Трудное расставание с детством

Жесткий экономический кризис не только обнаружил детский инфантилизм Восточной Европы, но и угрожает похоронить саму идею европейской интеграции

Трудное расставание с детством

На брюссельском экстренном саммите 1 марта «старая» Европа отказала «новой» в предоставлении помощи на 190 млрд евро. И хотя Ангела Меркель пояснила, что этот отказ не означает устранения богатых стран от решения проблем бедных соседей (по ее словам, ситуации по решению проблем тех, кому совсем плохо, будут рассматриваться отдельно), основная мысль была выражена совершенно ясно: никого брать на поруки в «старой» Европе не собираются. Восточноевропейским правительствам придется самостоятельно плыть в море нарастающих экономических и политических волн.

Проблема, однако, состоит в том, что большинство восточноевропейских правительств на это не способно. Некоторые страны, такие как Венгрия и Латвия, в течение последних месяцев балансируют на грани банкротства, другие могут последовать за ними в ближайшее время. Последствия подобного развития событий грозят катастрофой не только для Восточной Европы и всего Евросоюза, куда хлынут миллионы голодных мигрантов, но и для самой идеи европейской интеграции.

Последний патрон

Похоже, инфантилизм восточноевропейских правительств проистекает из их старой привычки полагаться на патрона. Вступая в ЕС, бывшие члены соцлагеря искренне верили, что там будет нечто похожее на соцблок, но только лучше. Патроном теперь станет не Москва, а Западная Европа, которая будет вкладывать в них деньги до тех пор, пока уровень жизни обеих Европ не сравняется. Как им казалось, в последние годы сумасшедшего экономического роста нечто подобное и происходило: текли субсидии и кредиты. Кредитно-потребительская лихорадка и строительный бум буквально захлестнули Восточную Европу — она щеголяла двузначными цифрами экономического роста, называла себя новым европейским центром и даже хамила Западной (вспомним, как восточноевропейцы поддержали США во время начала войны в Ираке). Основная часть промышленности и банков была скуплена западноевропейскими компаниями, большинство покупаемых в кредит товаров тоже имело западное происхождение, однако в Восточной Европе не видели в этом ничего плохого — ведь это же друзья, радеющие за общее благо. Впоследствии, однако, оказалось, что дружба дружбой, а денежки врозь. Многие из купленных структурообразующих предприятий были закрыты, как, например, «Икарус» в Венгрии (таким образом компании покупали рынок для своих товаров или дистрибуторскую сеть), функционирующие сборочные заводы не имели технологических новинок, а проданные банки становились лишь филиалами западных, их ответственность и надежность была ограниченной.

Теперь оказалось, что даже работающие сегодня производства, построенные западными компаниями (самые распространенные — автомобильные заводы), Восточная Европа не может считать до конца своими. Как показывает практика, их могут либо закрыть, либо перенести обратно в страну головной компании. По словам президента Ассоциации европейского бизнеса Карлоса Гона, производство автомобилей в Европе в 2009 году упадет на 25% по сравнению с 2008 годом, и, по всей вероятности, придутся эти проценты именно на Восточную Европу. Президент Франции Николя Саркози уже предложил французским автопроизводителям сделку: «Рено» и «Пежо-Ситроен» получают 3 млрд евро, а за это сохраняют французские заводы, сокращая восточноевропейские производства. Вставшим на дыбы из-за этого предложения восточноевропейцам Саркози отвечал так: «Если мы не спасем сами компании, то рухнут и их филиалы. И вообще, вас должно удивлять, что мы не просим дружественные нам страны, где находятся автозаводы наших компаний, помочь нам вытянуть нашу автомобильную индустрию».

Еще один занавес

На момент кризиса у Восточной Европы оказалось немного активов, которыми она может распоряжаться, однако обнаружилось, что за время экономического роста скоплены значительные долги. Она задолжала своим западным соседям 1,25 трлн евро (изрядная часть этой суммы — короткие кредиты, подразумевающие большие выплаты и быстрое погашение), при этом кредиты брались в евро, а местные валюты сегодня стремительно обесцениваются. За последние полгода (данные на конец февраля) падение польского злотого по отношению к евро составило 29%, венгерского форинта — 20%, румынского лева — 17%, чешской кроны — 12%. Мало кто из экспертов верит, что теперь восточноевропейцы смогут своими силами осуществлять выплаты по долгам или же добиваться их выгодного рефинансирования. В середине февраля агентство Moody's объявило о возможном снижении кредитных рейтингов банков, присутствующих на рынках Восточно-Европейского региона.

В сложившейся неприятной ситуации лидеры стран ЦВЕ надеялись, что «старая» Европа их спасет. До начала общеевропейского саммита состоялся «антикризисный саммит» стран ЦВЕ, в котором приняли участие представители Чехии, Польши, Словакии, Словении, Румынии, Болгарии, Литвы, Латвии и Эстонии. На предварительном междусобойчике была выработана общая программа требований к Западной Европе. По мнению восточноевропейцев, она тоже виновата в том, что с ними произошло, так как это ее компании скупали их банки и заводы. Кроме того, считают обиженные, их спасение не только на совести, но и в интересах самих западноевропейцев. По словам премьер-министра Венгрии Ференца Дюрчаня, в этом году Восточной Европе потребуется вливание в 300 млрд евро (это около 30% общего ВВП стран региона), и венгерский премьер попросил Западную Европу дать хотя бы часть этих денег — «всего» 190 млрд. Без этих денег, по словам Дюрчаня, миллионы людей останутся без работы, экономики государств ЦВЕ рухнут — что, несомненно, негативно отразится и на западноевропейских странах. «Серьезный экономический кризис в Восточной Европе вызовет политическую нестабильность и огромный приток мигрантов в западные страны», — угрожал венгерский премьер. Общий ущерб для Запада от экономического коллапса стран ЦВЕ Дюрчань оценил в 100 млрд евро, а также добавил, что этот кризис может поставить крест на ЕС как общеевропейском проекте. «Мы не должны допустить появления в Европе нового железного занавеса, который разделит Старый Свет на две части (он имел в виду возможный отказ стран Западной Европы от шенгенских соглашений в случае массового наплыва гастарбайтеров из ЦВЕ. — «Эксперт»). Нынешний кризис — крупнейший вызов Европе за последние 20 лет. В начале 90-х годов мы смогли воссоединить Европу как единое целое. Теперь нашей задачей является объединение Европы с точки зрения финансов и экономики», — говорил венгерский премьер. Ему вторил чешский премьер Мирек Тополанек: «Это самый серьезный кризис за всю историю европейской интеграции. Нам не нужно новое деление Европы ни по принципу Север—Юг, ни по принципу Восток—Запад. Следование политике “сделай соседа нищим” — неприемлемо!»

Другие идеалы

Однако риторика бывших членов соцблока о равенстве и братстве не нашла понимания у Европы развитого капитализма. В ситуации столь жесткого кризиса подобная наивность вызывает скорее раздражение стран-тяжеловесов. Так, премьер-министр Великобритании Гордон Браун предложил восточноевропейцам обратиться за помощью к МВФ (то есть попросить денег у Соединенных Штатов), а в качестве примера для подражания привел Венгрию и Латвию, которые уже получили кредиты МВФ в размере 14,5 млрд и 1,6 млрд долларов соответственно.

Западная Европа провалила и другую наивную восточноевропейскую инициативу. Польский премьер Дональд Туск предложил собравшимся радикально упростить критерии для вхождения в еврозону, чтобы страны Восточной Европы смогли в кратчайшие сроки отказаться от своих девальвирующихся валют. Таким образом страны ЦВЕ облегчили бы бремя своего долга перед западноевропейскими странами и переложили на них дальнейшее решение своих финансовых проблем.

В то же время буквально во всех странах «старой» Европы все сильнее раскручивается маховик протекционизма. Испанские власти, напуганные 14-процентной безработицей в стране, запустили программу «Покупай испанское». Лондон принимает закон под названием «Британская работа — для британских граждан» — прежде всего в сфере строительства, гостиничном бизнесе, здравоохранении. Теперь работодатель будет вынужден в течение минимум одной недели предлагать вакансию гражданам Великобритании и только потом — гастарбайтерам.

В чем «старая» Европа солидарна с «новой» — подобное развитие событий действительно представляет серьезную угрозу для самой идеи европейской интеграции и лежащих в ее основе четырех свобод: свободном перемещении товаров, услуг, капитала и людей. Только вот поделать с этим ничего не может.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?