Помощь по-черному

В Казахстане отсутствуют механизмы, способствующие развитию института благотворительности

Помощь по-черному

Недавно наш журнал рассказывал о трудностях, с которыми пришлось столкнуться организаторам благотворительного концерта Вячеслава Бутусова в Алматы (см. «Трудно быть благотворителем», «Эксперт Казахстан», № 8 от 2 марта 2009 года). Проблемы благотворительности в нашей стране носят системный характер. По мнению консультанта Международного центра некоммерческого права Всеволода Овчаренко, прежде всего это недружественный к благотворителям налоговый режим, вынуждающий потенциальных меценатов воздерживаться от пожертвований, а если уж проводить их, так «черным налом». Развитию негосударственных институтов социальной поддержки мешает клановость. «Люди занимаются благотворительностью в рамках узкого круга людей, близких друзей и родственников. Это взаимопомощь по кругу – сегодня я помогу нуждающемуся родственнику, а завтра, когда я буду нуждаться, кто-нибудь из родственного круга поможет мне», – отмечает эксперт. Да и с самим понятием «благотворительность» не все ладно: «Например, благотворительность часто отождествляют с благотворительной деятельностью, хотя это разные понятия. Благотворительность – это когда кто-то жертвует, отдает свое имущество в пользу неимущего. А благотворительная деятельность осуществляется как раз за счет этих средств», – поясняет Всеволод. И с законодательной базой тоже не все в порядке. Впрочем, по мнению эксперта, в отдельном законе нужды нет – зато есть острая потребность в развитой системе социального посредничества.

Заинтересовать, а не мешать

– Всеволод, нужен ли вообще отдельный закон о благотворительности?

– В цивилизованных странах отдельных законов о благотворительности нет. Нельзя сказать, что благотворительность в Казахстане не стимулируется и не регулируется законодательно. Это делается посредством закона об общественных организациях, а также налогового, уголовного и административного кодексов. Но эти законы работают недостаточно эффективно.

Сама по себе благотворительность не нуждается в нормировании. Особенно если это касается физических лиц: зачем лезть в отношения собственников? У меня есть деньги, и кому я хочу их отдать – мое личное дело.

Человечеством выработана схема социального посредничества, когда социальные услуги оказываются общественными организациями. А государство предоставляет социальным подрядчикам и их финансовым донорам (благотворителям) определенные (прежде всего налоговые) стимулы и преференции и присматривает затем, чтобы они были использованы по целевому назначению, а не в интересах личного обогащения каких-либо лиц. Если ты смог украсть в магазине, то в цивилизованном мире считается, что тебя к этому спровоцировало отсутствие системы охраны товара в магазине. Бизнес не надо провоцировать на злоупотребления. Поэтому нужен посредник, который тоже заинтересован дорожить своим статусом освобожденного от налогов.

– Почему наши благотворители часто избегают публичности?

– Все зависит от того, кто благотворитель. Если мелкий и средний бизнес, то чаще всего деньги не проходят через бухгалтерию, а выплачиваются «черным налом». Стимул, который есть на сегодняшний день в Казахстане, – три процента от облагаемого корпоративным подоходным налогом дохода можно потратить на благотворительность, не начисляя на эти расходы налог. Если же выделяемая сумма больше указанных трех процентов, то неизбежно начисление налога. Поэтому лишь крупные корпорации с большим налогооблагаемым доходом декларируют свои расходы на благотворительность. При их доходах три процента – приличная сумма. Для малого и среднего бизнеса три процента не являются стимулом.

Другой момент. Высокий уровень коррупции в контролирующих структурах заставляет скрывать факт наличия свободных средств. С благотворителей могут требовать больше «делиться» со структурами, контролирующими бизнес.

– Как обстоят дела в развитых странах?

– Там разрешено в среднем 10–20%. Регулирует этот процесс рынок: крупные корпорации и так не потратят больше трех-пяти процентов – это уже немалые деньги. Если объем бизнеса уменьшается, то выбирается больший процент. На Западе есть специальные благотворительные организации, которые получают большой объем льгот. В развитых странах от налогов освобождаются общественные организации и их финансовые доноры и бенефициары (то есть представители социально уязвимых групп, получающие помощь от таких организаций). Под контролем подразумевается строгая отчетность. Во Франции, например, некоторые фонды получают очень широкие налоговые льготы, вплоть до того, что могут вкладываться в ценные бумаги и не платить с них налог. Но их всего около сотни. Чтобы войти в их число, нужно иметь начальный капитал порядка миллиона евро. За ними присматривает специальный государственный совет. Если фонд захотел налоговых преференций – он заявляет об этом, получает документы и налоговые послабления, а вслед за этим и контроль. И если нарушения выявляются, его заставляют платить налоги. Если нарушения происходят многократно, то могут лишить специального налогового статуса (то есть дополнительных налоговых льгот). Но никто не будет запрещать или приостанавливать деятельность такого фонда и уж тем более его ликвидировать. А в Казахстане могут.

Де-факто и де-юре

 – У нас обычно против увеличения необлагаемых налогом процентов на благотворительность выдвигают аргумент, что начнется отмывание денег…

– Приходится часто слышать подобные высказывания. И обычно я прошу рассказать хотя бы про одну схему такого отмывания. Отмывание есть легализация незаконно полученных доходов, например, от проституции, торговли оружием и наркотиками, либо от неуплаты налогов или расхищения казенных средств. При чем тут благотворительные пожертвования? Пусть приведут пример, как можно отмыть или украсть средства за счет благотворительности? В нашей стране и так много возможностей делать это через ТОО. Всякий по себе судит. Давайте проверим тогда тех, кто об этом кричит. Почему они так уверены? Я про авторов этих сентенций. Причина таких разговоров – унаследованная из СССР боязнь общественных организаций и переоценка их возможностей влиять на борьбу за власть в стране.

– Можно ли говорить о политике государства в отношении благотворительности?

– Она должна быть сформулирована: в какой степени государство, принимая на себя социальные обязательства, заинтересовано в том, чтобы в реализации соцпрограмм принимали участие еще какие-то игроки? Речь идет о концепции, это может быть указ президента, постановление правительства или парламента. Нужен в большей степени декларативный документ, на который можно было бы опираться при улучшении законодательства.

Хотя где-то политика сформулирована де-факто через некоторые законы. И сегодня она гласит, что помощь государственным социальным учреждениям от частного бизнеса не приветствуется. Благотворительность не запрещают, но и не стимулируют. Если помогаешь госучреждениям, больницам – то ставка составляет 20% корпоративного налога и 12% НДС. Например, один крупный банк купил больнице оборудование для переливания крови. На миллион долларов завезли оборудования и 470 тысяч заплатили в виде налогов. Вот вам и благотворительность в Казахстане. Государство не хочет, чтобы бизнес вкладывал деньги в госучреждения потому, что считает, что это может вызвать рост коррупции.

– Социальные и культурные проблемы в стране остаются нерешенными и еще больше усиливаются в кризисной ситуации. Стоит ли сейчас задумываться над созданием условий для благотворительности?

У государства есть выбор: либо оно оставляет определенные сектора социальной и культурной сферы на произвол судьбы, уходя или сокращая бюджетное финансирование, либо предпринимает какие-то меры, улучшая стимулы по привлечению в эти сферы средств частных лиц – то есть благотворительность – и предпринимая какие-то практические меры в этом направлении. Устанавливая стимулы для благотворительности, государство как бы говорит бизнесу: «Если вы дадите деньги, например, на культуру или на поддержку социально уязвимых слоев населения, тогда это будет признано расходами». И уже не в размере трех процентов, а, к примеру, десяти. Это и называется стимулом. Надо понять, что для бизнеса благотворительность – не подарок, он потратит свои деньги, недополучит прибыли. Но есть вероятность того, что бизнес сам придет туда, куда ему государство мягко и деликатно укажет. Государство говорит: если вы потратите на... тогда… Это и есть сила стимула. А дальше уже решает сам бизнес. Заплатить ли ему налог и забрать прибыль или проявить себя патриотом и потратить часть заработанных средств на какие-то социально значимые цели.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности