Опора на собственные средства

В Китае принята программа перестройки внутренней экономики, успех которой зависит от того, удастся ли государству привлечь к ее осуществлению бизнес

Опора на собственные средства

На прошлой неделе в Пекине завершилась вторая сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 11-го созыва, в ходе которой китайские власти впервые рассказали о подробностях антикризисного плана стоимостью 4 трлн юаней. Сессия ВСНП стала крупнейшей пиар-акцией по поддержке антикризисного плана как внутри Китая, так и за его пределами: антикризисная политика китайских властей была главной темой почти каждого заседания или пресс-конференции.

«Китайская уверенность» – так озаглавила передовицу, посвященную сессии, одна из китайских региональных газет. «Уверенность важнее золота и денег», – заявил премьер-министр Госсовета КНР Вэнь Цзябао после завершения съезда. Китайские лидеры действительно излучали уверенность в собственных силах – в ходе сессии различные высокопоставленные чиновники не раз заявляли, что в 2009 году КНР сможет достичь 8% экономического роста.

Китайские власти фактически предлагают стране новый вариант общественного договора, реализация которого сулит КНР скорейшее преодоление кризиса и переход от экспорториентированной модели роста к модели, основанной на внутреннем потреблении. Теперь нужно, чтобы все основные действующие силы – бизнес и общество – согласились исполнить назначенные им государством роли.

Триллин туда, триллион сюда

Окончательный вариант антикризисного пакета мер (см. график) в изложении главы Госкомитета КНР по развитию и реформам Чжан Пина несколько отличался от документов, циркулировавших в Пекине в предыдущие месяцы. За последние недели было принято решение сделать больший акцент на систему социального обеспечения и на развитие деревенской экономики. Общая стоимость плана осталась неизменной – примерно 4 трлн юаней. «У нас есть дальнейшие планы на случай ухудшения ситуации, и мы не замедлим к ним прибегнуть», – заявил Вэнь Цзябао, но пока дополнительных мер не требуется.

Центральные власти выделяют лишь около трети – 1,18 трлн юаней, из них 595 млрд уже в этом году. Остальное должны найти местные власти с помощью банков и частного капитала.

Впрочем, точные цифры не имеют большого значения – часть инфраструктурных проектов ранее уже была включена в 11-й пятилетний план развития. И в то же время формально в антикризисный пакет не включается ряд достаточно важных для экономики реформ – отмена налогов на 500 млрд юаней в год или инвестиции в строительство больниц на сумму 850 млрд юаней за три года.

Путаницу вокруг цифр отлично демонстрирует трехпроцентный дефицит бюджета КНР, запланированный на 2009 год. Если бы все эти 4 трлн юаней были выделены сверх запланированных в бюджете мер, то антикризисный пакет в течение двух лет был бы равнозначен ежегодному дефициту в 6%.

Как бы то ни было, общий объем инвестиций до конца этого года оценивается в 17 трлн юаней (13 трлн в прошлом году). До конца разобраться в деталях пока невозможно – многим проектам еще только предстоит пройти утверждение Госсоветом КНР и постоянным комитетом ВСНП. Некоторые, возможно, будут заблокированы или отменены.

Как заявил, отвечая на вопрос «Эксперта», официальный представитель Народного политического консультационного совета (НПКСК), «многие делегаты озабочены возможным избыточным или дублирующим строительством». Чтобы избежать этого, каждый проект будет утверждаться на месте одной из 20 специально созданных комиссий.

Не отступать от принципов

Главный вопрос, который поднимался китайскими журналистами на каждой пресс-конференции, – Трудовой кодекс КНР, принятый в начале 2008 года, когда в Китае еще боролись с ростом инфляции и перегревом экономики. Китайские бизнесмены тихо ворчали по поводу нового кодекса еще в относительно тучные первые месяцы 2008 года. Сегодня же многие открыто говорят, что новое трудовое законодательство разрушает их бизнес или лишает его необходимой гибкости в условиях нестабильной экономической ситуации.

Ответ для бизнесменов неутешителен: отменять кодекс никто не собирается, в него даже не будет внесено никаких изменений. Китайские рабочие, во всяком случае на бумаге, останутся одними из самых защищенных в мире.

В ходе сессии ВСНП Вэнь Цзябао несколько раз подчеркивал, что Китай не собирается сворачивать реформы, начатые после прихода к власти Ху Цзиньтао в 2004 году. Наоборот, кризис должен придать им дополнительное ускорение.

