Как друг другу

Участники рынка в поисках ликвидности обращают внимание на внебиржевой рынок акций

Как друг другу

С начала 2009 года увеличилось число компаний, которые включили свои акции в списки Казахстанской фондовой биржи: пять выпусков против одного за соответствующий период 2008 года. Цифры, конечно, смешные, но робкий тренд все же проглядывается – компании опять пошли на биржу. Хотя рынок акций сейчас закрыт для инвесторов ввиду риска дальнейшего ухудшения рыночной конъюнктуры, и привлечь деньги с открытого размещения практически невозможно. С другой стороны, эмитенты нуждаются в оперативном фондировании, и если разместить бумаги «среди своих», то можно запросто закрыть разрыв в текущих платежах.

Последняя надежда

Финансовый кризис урезал источники финансирования. Банковское кредитование доступно сегодня не каждому, а кто имеет возможность взять ссуду, вынужден нести большие издержки по ее обслуживанию. Притом что средняя банковская ставка для хороших заемщиков застыла на уровне 18–20% годовых. Кредитуясь под такую ставку, компания должна иметь инвестиционный проект, приносящий подобную доходность и выше, найти который при нынешнем спаде роста экономики практически нереально.

Закрыт для компаний и рынок репо, хотя еще недавно на нем можно было перехватить деньги на пару-тройку месяцев. Из-за усиления требований к качеству инвестиционного портфеля негосударственных пенсионных фондов (основных операторов рынка репо) обороты рынка упали, а прошлогодние дефолты окончательно заставили эмитентов повременить с использованием его в качестве источника средств.

Занять деньги сейчас можно на рынке облигаций. Инвесторы готовы давать деньги на долгий срок, но только качественным эмитентам, которых в кризис разыскать сложно. Как следствие, инвесторы с пристрастием подходят к уровню риска своего портфеля, поэтому требуют по облигациям очень высокую доходность. Несмотря на то что среднегодовой уровень инфляции составил 10,3% и последние выпуски облигаций предлагались с купоном в 11–14% годовых, реально инвесторы хотят видеть доходность по долговым бумагам не ниже 20%, что для большей части компаний опять-таки финансово неприемлемо.

Кроме того, дефицит оборотных средств уже привел к тому, что восемь листинговых компаний сообщили о неспособности полностью или частично исполнить обязательства по своим облигациям. Из-за дефолтов на долговом рынке возникло недоверие между инвесторами и эмитентами. Поэтому компании обратили свой взор на проверенный инструмент – акции.

Власть на деньги не меняют

Если посмотреть на статистику, с начала года пять компаний – KazCat, Карагандинский завод асбестоцементных изделий, «Казахвзрывпром», «Астана-недвижимость» и Евразийский банк – завели в листинг шесть выпусков акций, четыре из них – привилегированные.

«Эмитенты, выпуская префы, скорее всего, преследуют несколько целей. Во-первых, привлечение более дешевого фондирования, когда эмитент не теряет контроля над компанией: мажоритарии полностью сохраняют свою финансовую устойчивость, потому что в капитал входят деньги, не удлиняются обязательства. Единственно, по префакциям обязательно выплачивать дивиденды, но де-факто этот вид финансирования становится дешевле, чем заимствование в банках второго уровня, по которому есть четкие сроки выплаты основного долга и процентов, – отмечает директор департамента управления активами компании “Тройка Диалог” Евгений Попов. – Во-вторых, префы дают акционерам возможность совершать структурные сделки. Ярким примером может служить недавняя покупка Уорреном Баффеттом привилегированных акций «Дженерал Электрик» с правом их конвертации в простые акции. При этом гарантированный дивиденд сейчас на эти бумаги порядка 20% годовых. Такие сделки интересны как для инвесторов, так и потенциальных эмитентов, которые столкнулись сегодня с проблемой ликвидности. И чтобы не потерять бизнес в целом, они готовы идти на уступки для привлечения ликвидности в компанию».

Исходя из специфики префакций – отсутствия возможности их держателей участвовать в управлении компанией (а именно желание компании влиять на текущую и долгосрочную политику является важным стимулом для портфельного инвестора) – префакции имеют меньший спрос на рынке. Поэтому их инвесторы являются особой категорией инвесторов. «Большая часть регистрируемой эмиссии предназначается для одного-двух крупных инвесторов, которые фундаментально оценят предприятие, после чего спекулянты будут отыгрывать эти новости, – полагает г-н Попов. – Скорее всего, большинство компаний, выпускающих префы, уже имеют какие-то предварительные договоренности с потенциальными крупными инвесторами, и такой путь для них оказался наиболее оптимальным».

Потребность в ресурсах, помноженная на желание сохранить контроль над бизнесом, приводит к взаимному финансированию, когда дружественные компании попросту обмениваются пакетами акций, проводя сделки на внебиржевом рынке.

Эмитенты-консерваторы

В случае увеличения акционерного капитала через новый выпуск простых акций эмитенты чаще всего пользуются законодательным правом преимущественной покупки, которая происходит вне биржи. Опять же в целях сохранения контроля над компанией. Главные проводники этой стратегии – коммерческие банки.

Если сравнивать нынешнюю и докризисную ценовую политику компаний при размещении, то можно увидеть, что при неизменности целей ценовая политика меняется в зависимости от состояния фондового рынка.

Так, в 2007 году акционеры коммерческих банков покупали акции по праву преимущественной покупки с большим дисконтом между биржевым курсом и объявленной советом директоров ценой. Тем самым контролирующие акционеры хотели капитализировать банк за счет меньших вложений. Нужный объем ресурсов собирался со всех действующих акционеров, решивших поучаствовать в выкупе, после чего миноритарии, как правило, сливали дешево купленные акции на бирже, получая прибыль за счет разницы курса, а доля мажоритариев не размывалась. К примеру, Народный банк Казахстана в январе 2007-го разместил простые акции для существующих акционеров по 200, а затем по 365 тенге на открытом рынке.

В нынешнем, 2009 году схема размещения простых акций банка была обратной, внутри акционеров акции размещались выше рынка: ценой размещения объявили 102,02 тенге, в то время как рыночная стоимость простых акций на момент объявления была значительно ниже – 75 тенге (текущая стоимость составляет 65 тенге).

Помимо Народного банка выше рынка предложили акционерам простые акции «Эксимбанк» и «Цеснабанк». Первый оценил цену размещения в тысячу тенге против рыночной цены в 950 тенге (текущая стоимость 630 тенге), а столичный банк – в тысячу тенге взамен 850 тенге (текущая стоимость 600 тенге). «Как правило, размещение по преимущественному праву проходит сейчас чуть дороже, чем рыночная стоимость. Это объясняется тем, что основной акционер стремится не размывать свой контрольный пакет и ставит цену размещения выше, чем бумага торгуется на открытом рынке. Тогда миноритарию выгоднее купить акции на бирже по более низкой стоимости, но покупать он будет акции не новые, а старые», – говорит Евгений Попов.

Внутри себя разместили акции действующие акционеры Евразийского банка, 2,8 млн штук по 1092 тенге и Карагандинский завод асбестоцементных изделий, 30 млн штук простых акций по 10,0 тенге за акцию. Все предложенные объемы были приобретены акционерами. Ввиду отсутствия листинга у простых акций Евразийского банка, сравнить рыночную и балансовую стоимость акций не представляется возможным. Зато предложение по простым акциям карагандинского завода составляет 400 тенге. Такой дисконт, скорее всего, обусловлен наличием у завода лишь одного акционера.

На открытый рынок

В этом году две компании – АО «Ульбинский металлургический завод» и АО «Карагандинский завод асбестоцементных изделий» решили разместить ценные бумаги среди широкого круга инвесторов. Если карагандинцы вышли на рынок с простыми акциями (30 млн штук), то устькаменогорцы с не очень понятными для непрофессиональных инвесторов облигациями в количестве один миллион штук. Учитывая, что бонды не листингованы и, скорее всего, не имеют права досрочного выкупа эмитентом, вероятность их перепродажи другому инвестору или же обратно эмитенту минимальна. Следовательно, инвесторы, покупая бумаги, должны рассчитывать на то, что будут держать их весь срок обращения (4 года), получая 16% годовых.

В качестве инвесторов можно предположить как юридических, так и физических лиц – тех же работников завода.

Примечательно, что под занавес 2008 года Ульбинский завод погасил пилотный выпуск бондов в количестве два миллиона штук и номиналом одна тысяча тенге. Как сообщили в компании, привлеченные средства завод планирует направить на финансирование расходов, связанных с операционной и инвестиционной деятельностью, в частности на приобретение танталового сырья. Что касается Карагандинского завода, то он разместил объем по цене 50 тенге за акцию и, скорее всего, среди аффилированных компаний.

Сегодняшняя политика большинства казахстанских компаний в выборе финансирования остается финансово негибкой и зависит от доступности тех или иных каналов ликвидности. Поэтому момент «дружественное размещение» – одна из реальных форм получения денег.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом