Соломинка для верблюда

В условиях глобальной экономической рецессии последствия очередного энергетического кризиса могут оказаться фатальными для Таджикистана

Соломинка для верблюда

«Таджикистан замерзает», «Таджикистан во мгле», «Таджикистан: Новый год, новый энергокризис»... Время публикаций можно расставить произвольно – последние несколько лет в осенне-зимний период новостные заголовки из этой части бывшего СССР не отличаются особым разнообразием. Нынешней зимой правительство Таджикистана было вынуждено вновь вернуться к непопулярным мерам по массовому энергосбережению – веерным отключениям. В Душанбе электричество подавалось на 12–15 часов в сутки, в то время как в регионах жители сидели без света в среднем по 20 часов.

Но энергокризис 2009 года может оказаться фатальным для экономики страны. По своим последствиям он будет не так жесток, как предыдущий, когда от холодов гибли люди, а ущерб, нанесенный экономике, составил почти миллиард долларов. Проблема в другом: этот локальный кризис совпал с потрясениями на глобальном рынке. Падают цены на алюминий, а это главная статья экспорта республики. Возвращаются домой трудовые мигранты, обеспечивавшие стабильный приток валюты в экономику. «Слабое государство с некомпетентным руководством», как охарактеризовала Таджикистан International Crisis Group, может и не выдержать «соломинки» многочасовых веерных отключений.

Люди и природа

Таджикистан находится в состоянии хронического энергодефицита. Разница в производстве и потреблении покрывается за счет импорта. Осенью 2007 года Душанбе заключил четырехлетнее соглашение с Ашхабадом, согласно которому каждый год в осенне-зимний сезон последний обязался поставлять 1,2 млрд кВт.ч. Эта схема исправно работала до 1 января 2009 года, когда Туркмения «внезапно» прекратила экспорт электроэнергии. Как заявила туркменская сторона, из-за отсутствия контракта между Ташкентом и Душанбе на транзит электроэнергии в 2009 году. Одновременно Узбекистан прекратил транзит электроэнергии из Туркмении в Таджикистан с 1 января по 27 февраля 2009 года. При этом узбеки сослались на проведение ремонтных работ на двух ЛЭП на подстанции Каракуль.

Помимо трений с соседями ситуацию в энергоотрасли осложняют и внутренние конфликты между хозяйствующими субъектами Таджикистана. Так, руководство ОАО «Сангтудинская ГЭС-1» грозит подать в суд на государственный энергохолдинг «Барки точик», который задолжал электростанции за полученную электроэнергию, выработанную тремя агрегатами гидроузла. Недостаток финансовых средств вынуждает руководство ГЭС, которая является совместным таджикско-российским предприятием с проектной мощностью в 670 МВт, отложить на неопределенный срок запуск последнего, четвертого, агрегата. Первоначально запуск планировался на 25 февраля.

Еще одним «виновником» текущего энергокризиса (собственно, как и предыдущих) стала природа. Маловодный цикл, начавшийся несколько лет назад и характеризующийся заметным снижением количества атмосферных осадков и объемов водного стока, привел к недостаточному накоплению воды в резервуарах таджикских ГЭС, прежде всего Нурекской, на которой вырабатывается две трети всей производимой в республике электроэнергии.

Теплая зима 2008–2009 года смягчила последствия веерных отключений для населения республики. Основной удар пришелся на промышленное производство. На крупнейшем в Центральной Азии Таджикском алюминиевом заводе, по сообщениям его пресс-службы, за последние несколько месяцев производство сократилось на 30%. Отчасти это вызвано падением спроса на продукцию завода на мировых рынках, но не последнюю роль сыграло и снижение лимита ежедневного потребления электроэнергии до 15 млн кВт.ч (при потребности как минимум в три раза больше). В Согдийской области, на севере Таджикистана, с января не работает большинство предприятий, в том числе Кайраккумский ковровый комбинат и Адрасманский горно-обогатительный комбинат.

Проблемы Таджикистана ударили и по соседям – страна входит в объединенную энергосистему (ОЭС) Центральной Азии. К концу февраля несанкционированные заборы электроэнергии таджикскими потребителями из общей системы достигли такого объема, что Казахстан был вынужден выйти из параллельной работы с ОЭС Центральной Азии.

Кроме того, работа таджикских ГЭС в режиме выработки электроэнергии, а не накопления водного стока, ставит под угрозу аграрный сектор стран, лежащих ниже по течению, прежде всего Узбекистана.

Да будет свет

В долгосрочной перспективе правительство Таджикистана видит выход из затянувшегося кризиса отрасли в завершении строительства ряда крупных электростанций. На решение этих проблем может уйти до пяти лет. В качестве первоочередной задачи, как заявил президент Эмомали Рахмон, ставка сделана на форсированное строительство Рогунской ГЭС проектной мощностью в 3600 МВт (на 600 МВт мощнее крупнейшей в регионе Нурекской ГЭС). Как считают в Министерстве энергетики и промышленности Республики Таджикистан (МЭиП РТ), с вводом ее в строй возможно полное освоение водно-энергетического потенциала всей реки Вахш, а также зарегулирование стока реки Амударьи. Технический проект станции был утвержден Госстроем СССР в 1974 году, подготовительные работы начались в 1976-м. В 2004–2007 годах интерес к финансированию строительства проявляла Россия, но в 2008-м Таджикистан, не достигнув с Россией соглашения по размеру доли собственности в ГЭС, взялся за возведение электростанций самостоятельно.

По планам МЭиП РТ, Рогунская ГЭС будет строиться и вводиться в действие поэтапно – при этом прибыль от реализации электроэнергии будет служить частью источников инвестиций для продолжения и завершения строительства. По расчетам специалистов министерства, всего на завершение работ требуется 2,2 млрд долларов. В 2009 году из госбюджета на строительство было выделено 200 млн долларов.

По словам главного специалиста управления исследования проблем отраслевого развития Центра стратегических исследований при президенте РТ Назиры Рустамовой, возможна диверсификация производства электроэнергии при акценте на внутренние ресурсы. Так, не на полную мощность используются возможности двух крупнейших в республике ТЭЦ – Душанбинской (установленная мощность 200 тыс. кВт) и Яванской ТЭЦ (180 тыс. кВт). Государство планирует активное привлечение иностранных инвесторов в малую энергетику: к 2025 году в республике планируется построить 61 малую ГЭС. Модернизация сетей и подстанций, по мнению г-жи Рустамовой, также является одним из путей по оздоровлению отрасли.

С миру по нитке

Как заявила г-жа Рустамова: «Пока мы строим Рогун своими силами, но двери оставляем открытыми для всех желающих нам помочь. Условия, которые мы предлагаем инвесторам, далеко не драконовские». О своем возможном участии в строительстве Рогунской ГЭС неожиданно для всех в феврале заявил Узбекистан, чье руководство до этого последовательно выступало против проекта.

Сегодня основными иностранными инвесторами в гидроэнергетику Таджикистана являются Россия (она практически достроила Сангтудинскую ГЭС-1 проектной мощностью 670 МВт) и Иран, строящий Сангтудинскую ГЭС-2 (220 МВт). Заинтересованность проявляют и арабские инвесторы. Но председатель Национальной ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимов ожидает, что в ближайшие пять лет пальму первенства может взять китайский бизнес. Сейчас он завершает проект дорожной инфраструктуры, после чего перейдет к гидроэнергетическим проектам.

В конце февраля спецпредставитель Евросоюза по странам Центральной Азии Пьер Морель заявил, что финансовые институты Евросоюза готовы финансировать хорошие проекты в сфере гидроэнергетики в Кыргызстане и Таджикистане. По словам президента Эмомали Рахмона, общий объем помощи ЕС Таджикистану составит более 100 млн евро, из них 34 млн выделено ЕС для смягчения последствий кризиса, а 50 млн выделит Европейский банк реконструкции и развития для кредитования банков Таджикистана.

Время – ждет?

Есть ли у Таджикистана время на реализацию своих проектов? С одной стороны, сегодня страна оказалась одним из ключевых элементов нового подхода Запада к решению афганской проблемы. Этот подход подразумевает увеличение экономической помощи афганскому народу, часть которой будет поставляться наземным путем через территорию Таджикистана. Электрификация, по убеждению таджикских политиков, поможет создать условия для стабильного развития в Афганистане сельского хозяйства, промышленности. Во время своей февральской поездки в Брюссель Эмомали Рахмон заявил: «Таджикистан обладает огромными гидроэнергетическими ресурсами, использование которых способствует обеспечению стабильного роста не только в Центральной Азии, но и в Афганистане и странах Южной Азии».

С другой стороны, сегодня, по мнению экспертов International Crisis Group, существует реальная угроза экономической и государственной стабильности самого Таджикистана. Прежде всего это мировой экономический кризис. Снижение мировых цен на алюминий, на который в первую половину 2008 года приходилось три четверти таджикского экспорта, уже стоило государственной казне, по некоторым оценкам, около 100 млн долларов (для сравнения, в 2008 году валютные резервы Центробанка Таджикистана составляли порядка 200 млн долларов). В целом в декабре 2008 года объемы таджикского экспорта снизились по сравнению с предыдущим месяцем на 44%. Но гораздо более сильную угрозу представляет собой ситуация с трудовой миграцией. Сегодня за рубежами республики трудится 0,8 – 1,5 млн таджиков. Подавляющее большинство (85%, по данным International Crisis Group) – в России. По оценке МВФ, в 2008 году таджикские трудовые мигранты перевели на родину около 2,3 млрд долларов, что составляет 40% ВВП республики. Реальные цифры на 20–25% выше, так как МВФ учитывает только официальные банковские денежные переводы. По оценке ICG, заработки мигрантов покрывают базовые нужды от 40 до 60% населения Таджикистана. В 2009 году поток переводов таджикских мигрантов на родину сократится на 30% из-за того, что Россия резко ограничивает приток мигрантов и гастарбайтеры едут на родину.

Как считает ведущий специалист International Crisis Group по Центральной Азии Пол Куинн-Джадж: «Нынешний год, а также следующие годы выглядят для Таджикистана мрачно. Как минимум его правительство столкнется с серьезными экономическими проблемами, а страшно бедному населению этой страны грозят еще большие лишения. В худшем случае государству будут угрожать волнения в обществе».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?