При самом благоприятном исходе Китай должен выйти из кризиса с более сбалансированной экономикой – инвестиции в деревню, рост сельскохозяйственных субсидий и повышение минимальных закупочных цен на зерно должны помочь сократить разрыв в доходах между городским и сельским населением. А смещение акцента с экспорта на внутреннее потребление – сблизить экономические показатели прибрежных и глубинных провинций Китая.

Новое лидерство

Экономический кризис предоставил Китаю новые возможности на международной арене, и съезд показал, что китайские власти собираются ими воспользоваться. В первую очередь речь идет о новой роли КНР как идеолога «свободной торговли» – на эту тему за последнюю неделю в Пекине высказывались и официальные представители ВСНП и НПКСК, и глава МИД КНР. Одновременно с сессиями ВСНП в Европе побывали две делегации китайских бизнесменов, которые демонстративно инвестировали деньги в европейскую экономику.

В китайском антикризисном плане, в отличие от аналогичных проектов в других странах, нет протекционистских условий. В Пекине понимают, что иностранные компании и так не в состоянии ни вклиниться в распределение инфраструктурных заказов, ни составить серьезную конкуренцию китайским компаниям в низших сегментах внутреннего потребительского рынка, которые будут расти в ближайшие годы быстрее всего. На прошлой неделе в Китае были даже облегчены условия для иностранных инвестиций. Теперь все проекты стоимостью до 100 млн долларов будут утверждаться на провинциальном уровне, без необходимости получать одобрение из Пекина.

[inc pk='1748' service='media']

Вместе с тем Китай попытался максимально успокоить своих западных партнеров: да, инвестиции в американскую валюту и казначейские записки начинают вызывать опасения, но отказываться от них в КНР пока не собираются «при условии ответственной политики в США». Китай также обещает не девальвировать юань по отношению к доллару, несмотря на то что «нынешний курс уже сказывается на экспорте».

Вместе победим

В китайском плане без внимания не остался никто. Безработным студентам предлагается ехать в слаборазвитые районы и начинать собственный бизнес; частным компаниям – «добровольно» вкладывать деньги в «потенциально прибыльные» инвестиционные проекты, по возможности не сокращать персонал и договариваться со всеми по-хорошему; банкам – кредитовать местные власти под низкий процент. Как заявил на пресс-конференции министр промышленности КНР Ли Ичжун, во многих областях государство готово вложить лишь одну пятую часть необходимых средств, надеясь на то, что остальные деньги найдутся у частного сектора. Такой мультипликатор многократно повышает эффективность государственных инвестиций, но только при условии адекватной поддержки со стороны частного сектора.

Кризис станет хорошей проверкой на управляемость китайской экономики – сегодня 80% работающего населения занято на малых и средних частных предприятиях, манипулировать которыми намного сложнее, чем несколькими сотнями огромных полугосударственных (или полностью государственных) гигантов.

То же относится и к внутреннему потреблению. «Зарплату государственным чиновникам надо частично выдавать не деньгами, а ваучерами, чтобы они тратили больше», – хотя это предложение делегата из Гуандуна Ли Цзя не вошло в итоговый антикризисный проект, потребление постепенно становится одной из важнейших задач китайского гражданина. Власти призывают китайцев изменить свои привычки – перестать сберегать и начать потреблять. Еще в конце прошлого года в стране были фактически отменены все ограничения на маркетинговую деятельность – магазины теперь имеют право завлекать к себе покупателей любыми способами.

Основной же акцент будет сделан на сельское потребление. В ближайшие годы в каждом китайском селе будет открыт магазин с унифицированным ассортиментом товаров, а с 1 февраля этого года государство начало продавать в деревнях субсидированные бытовые товары – на 20% дешевле, чем в городах. «У Китая огромный рыночный потенциал, в деревнях по-прежнему живет около 900 миллионов человек. Этот рынок можно насыщать до бесконечности», – заявил Вэнь Цзябао после окончания сессии.

Остается лишь одно действующее лицо, на поведение которого китайские власти не в состоянии оказать никакого влияния, – потребитель в США и Европе. «Золотой миллиард» перестал должным образом выполнять возложенные на него потребительские функции и потерял доверие партии и правительства. В Пекине дают понять, что не видят в этом ничего страшного – у Китая есть собственный миллиард, который очень хочет занять это место.

Пекин

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики