Ритуальные танцы на костях экономики

Встречи G-20 вряд ли изменят течение кризиса, но поддержат в участниках чувство принадлежности к единой экономической системе

Ритуальные танцы на костях экономики

Важнейшим элементом современной мировой системы являются международные форумы. Наиболее известные среди них имеют глобальный формат – «Большая восьмерка», «группа двадцати», Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Всемирная торговая организация (ВТО). Региональных форумов намного больше. Казахстан является членом сразу нескольких таких структур, среди которых важнейшей на сегодняшний день является совместный с Россией и Белоруссией проект Таможенного союза. Самой ненужной в глазах наблюдателей является СНГ, которое демонстрирует в равной степени удивительные неэффективность и жизнеспособность. Мы не входим в АТЭС, ВТО, G-8 или G-20, но в них происходит то же самое, что и в Содружестве – принятые решения не выполняются, поставленные задачи не решаются, но на встречи участники собираются не просто регулярно, но и с непонятным для непосвященных энтузиазмом.

При всей кажущейся бесполезности проходящие в разных точках мира саммиты выполняют важную функцию – поддерживают целостность структуры. А принимаемые на них документы – разнообразные «дорожные карты», «планы действий», декларации и коммюнике – призваны не решать проблемы, а обозначать общий подход к ним, то есть подтвердить единство элементов, из которых эта структура состоит.

Даже если участники этих встреч и не достигают желаемого соглашения, что нередко случается, они все же демонстрируют взаимное понимание, а это свидетельствует о наличии у них неких общих ценностей. Следовательно, внушает оптимизм и веру в ненапрасность подобных встреч.

«Мы, министры и банкиры»

Встреча министров финансов и глав центробанков «группы двадцати», прошедшая недавно в английском Хоршеме, не выявила явных разногласий в отношении повестки дня апрельского саммита G-20. Поскольку в двадцатку входят страны со всех частей света, можно предположить, что существует некое подобие глобального консенсуса относительно международной экономической и финансовой системы, ее проблем и путей их решения.

Итоги министерской встречи были оформлены в виде коммюнике из восьми пунктов. Первые пять объединены под заголовком «Восстановление глобального роста» и содержат разного рода декларации и рекомендации, относящиеся к стимулирующим действиям национальных правительств. Под заголовком «Укрепление финансовой системы» (пункты 6–8) собраны предложения из области регулирующих мер. В целом счет получился 5:3 в пользу стимуляции. Однако шестой пункт состоит из четырех подпунктов, то есть регулирующих предложений было на самом деле больше. Зато стимулирующие меры активнее пропагандируются. Можно считать, что их пропаганда сама по себе оказывает стимулирующее воздействие на экономику. Кроме того, неустанно декларируется приверженность свободной торговле, свободной конкуренции, открытым рынкам – всему тому, что на глазах исчезает из экономической жизни.

В первом пункте коммюнике, который служит как бы камертоном для всего текста, декларация приверженности рыночным свободам приобретает болезненно ностальгическую форму. Она похожа на клятву солдат, отступающих под натиском вражеских сил, – вернуться и отомстить. Выражается решимость бороться со всеми формами протекционизма и поддерживать открытую торговлю и инвестиции, а также готовность на любые действия ради восстановления экономического роста. Поскольку сегодня борьба с протекционизмом означает для большей части правительств борьбу с самим собой, то, возможно, наилучшим действием для многих было бы харакири. Политическое, конечно, то есть уход в отставку.

Те меры, которые плохо согласовывались с заявлениями о свободе, были вообще вынесены за рамки коммюнике и оформлены в виде приложения под названием «Восстановить кредитование: основа для финансовой коррекции и оживления». Речь там идет о государственном контроле над банковской системой, который стыдливо маскируют словами о вхождении государства в капитал банков. Казахстанцам и подобные вхождения в капитал, и сопровождающая их риторика хорошо знакомы, вплоть до финального пункта о том, что господдержка (еще один эвфемизм для госконтроля) должна быть временной, а еще при входе в капитал надо иметь хорошо продуманный план выхода из него.

