Газовый пинг-понг

Проблема утилизации попутного газа, выделяемого при разработке месторождений, поднимается давно. Но в условиях мирового кризиса решить ее вряд ли удастся

Газовый пинг-понг

В середине марта глава Минэнерго Сауат Мынбаев пожаловался на то, что в Казахстане нет газа для реализации проектов с его использованием. И это при том, что особенностью наших нефтяных и нефтегазоконденсатных месторождений является высокий газовый фактор: в зависимости от района добычи на одну тонну извлеченной нефти приходится от 25 до 1000 куб. м попутного нефтяного газа (ПНГ). Традиционно большую часть его попросту сжигали. В лучшем случае – закачивали в пласт. При валовой добыче «голубого топлива» в объеме 33,5 млрд куб. м за прошлый год (рост на 13,1%) объем выработки товарного газа составил 16,1 млрд куб. м. По официальной информации в 2008 году было сожжено 1,8 млрд куб. м газа (в 2007-м – 2,4 млрд куб. м). Однако, по-видимому, этот объем в действительности значительно выше. По данным космического мониторинга США, в 2006 году в Казахстане сожгли 5,8 млрд куб. м газа, и сомнительно, чтобы эти объемы сократились втрое.

Эти сомнения подтверждает и информация председателя комитета экологического регулирования и контроля Министерства охраны окружающей среды Мурата Рахимбергенова. По его данным, на сегодняшний день в Казахстане «из 46 нефтяных компаний сжигание газа на факелах производят 30, из них 25 – в Западном регионе и пять – на юге страны». Более того, «сравнительная динамика по сжиганию газа за последние три года говорит о ежегодном увеличении объемов сжигания газа. Так, нефтяными компаниями в 2006 году было сожжено на факелах 5,3 миллиарда кубических метров нефтяного газа, в 2007-м – 6,5 миллиарда кубических метров и в 2008-м – 6,9 миллиарда кубических метров».

Безусловно, Казахстан не единственная страна, в которой «утилизация» ПНГ происходит таким варварским способом. Каждый год во многих нефтедобывающих странах мира при разработке нефтяных месторождений сжигаются и выбрасываются в атмосферу значительные количества попутного газа. По заказу Всемирного банка были проведены спутниковые съемки, которые показали, что в списке 20 стран, сжигающих больше всего газа, лидирует Россия. За ней следуют Нигерия, Иран, Ирак и Казахстан. Однако ПНГ (представляющий собой смесь газов и парообразных углеводородов) является ценнейшим сырьем для нефтехимии. И по мере увеличения добычи «черного золота» проблема утилизации попутного газа становится все актуальнее. Неудивительно, что развитые страны делают ставку на рациональное использование ПНГ и некоторые, например Норвегия, добились практически 100-процентной утилизации попутного газа.

Резиновые сроки

Утверждать, что государство не занимается проблемой утилизации ПНГ, нельзя. Однако нефтекомпании, как в пинг-понге, умело отбивают законодательные инициативы правительства, и сроки ввода моратория на сжигание газа постоянно отодвигаются. Так, в конце 2004 года в законодательство о недропользовании были внесены поправки, предусматривающие запрет на сжигание газа в факелах на казахстанских месторождениях с 1 января 2005 года. Но вскоре срок был перенесен на 1 июля 2006-го. И эта дата не стала окончательной. Затем в правительстве надеялись довести утилизацию попутного газа при добыче углеводородов до 100% в 2007 году. В противном случае нарушителям грозили штрафами или расторжением ранее заключенных контрактов на недропользование. Но… закончились и 2007-й, и 2008 год, а ситуация с соблюдением экологических требований мало изменилась. Более того, аварийные ситуации, при которых предусмотрено сжигание газа на факелах, стали обыденным явлением. Новой датой, когда нефтедобывающим компаниям не будут выдаваться разрешения на природопользование, если те не исполнят обязательств по утилизации попутного газа, стал 2011 год.

Безусловно, государство все это время не бездействовало. Оно проверяло и штрафовало компании за сверхнормативное сжигание нефтяного газа. За прошлый год с Karachaganak Petroleum Operating взыскали 1,8 млрд тенге, с «Тенгизшевройл» – более миллиона тенге, с «Казгермунай» – восемь миллиардов тенге. По убеждению чиновников, эти меры должны экономически стимулировать природопользователей к строгому выполнению принятых программ утилизации газа.

По словам председателя комитета экологического регулирования и контроля Министерства охраны окружающей среды Мурата Рахимбергенова, в прошлом году 43 крупнейших предприятия страны, ответственные за 80% выбросов, потратили 123 млрд тенге на их сокращение. Суммы, конечно, значительные, но ущерб от этого процесса главой комитета экологического регулирования и контроля оценивается более чем в три миллиарда долларов в год.

Закон принимать – не руками махать

Невыполнимость требований правительства специалистам была очевидна с самого начала. Запрет на сжигание ПНГ вводился без учета существующей практики в нефтегазодобывающей промышленности страны, где факельное сжигание попутного газа было частью технологического процесса и происходило фактически на всех месторождениях. И это понятно. Эффективная утилизация ПНГ – выработка электроэнергии, переработка – капиталоемки. Ведь для них необходимы сети внутренних газопроводов, установки по подготовке газа (попутные газы нередко включают вредные примеси, такие как сероводород и меркаптаны), компрессорные станции… Затраты на них могут удвоить стоимость обустройства месторождения. Для малых компаний проекты утилизации оказываются просто нерентабельными. Кроме того, геологические характеристики некоторых нефтяных месторождений не позволяют реализовать проекты по утилизации попутного газа из-за его слабого притока. Все это выдвигает определенные условия при выборе схемы подготовки газов для их использования.

Неудивительно, что жесткие требования закона привели лишь к резкому падению темпов роста нефтедобычи, но решить проблему утилизации ПНГ в одночасье не удалось. Опыт других стран показывает, что на создание законодательной базы, разработку новых технологий и привлечение миллионов долларов для их внедрения требуется не один год. Правительству пришлось, смягчив требования, обязать компании разработать программы по утилизации газа с указанием сроков их реализации.

Решение проблемы

Крупные компании все же пытаются решить проблему. К примеру, «Тенгизшевройл» и «CNPC-Актобемунайгаз» строят газоперерабатывающие комплексы. Первая планирует расширение мощности Тенгизского ГПЗ, вторая – ведет работы по строительству третьего Жанажолского ГПЗ. Компания PetroKazakhstan реализовала ряд проектов по утилизации природного газа, один из них был направлен на обеспечение Кызылординского региона природным газом.

Однако в основе программ по утилизации газа крупных компаний («Тенгизшевройл», Karachaganak Petroleum Operating, PetroKazakhstan) лежит закачка попутного газа с месторождений в пласты. Обратная закачка сырого газа позволяет не только увеличить нефтеотдачу пластов и улучшить экологию, но сохраняет его для будущего возможного использования. Таким образом, данная технология (требующая использования дорогостоящего оборудования для компрессирования), по сути, является не утилизацией газа, а его консервацией.

Следует отметить, что, несмотря на реализуемые и планируемые компаниями программы по утилизации газа, объемы добычи газа на месторождениях превышают текущие возможности его утилизации. Как показывает практика, нефтяные компании не торопятся выполнять требования правительства и по различным причинам отодвигают сроки исполнения взятых на себя обязательств. В качестве основных причин называются неправильно принятые технологические решения по утилизации газа, затянувшаяся поставка соответствующего оборудования. Теперь очередным и очень весомым аргументом компаний может стать глобальный экономический кризис, резко затруднивший финансирование многих инвестпроектов.

Мировой опыт стимулирования использования ПНГ сводится к штрафам за его сжигание, ограничению прав на нефтедобычу, прямому участию государства в проектах по переработке попутного газа, предоставлению налоговых и таможенных преференций предприятиям, реализующим проекты по его рациональному использованию. Однако в Казахстане из всех этих мер власти предпочитают использовать только две первые. А ведь утилизация попутного газа – это внутренняя экономическая проблема всей страны, а не отдельных нефтедобывающих компаний, и потому решить ее лишь усилением административного давления невозможно.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики