных сделках и клубах отпадет».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики