Большой взрыв наоборот

Ползучая национализация британского банковского сектора продолжается. К марту 2008 года под контролем правительства оказалась уже половина банковской системы страны

Большой взрыв наоборот

Британские власти получили контроль над 65% акций Lloyds Banking Group в обмен на государственные гарантии по рискованным активам на 367 млрд долларов. Это уже второй крупный британский банк, основным владельцем которого стало государство. В конце января под правительственный контроль попал Royal Bank of Scotland – доля госучастия в RBS достигла 70%.

Первый шаг к фактической национализации этих банков был сделан еще в октябре 2008 года, когда правительство рекапитализировало RBS и Lloyds на 62 млрд долларов в обмен на крупные пакеты акций банков (58 и 43% соответственно). Ранее были национализированы два небольших банка – Northern Rock и Bradford & Bingley. Таким образом, Великобритания стала лидером по темпам национализации банков в Европе.

Национализация RBS и Lloyds – часть программы спасения британских банков, о которой в конце января объявил министр финансов страны Алистер Дарлинг. Эта программа может обойтись налогоплательщикам более чем в 500 млрд долларов, что эквивалентно 18% ВВП Британии. Около 290 млрд долларов из этой суммы может пойти на выкуп проблемных активов у банков, остальное – на их рекапитализацию и на поощрение кредитования бизнеса и домохозяйств, дабы стимулировать инвестиции и потребление в условиях экономического спада. Так что четырьмя банками дело может не ограничиться. По мере разворачивания кризиса британскому правительству, по-видимому, придется спасать и другие банки путем их частичной национализации.

Ошибки капитанов

Национализация Lloyds во многом вызвана опрометчивой покупкой Halifax Bank of Scotland (HBOS) прошлой осенью. Въедливые британские журналисты недавно поинтересовались у сэра Виктора Блэнка, председателя Lloyds Banking Group, сожалеет ли он о разговоре с премьер-министром Гордоном Брауном на коктейльном приеме в центре Лондона в октябре прошлого года, когда премьер-министр решил проигнорировать антимонопольные правила, благодаря чему Lloyds TSB смог приобрести уже тогда проблемный HBOS. В ответ сэр Виктор отшутился, что «прием был неплох», отметив, что на тот момент он видел в этом слиянии экономический смысл.

Акционеры уже обвиняют Виктора Блэнка и президента Lloyds Эрика Дэниелса в том, что банк слишком дорого заплатил за использование финансовой помощи правительства. Кроме судебных разбирательств им может грозить отставка. Ведь именно эти двое форсировали слияние с HBOS, который принес основную часть плохих долгов в объединенный банк: 83% активов, подпавших под программу государственного страхования, оказалось на балансе Lloyds в ходе слияния. В первый же день после объявления программы госгарантий в обмен на передачу контрольного пакета акций правительству акции Lloyds подешевели на 14%. С начала года они обесценились уже на 70%.

Предыдущие провалы британских банков также обусловлены крупными ошибками топ-менеджеров британских банков. Так, Адам Эпплгарт, президент Northern Rock с 2001-го по 2007 год, превратил небольшой региональный банк в пятого крупнейшего игрока на ипотечном рынке Британии. При нем банк сделал ставку на краткосрочные заимствования и одновременную выдачу долгосрочных ипотечных кредитов. Модель работала, пока в мировой экономике был избыток ликвидности, но уже в сентябре 2007 года Northern Rock оказался на грани банкротства. Банк был спасен лишь благодаря срочным кредитам Банка Англии. В феврале 2008 года Northern Rock был полностью национализирован правительством.

Другой небольшой британский банк, Bradford & Bingley, на протяжении нескольких десятилетий вел весьма консервативную кредитную политику. Но в 2004 году его новым президентом стал Стив Крошоу, который сократил персонал и переориентировал банк на сверхприбыльный тогда ипотечный сектор, сделав ставку на выдачу субстандартных кредитов. С началом кризиса банк оказался на грани банкротства, в июне 2008 года B&B пытался получить капитал за счет допэмиссии акций, но это не помогло. В сентябре 2008 года банк был национализирован. Его розничный бизнес продан банку Abbey, британскому филиалу испанской Grupo Santander, а ипотечная часть Bradford & Bingley осталась в руках государства.

Проблемы RBS во многом были вызваны участием банка в покупке голландского ABN Amro в октябре 2007 года. В консорциуме с испанским Santander и бельгийским Fortis британский банк приобрел голландского конкурента за 98 млрд долларов. Хотя из этой суммы RBS заплатил лишь 20 млрд долларов – за интересовавшие его подразделения ABN Amro, – аналитики отмечают, что банк сильно переплатил, совершив поглощение на самом пике фондового рынка и в жесткой конкуренции с другим британским банком – Barclays, который пытался осуществить дружественное слияние с ABN Amro.

По результатам 2008 года убытки RBS (включая списания от неудачной покупки) составили 35 млрд долларов. Это самые масштабные убытки в британской корпоративной истории. Акционеры обвинили президента RBS Фреда Гудвина в серьезнейших управленческих ошибках, и в январе 2009 года он был вынужден уйти в отставку.

Впрочем, условия отставки привели к новому скандалу. Как оказалось, банк будет выплачивать Гудвину ежегодную пенсию в 1 млн долларов. Учитывая, что банк на 70% теперь принадлежит государству, такую огромную пенсию бывшему банкиру будут платить налогоплательщики.

Неудивительно, что все вышеназванные банкиры, а также бывший глава HBOS Энди Хорнби, премьер-министр Гордон Браун и глава Банка Англии Мервин Кинг попали в список двадцати лиц, приведших Британию к финансовому и экономическому кризису, по версии британской газеты The Guardian.

Плюс национализация всей страны?

Представить себе подобный масштаб государственного участия в банковском секторе Британии еще несколько лет назад было совершенно невозможно. Тогда в лондонском Сити праздновали двадцатилетнюю годовщину «большого взрыва».

Осенью 1986 года консервативное правительство Маргарет Тэтчер осуществило серьезную дерегуляцию финансового сектора, что привело к банковскому буму. Лондонский Сити стал магнитом для американских банков, многие из них купили старинные британские банковские дома. А местные банки в результате стали глобальными игроками.

Теперь в Сити все больше говорят о том, что контроль над банковской сферой, в том числе прямой, придется возвращать государству. «Сделка между правительством и Lloyds вернула опасения по поводу будущего британской банковской системы. В секторе совершенно не осталось уверенности в завтрашнем дне, что приводит к дальнейшему падению акций», – сказал «Эксперту» Александер Уолш, финансовый аналитик компании CapVest.

Действительно, сразу после увеличения госпакета в Lloyds акции остальных британских банков за один день подешевели на 8–15%. Инвесторы все больше опасаются национализации остальных банков. Британская банковская система очень консолидированная, на четыре крупнейших банка (HSBC, Barclays, RBS и Lloyds) приходится 90% всех активов. Если еще один банк из четверки окажется в государственных руках, это сделает британский банковский сектор похожим на белорусский.

«Совершенно очевидно, что если RBS и Lloyds срочно нуждались в получении капитала, то и другие банки находятся в такой же ситуации, например Barclays. И если никто, кроме британского правительства, не сможет дать им денег, то национализация – всего лишь вопрос времени», – утверждает Саймон Мохэн, финансовый аналитик из MF Global Securities.

Слухи о том, что Barclays нуждается в средствах, стали ходить в Лондоне еще в январе. И хотя британское правительство еще прошлой осенью сообщало о готовности предоставить Barclays до 10 млрд долларов для рекапитализации, пока оно не может выделить средства из-за юридических проволочек. Дело в том, что в октябре 2008 года банк получил 8,5 млрд долларов из рук частных инвесторов с Ближнего Востока – из Катара и Абу-Даби. А условия соглашения с ними таковы, что банк не может получать новый капитал как минимум до июня 2009 года. В противном случае арабские инвесторы получат в Barclays контрольный пакет акций.

Еще один британский банк, HSBC, объявил о планах провести допэмиссию акций на 17,7 млрд долларов среди своих нынешних акционеров. Убытки банка только в Северной Америке (в основном на ипотечном рынке США) составили в 2008 году 15,5 млрд долларов, поэтому банк срочно нуждается в деньгах. Правда, HSBC изо всех сил пытается избежать обращения к государству, чтобы не потерять самостоятельность. По-видимому, этот банк имеет самые высокие шансы сохранить независимость.

Большие хлопоты

Нацеленное на дерегуляцию и приватизацию британское правительство, даже лейбористский кабинет Гордона Брауна не были готовы к такому повороту событий. Поначалу на Даунинг-стрит, где расположены и резиденция премьер-министра, и министерство финансов, вообще не понимали, что делать с неожиданно оказавшимися в руках у правительства контрольными пакетами ведущих банков.

В ноябре 2008 года власти решили создать новую организацию – United Kingdom Financial Investments (UKFI). Ее главой стал Джон Кингмен, который ранее был одним из высокопоставленных сотрудников министерства. Под его началом работает всего десяток человек, но UKFI управляет государственными пакетами акций в RBS и в Lloyds. Если Еврокомиссия решит, что это не противоречит антимонопольным правилам, то под управление команды Кингмена вскоре перейдут и госпакеты в Northern Rock и Bradford & Bingley.

Новая организация была создана, чтобы служить буфером между министерством и самими банками. Она должна быть и близка к центрам принятия решений в правительстве, и следить за тем, чтобы национализированные банки работали с прибылью для акционеров, коими неожиданно для себя оказались налогоплательщики.

Другие страны, решившиеся на частичную национализацию своих банков (США, Швейцария, Германия, Исландия), аналогичных структур пока не создали. То, что в Лондоне управлением госпакетом занялись первыми, вселяет в правительство оптимизм насчет того, что национализация носит временный характер. Так, одной из важнейших задач UKFI станет сохранение позиций миноритарных инвесторов в частично национализированных банках, что значительно облегчит долгосрочную задачу организации – приватизацию банков в будущем, чтобы вернуть налогоплательщикам хотя бы часть средств, потраченных на спасение банковской системы страны.

Впрочем, пока UKFI приходится заниматься «тушением пожара». В частности, она пытается договориться с банками не выплачивать бонусы сотрудникам по результатам катастрофического прошлого года, по крайней мере в виде наличных. Наконец, она должна заставить банки расширять кредитование малого бизнеса и домохозяйств. Премьер-министр Гордон Браун в качестве условий получения госгарантий потребовал и от RBS, и от Lloyds кредитования подобных заемщиков на десятки миллиардов долларов в год.

Правда, весьма вероятно, что UKFI будет вынуждена решать тактические задачи довольно долго. «Восстановления рынков капитала никто не ждет до 2011–2012 годов, следовательно, не стоит ожидать, что RBS или Lloyds снова станут частными уже в будущем году. На это могут уйти годы, особенно если список национализированных банков будет расти, – рассуждает в интервью “Эксперту” экономист консалтинговой компании Capital Economics Пол Эшуорт. – Тут возникает вопрос, какие факторы будут определять приоритеты в работе UKFI – снижение рисков и нормы прибыли банков или же максимизация прибыли в интересах налогоплательщиков».

Лондон

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?