Страсть к управлению

Хотя все обсуждают финансовую систему как нечто единое и универсальное, в реальности систем несколько. Одна из них – евразийская – включает Россию и Казахстан. И взгляды этих стран на нынешний кризис, его причины и пути решения настолько же близки между собой, насколько расходятся с теми, которые высказываются в Вашингтоне или Брюсселе.

Как уже отмечал наш журнал, позиции России и Казахстана, различаясь в деталях, пусть и очень важных, совпадают в главном – неприятии существующей международной валютно-финансовой системы (см. «Антидолларовая революция», «Эксперт Казахстан» № 9 от 9 марта 2009 года). Нурсултан Назарбаев в своей статье «Ключи от кризиса», опубликованной 2 февраля в «Российской газете», заявил: «С середины прошлого века наш мир изменился радикально, и темпы этих перемен нарастают с каждым днем. Не меняется только суть механизма генерации и обращения валюты, используемой в качестве мировой, его темпы обновления отстают от темпов изменения мира катастрофически. То есть система мировой валюты явно устарела давно и безвозвратно, что и подтверждает глобальный мировой кризис».

После встречи в Хоршеме министров финансов и глав центробанков «Большой двадцатки» на сайте президента России появился документ, озаглавленный «Предложения России к Лондонскому саммиту G-20». Поскольку Россия на встрече в Лондоне будет представлять интересы своих союзников и партнеров по Таможенному союзу, эти предложения до известной степени являются и казахстанскими. Они, как и министерская декларация, содержат восемь пунктов, но на этом совпадения двух документов, пожалуй, заканчиваются. Россия предлагает не усиление, укрепление или возрождение, а реформирование мировой финансовой системы.

Первое направление реформ – «повышение легитимности и результативности международных институтов регулирования на новой конвенциальной основе в целях обеспечения совместности и совместимости экономических стратегий отдельных государств». Это фактически требование распространить принцип многополярности на мировую финансовую систему. Второе – «укрепление устойчивости мировой финансовой системы путем развития диверсифицированной системы резервных валют и финансовых центров». Эта идея в развернутом виде изложена в статье Нурсултана Назарбаева.

Казахстанский президент писал: «План обновления не может быть эффективным, если не предусматривает конкретных мер помощи всем ключевым политическим и социальным субъектам всех уровней по переходу наций, народов и стран от старого уклада дефектного капитализма к новому укладу транзитализма».

Строго говоря, российские предложения к саммиту не совпадают с казахстанскими предложениями о новой региональной валюте. Но семантически они близки всем программным выступлениям казахстанского президента последних лет и отражают общие подходы к экономическим и политическим процессам. Показательна в этом смысле такая фраза из предложений к саммиту: «Текущий глобальный экономический кризис свидетельствует о необходимости отказа от стандартных подходов и требует принятия коллективных, согласованных на международном уровне решений, направленных, по своей сути, на создание системы управления процессом глобализации». Ключевое слово тут – управлять. Управлять в наших краях умеют и любят – экономическим ростом и кризисом, ситуацией и статистикой, так почему бы и процессом глобализации не управлять.

Протекционизм в различных формах уже прочно вошел в практику антикризисной политики правительств по всему миру. И вряд ли после принятия декларации в Лондоне что-то изменится. Право на протекционизм косвенно признается в тексте российских предложений: «Мы поддерживаем решение Вашингтонского саммита о необходимости воздерживаться от возведения барьеров на пути мировой торговли и движения капиталов. И даже если в условиях кризиса определенное усиление протекционизма окажется неизбежным, нельзя позволить себе скатиться к изоляционизму и экономическому эгоизму».

Лондонский саммит, вероятно, изучит и примет к сведению все адресованные ему предложения – как со стороны министров финансов G-20, так и от сторонников многополярности и транзитализма. Возможно, что он даже отразит их в своей итоговой декларации, которая юридически обязательным документом не является. И свою функцию по поддержанию единства экономической системы Лондонский саммит выполнит достойно. А правительства суверенных государств, ощутив поддержку своих соратников по борьбе с кризисом, будут действовать в соответствии со взглядами своих лидеров или требованиями своих избирателей, а не обещаниями, данными на саммите.

Кстати, как уже давно отметили культурологи и антропологи, магические ритуалы у примитивных народов не ведут к успеху войны или охоты, зато придают их участникам ощущение защищенности, надежности, поддержки и спокойствия.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом